Проект для послепутинской элиты

13 сентября 2005 г. в пресс-центре "АиФ" состоится презентация проекта новой Конституции России, разработанного Институтом национальной стратегии (руководитель рабочей группы — М. Ремизов). Проект сочетает в себе то, что еще недавно казалось несоединимым: почти "монархические" полномочия президента и правительство парламентского большинства, восстановление федерализма и легальное закрепление прав России на территорию бывшего СССР. О том, почему и кому нужен новый Основной Закон страны, в недавнем интервью газете "Завтра" рассказывал учредитель Института национальной стратегии Станислав Белковский.

Станислав Александрович, уже несколько лет идут разговоры о том, что Кремль хочет изменить действующую Конституцию, чтобы дать возможность Владимиру Путину баллотироваться на третий срок. И вдруг возникает ваш проект. Есть ли здесь какая-либо взаимосвязь?

Администрация президента России действительно ломает голову над тем, как бы пролонгировать пребывание в Кремле Владимира Путина. Особенно хотят третьего срока самый доверенный путинский помощник Игорь Сечин и несколько близких к нему бизнесменов. Многие кремлевские чиновники видят едва ли не главный смысл своего существования в том, чтобы обосновать продление путинских полномочий. Прорабатываются варианты и с парламентской республикой, в которой незаменимый Владимир Владимирович будет премьером, и с топорной поправкой к статье нынешней Конституции о максимальном времени сидения одного дорогого россиянина в президентском кресле.

Но все эти усилия, увы, обречены на провал. Поскольку третьего срока для Путина не хочет один очень влиятельный кремлевский персонаж — сам Путин. Бремя власти оказалось для него слишком тяжелым. В глубине души он прекрасно понимает, что шапка Мономаха, наспех прилаженная на его лысеющую голову Абрамовичем и семьей Ельцина, оказалась не по Сеньке. И как только родственники экс-президента набьют карманы выручкой от продажи "Сибнефти", а сам второй президент бережно вынесет из тлеющей России крупный пакет акций "Газпрома" и 5-6 миллиардов долларов "живых" денег, пребывание в Кремле потеряет для ВВП всякий смысл. А спасать Сечина и Ко ценой собственного душевного здоровья и спокойствия Путин не будет.

Что же касается нашего проекта, разработанного группой экспертов Института национальной стратегии под руководством Михаила Ремизова, то он ориентирован, во-первых, не на нынешний Кремль, а на политическую элиту завтрашнего дня. На тех, кто сможет взять на себя ответственность за страну после ухода ельцинопутинской корпорации от власти. С принятия Конституции должен начаться процесс формирования нового государства.

Многие эксперты сегодня утверждают, что никакой новой элиты в стране нет и не предвидится, и потому нынешнее поколение политиков будет у власти вечно. И даже если Путин уйдет, на смену ему придёт человек его команды. Понадобится ли кому-нибудь тогда ваш проект Конституции?

В администрации президента уже звучат имена потенциальных "преемников": от полпреда в Южном федеральном округе Дмитрия Козака и красноярского губернатора Александра Хлопонина до спикера Совета Федерации Сергея Миронова и даже генерального прокурора Владимира Устинова. Не сомневаюсь, что любой из членов путинской команды способен устойчиво "сидеть на трубе" и успешно делить нефтяные доходы. Вот только решать подлинные проблемы страны — от депопуляции до развала армии — эти люди не смогут. Хотя бы потому, что им органически чужды национальная и социальная ответственность. И я не уверен, что в 2008 году престол, оставленный Путиным, покажется этим людям столь уж привлекательным. В конце концов, денег они все уже заработали, деньги эти на Западе, а рисковать, связывая судьбу с распадающейся, ненавидящей их Россией…

Я твердо убежден: если России суждено выжить и сохраниться в истории, нынешнее поколение правителей уйдет со сцены очень скоро, через 2-3 года. Никакое безвременье не может длиться вечно. Если же человек системы "козак", неуклонно проваливающий все, за что берется, станет президентом, то значит, наш цивилизационный проект действительно исчерпан. А это означает неизбежность самой что ни на есть банальной исторической катастрофы.

Что вы имеете в виду под новым государством, которое должно возникнуть на месте сегодняшней России?

Новое государство — это и будет Россия. А не бесформенный большой обломок Советского Союза, в котором случайно застряли застигнутые неожиданным крушением империи 150 миллионов человек. Государство, основная цель и смысл существования которого — возрождение и защита нашей уникальной цивилизации.

Нынешняя Конституция — Основной закон безвременья, он написан для страны, которой будто бы никогда не существовало в истории и, соответственно, довольно скоро не будет. Для страны — правопреемника фиктивной РСФСР (а не реальной исторической Российской Империи), которая обречена в скором времени растаять, раствориться в надгосударственных структурах, представляющих другие, якобы единственно возможные и жизнеспособные цивилизации. Вот она и растворяется — все, что мы сейчас наблюдаем, об этом свидетельствует. Правящая элита РФ живет как бы вне истории: они исповедуют не только принцип "после нас — хоть потоп", но и веру в то, что до их прихода к власти всё, чем жили страна и её народ, не имеет значения. Для политической элиты, сформировавшейся в 1990-е годы, Россия — не объект служения, а площадка, на которой делаются деньги, спасаемые от Божьего и человеческого суда уже вне, за пределами этой самой Российской Федерации.

Следующее политическое поколение должно прийти и сказать: это наша страна, мы ее построим, и у нас есть проект, как это сделать. Россия — наше историческое предприятие, а у каждого предприятия есть устав. Создание предприятия всегда начинается с принятия устава и подписания учредительного договора. По-другому не бывает.

Почему, по-вашему, новый исторический проект нельзя реализовать в условиях нынешней Конституции РФ?

Потому что эта Конституция безнациональна, она не привязана к месту, она не может отвечать целям настоящего национального строительства. В нынешнем Основном законе можно заменить слово "Россия" на "Бурунди" или "Гайана", и никакой существенной разницы не будет.

Кроме того, никакая эволюция сущности под названием "постсоветская РФ" невозможна. Нужен учредительный процесс, который приведёт к созданию государства — с одной стороны, качественно нового по отношению к ельцинопутинской переходной модели, с другой — исторически преемственной по отношению к Российской Империи и СССР. Если перекрытия дома поражены грибком, дом спасти нельзя — надо построить новый. Учредительное собрание и новая Конституция должны обозначать начало строительства.

Нынешняя Конституция подразумевает сильную президентскую власть. Такая модель власти традиционна для России. Вы же предлагаете почти парламентскую республику…

Верховная власть в России сильна своим сакральным характером и непогрешимостью. Поэтому президент не должен заниматься экономикой, вмешиваться в бизнес, месить грязь. Он должен быть символом государства, гарантом единства нации и моральным лидером. И суетиться на своем особо ответственном посту он тоже не должен. Поэтому мы и предлагаем установить срок президентских полномочий — 7 лет, не ограничивать никак количество сроков пребывания одного лица на президентском посту, но, вместе с тем, передать все вопросы социально-экономической политики правительству, формируемому Государственной Думой. В парламенте будут кипеть политические страсти, президент же должен стоять над ними, по сути, над разделением властей как таковым. Подобная позиция усиливает президента как общенационального лидера, а отнюдь не ослабляет. Президент становится почти конституционным монархом, и с точки зрения России, мы считаем, это хорошо и правильно.

В вашем проекте предполагается реабилитация федерализма. Не приведет ли это к распаду "вертикали власти", едва-едва слепленной из ельцинского хаоса Владимиром Путиным?

Я считал и считаю, что путинская "вертикаль власти" — фантом и блеф. В каждом звене этой вертикали сидит чиновник, который умеет только одно — воровать. Никакой идеи служения государству у него нет, и потому отвечать за результаты своих действий он не собирается. В этом смысле пресловутая "вертикаль" похожа на классического гаишника: когда пробка или авария — его днем с огнем не сыщешь, зато ночью, когда никакой угрозы безопасности дорожного движения нет, он стоит и занимается поборами с водителей.

Федерализм хорош тем, что он перераспределяет политическую ответственность. Да, при Ельцине губернаторы были сильны и гораздо менее зависимы от Москвы, чем сегодня. Но зато они выступали демпфером между народом и Кремлем и, таким образом, способствовали укреплению страны. Ибо сами были заинтересованы в укреплении единого государства, дававшего им немалые возможности. Федерализм полностью отвечает идеологии "цветущей сложности", без которой реализация нового российского национального проекта невозможна.

Сегодня же губернатор может воровать в прежних масштабах — если, конечно, делится со своим кремлевским куратором — но при этом он полностью безответственен. Если что, все вопросы — к Кремлю, к московскому начальству. Давайте вспомним, что было в начале года, во время протестов против монетизации льгот? Неужели Путин думает, что "шестёрки", брошенные им на раздел всевозможных финансовых потоков в регионах, смогут ответить на вызовы, которые уже стоят перед Россией?

Вы фактически предлагаете придать Православию статус государственной религии. Запад этого не поймёт…

О государственной религии в нашем проекте Конституции речи нет. Любая религиозная конфессия должна быть отделена от государства. Но мы считаем, что Русская Православная Церковь абсолютно незаменима как моральный лидер и механизм национальной мобилизации, без которой реализация нового проекта "Россия" просто невозможна. Поэтому особая роль Православия в истории и судьбе России должны быть прямо обозначены в Основном законе страны.

Ельцинская Конституция — священная корова российских либералов. Вы не думаете, что Кремль сможет объединить вокруг себя либеральные круги именно идеей защиты действующего Основного Закона?

Я согласен с либералами только в одном: передача власти от Путина к лидеру следующего поколения должна происходить в рамках нынешней Конституции. Но дальше начинается реализация нового национального проекта, и требуется учредительный процесс, оформляющий его старт.

Что же касается отношений Кремля с либералами, то я и сейчас не вижу между ними серьезных идеологических противоречий. Борьба идет за доступ к кормушке, а не за тот или иной вектор развития страны. Поскольку идеи развития как таковой ни у Путина, ни в лагере, считающемся либеральным, просто нет. Недавно один видный либеральный публицист опубликовал статью-манифест, в которой прямо сказал: бездарный подполковник Путин достался нам благою волей Провидения, и только нынешний президент защищает горстку избранных, имущих, обласканных 1990-ми годами, от быдла, именуемого русским народом. Что ж, искренность — это всегда хорошо. Смысл режима Путина передан точно. И чем скорее этот режим закончится, тем больше вероятность, что российская цивилизация все-таки не исчезнет.

Спасибо и вам, Станислав Александрович, за откровенную беседу.

Интервью опубликовано в № 35 (615) газеты "Завтра" от 31 августа 2005 г.;
http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/05/615/13.html

Комментарии:
Быстрый доступ