За цивилизованные партнерские отношения бизнеса, групп интересов, GR-сообщества с органами государственной власти

Выступление Олега Румянцева на круглом столе «Разработка нормативно-правовой базы лоббистской деятельности на территории Российской Федерации»

Стенограмма выступления О.Г. Румянцева на Круглом столе «Разработка нормативно-правовой базы лоббистской деятельности на территории Российской Федерации» в Совете Федерации

(22 марта 2017 г.)

Ассоциация специалистов по связям бизнеса и государства возникла в 2010 г. Идея создания такой Ассоциации родилась на российско-европейском Круглом столе в Париже, который проводился в День Конституции 12 декабря 2010 г. с участием депутата Национального собрания Франции Тьерри Мариани, который на днях встречался с председателем Госдумы РФ Вячеславом Володиным. В то время были модны инициативные отраслевые диалоги, мы создали инициативный диалог Россия-ЕС по проблематике лоббирования. Российская сторона, посовещавшись, выступила с идей создания профессиональной Ассоциации. Так возникла GR-Лига.

Тема споров о законе о лоббизме не нова. Я неоднократно дискутировал с Анатолием Борисовичем [Выборным] по поводу того, нужен ли нам такой закон и как вообще регулировать лоббизм. Дело очень серьезное. Ассоциация «GR-Лига» объединяет специалистов в своей сфере: это и специалисты ведущих консалтинговых фирм (Николло М, КесаревКонсалтинг, КРОС и многие другие), и корпоративные специалисты (здесь, например, присутствует Александр Павленко из «Фортума»). Мы неоднократно обсуждали вопрос законодательного регулирования лоббизма и решили, что риски создания такого закона на сегодня превышают потенциальные плюсы. В 1855 г. Л. Толстой писал по поводу сражения у Черной речки во время Крымской войны: «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним – ходить». Наше профессиональное сообщество видит свою задачу и моральную ответственность в том, чтобы уберечь нас от этих рисков. Легко создать искусственные каналы, куда направить общественные отношения, но потом это приведет к бурному росту «серого» GR и лоббизма, не говоря уже о «черном».Поэтому сегодня важно понять, что является необходимой и достаточной мерой государственного вмешательства в регулирование этой сферы.

На наш взгляд, то, что законы не прошли, – не случайность. Кстати, закон Н. Левичева был мне очень интересен, т.к. там впервые появилась норма о саморегулируемых организациях. Это был плюс этого закона. Это был социал-демократический закон, а социал-демократии близка идея саморегулирования. Но в то же время закон не избежал ряда минусов: чрезмерное регулирование отчётности, действий, вмешательства в контрактную сферу.

Почему до сих пор ни одни законопроект не прошел? На мой взгляд, мы сегодня в первую очередь должны говорить о конституционном регулировании сферы. И не лоббизма, а представления интересов. У нас есть 32-я статья, 33-я статья, 130-я статья Конституции. Это и право на участие в управлении делами государства и общества, это и право на обращение. Наше законодательство пошло именно с регулирования отдельных сторон реализации нашей Конституции, и мне кажется это очень разумным. Позиция Ларисы Игоревны Брычевой мне очень близка. Мне даже не очень приятно слово «лоббизм», потому что возникает ассоциация, что наше место «в лобби», в каком-то месте с пыльными диванами и креслами, куда «решала» вызывает стейкхолдера или человека, принимающего решения, и начинает «решать». Я считаю, что наше место в общественных и экспертных советах, рабочих группах, залах заседаний, кабинетах у должностных лиц, т.к. мы представляем интересы.

Когда мы начинали антипиратскую кампанию, нас постоянно спрашивали: «Кого вы представляете, так рьяно продвигая антипиратские инициативы?» Мы отвечали: «Газпром. Крупнейший российский холдинг, который заинтересован в том, чтобы не воровали объекты авторского права и смежных прав в телекоммуникационных сетях». Этим самым многое снималось. То, что мы представляем интересы, и учет этих интересов, представляет, в том числе и государственный интерес. Он заключается в том, чтобы минимизировать риски, выслушать экспертное мнение, выслушать профессиональное мнение, ведь бизнес производит добавленную стоимость и рабочие места. Это очень важно, т.к. это основа для движения вперед. Главная задача представителя интересов и должностного лица, занимающего государственную должность, – совместить, найти компромисс между общественным интересом и частным корпоративным интересом, чтобы оба интереса в итоге оказались в выигрыше. Вот что значит деятельность по «представлению интересов».

Я не думаю, что этому поможет закон, в котором каналы нашей общественно-значимой деятельности будут четко указаны. Минимальная и необходимая мера – принятие профессионального стандарта, который утверждается Минтрудом. С первого января 2017 г. действует общероссийский классификатор продукции по видам экономической деятельности ОКПД-2, в котором выделены услуги по связям с общественностью и информацией. Но в нем нет нашей деятельности по связям с государственными и муниципальными органами.Международной организацией труда подразумевается, «связи с общественностью» означают тоже самое, что и «связи с правительством». Но PR любит шум, GR любит тишину; PR любит целевые аудитории, GR работает с индивидуальными лицами, принимающими решения, и отдельными органами власти. Поэтому мне кажется, что вычленение такого вида деятельности – конкретная практическая задача для Минтруда. Пусть у МОТ этого нет, но сегодня мне звонят мои коллеги из Ассоциации зарегистрированных лоббистов Европейского Союза из Брюсселя и говорят: «Пожалуйста, Олег Германович, покажите нам проект вашего профессионального стандарта, который вы разрабатываете с 2015 г. Мы все очень заинтересованы!». Заинтересованы, потому что Россия – это креатив. В нашем климате невозможно не быть креативным. И когда проект Конституции писали, к нам тоже был огромный интерес. И мы публиковали, мы делились. И сегодня мы готовы поделиться проектом профстандарта. Сегодня-завтра на сайте Минтруда появится проект профессионального стандарта «Специалиста по взаимодействию с органами государственной власти, органами местного самоуправления, некоммерческими организациями и представлению в них интересов организации». Я его переведу и обязательно отправлю нашим коллегам в Европейский Союз, потому что они тоже в поиске.

Профессиональный стандарт почему важен, потому что должно сформироваться профессиональное сообщество. Сегодня мы разрозненны: сегодня четыре GR-комитет разных Ассоциаций готовят свои проекты профессионального стандарта. Но нам бы хотелось, чтобы он был единый. Единство профессионального сообщества также важно, потому что профессиональному сообществу можно делегировать ведение добровольного реестра лоббистов. Ведение реестра Минюстом или Минэком – во-первых, дело затратное, а во-вторых, начнется лоббирование включения или исключения из реестра. О пользе реестра говорит европейский опыт. Я последние полтора года в интересах Росатома лоббировал Калининградскую АЭС, находясь в Европейском Союзе, и депутаты Европейского Парламента со мной встречались, хотя я был из России, на фоне такой фронтовой ситуации только потому, что я зарегистрировался в Transparency Register Европейского Союза. Он добровольный, а не обязательный. Надо отработать этот вопрос.

Неслучайно Администрация Президента убрала из Плана по противодействию коррупции эти жесткие задачи по закону о лоббизме. Очень мудро поступили. Я максимально приветствую. И огромное спасибо, что пригласили сюда экспертов. В решении такого вопроса экспертное и профессиональное мнение действительно очень важно. Благодарен вам за это!

Комментарии:
Быстрый доступ