Если мы всерьёз думаем о национальном согласии и конституционном патриотизме - они нужны и по вопросам общественного и парламентского контроля за деятельностью государственной власти.

30 октября 2008 г. в Государственной Думе состоялся круглый стол на тему "Конституция Российской Федерации как правовая основа развития общества и государства"

Выступление О.Г. Румянцева

Председательствующий (В.Н.Плигин, Председатель Комитета Государственной Думы по конституционному законодательству и государственному строительству). Я бы хотел предоставить слово Олегу Германовичу Румянцеву. Тем более что, если вот тот фундаментальный труд, который в настоящее время частично находится на столе, издается под его руководством. Посмотрите.
Пожалуйста, Олег Германович.
Единственное, пожалуйста, мы начинаем пробовать не тратить время.
Румянцев О.Г. (Президент Фонда конституционных реформ). Спасибо большое.
Очень приятно, Владимир Николаевич, что вы пригласили для участия в сегодняшнем открытом заседании учёного совета Института государства и права также тех, кто непосредственно принимал участие в разработке проекта Конституции. Я здесь вижу, как минимум, Леонида Соломоновича Мамута, Владимира Петровича Лукина и вашего покорного слугу.
Я хотел бы сказать, дорогие коллеги и участники сегодняшнего "круглого стола", что услышал тут реплику из зала во время одного из выступлений, что раньше, когда писали проект Конституции, науку, мол, не спрашивали. Вот чтобы таких мифов не было, мы и издаём наш сборник по истории создания Конституции Российской Федерации, упомянутый председательствующим. (Выборочно он выдавался перед заседанием, но здесь имеется достаточное количество экземпляров и после завершения этого "круглого стола" наши молодые научные сотрудники смогут передать вам эти тома, а вообще сборник планируется выпустить в 10 томах).
Вы найдете там немало заседаний и "круглых столов" Конституционной комиссии вместе с представителями научного сообщества, учёного совета Института государства и права, Института сравнительного законодательства. Та практика, которую сегодня продолжил Владимир Николаевич Плигин за этим овальным столом, была начата ещё в Конституционной комиссии в 1990-1993 годах. И надо сказать, что вот этот синтез науки и, тогда демократической, власти, я думаю, дал, в общем-то, серьёзные результаты.
Особенности сегодняшнего текста Конституции определяют и особенности его реализации, о чём сегодня, в общем-то, начали говорить. Проблема реализации Конституции существует, и она во многом вытекает из особенностей конституционного процесса 1990-1993 годов.
Позволю себе продолжить мысль коллеги Лукина, который сказал, что ему дух Конституции очень нравится, но как это всё организовано, - по словам Владимира Петровича - заслуживает обсуждения.
Да, здесь есть проблема - проблема определенного разрыва между доктринальной, скажем так, частью Конституции и ее использованием в качестве инструмента «ручного управления».
Об этом разрыве сегодня говорят и пишут. Недавно я читал очень интересную статью Михаила Краснова - одного из участников Конституционного совещания в 1993 году. И он пишет, что дух первой и второй глав Конституции существенно ослабляется недостаточной эффективностью механизмов, заложенных в других главах. Что установленная в России конфигурация институтов публичной власти не мотивирует совокупную власть поддерживать тот дух, которым пронизаны главы 1 и 2 Конституции РФ. Примечательное признание.
Вот как раз я здесь и хотел бы, возвращаясь к нашему давнему 15-летней давности спору, с удовлетворением ответить, что первая и вторая главы как раз и вошли в окончательный текст во многом из положений Конституционной комиссии, а вот с механизмами, прежде всего, действия этой совокупной власти здесь, действительно, есть что обсуждать.
Намеренно говорю это в таком полемическом ключе, потому что сейчас есть такая чуть ли не установка, что дебатов быть не должно. Я-то считаю, что дебаты как раз должны быть. Никто не подвергает сомнению действующую Конституцию. Она создана на долгий-долгий срок. Но ставить проблемы, которые тревожат ответственную часть общества, необходимо: это, на мой взгляд, сегодня задача научного сообщества, тем более на таких мероприятиях.
И речь не идёт о том, что мы завтра готовы будем предложить какой-то новой учредительной власти новую концепцию конституционной реформы. Нет. Речь идёт о том, чтобы понять - как можно убрать препоны и рогатки на пути реализации той Конституции, которая имеется.
Я думаю, что во-многом проблема коренится в отсутствии контрольных полномочий парламента и вообще механизмов контроля за действиями верховной власти. Вот до меня профессор Занковский говорил, что мы действительно живём в кризисе сегодня. А что произошло в кризисе с публично-властными полномочиями представительного органа? Дума поспешно и некритично отдала свои немногочисленные реальные конституционные полномочия - полномочия участия в бюджетном процессе, контроля за распоряжениями бюджетными средствами и средствами Резервного фонда правительству. Пусть и временно. Опять действует логика «переходного периода».
Нам и 15 лет назад говорили о некоем «переходном периоде». Я вспоминаю совещание субъектов РФ 12 мая 1993 года, на котором выступил Зорькин и сообщил, что президентская сторона соглашается - да, есть перекос в полномочиях президента и парламента в пользу президента, да, что-то такое с полномочиями парламента и балансом президента и парламента не то; но ничего, через 15 лет мы поправим положение, и сделаем парламент более сильным.
15 лет прошло, обращаю ваше внимание. Но вновь усиление и без того полновластной исполнительной власти, вновь на «переходный период». Потому что у нас, мол, сейчас такая политическая культура недостаточная, что мы не сможем существовать в условиях разделения властей. Это требует высокой политической культуры, традиций и навыков сосуществования разделённых властей. А у нас, мол, иерархическая система, иерархические традиции, должен быть некий особый нститут в лице президента, который выведен за рамки этой системы, и которая обеспечивает согласованное действие власти.
Ну, вот мы благодаря вот такой вот концепции и известным особенностям политического процесса 1993 года и получили сегодня ту ситуацию, когда, вот видите, Дума во многом, к нашему сожалению, продемонстрировала теперь и де-юре, ну, скажем так, ограниченную де-факто свою контрольную роль. Я уж не говорю о существенном отрыве Государственной Думы от избирателя. Она приближена к партийному избирателю, к партийной вертикали, но от непартийного, которого большинство, сегодня отдаляется все больше и больше. И это не может не влиять на правовую культуру нашего общества.
Владимир Петрович Лукин сказал о роли омбудсмена. Вообще вопрос о так называемой «контрольной власти» тоже весьма важная тема, которая нуждается в осмыслении. Это и роль Уполномоченного по правам человека, и Счётная палата, место этих органов и их вертикалей в развитии «демократического правового федеративного государства», каким по Конституции должна являться Российская Федерация. Полномочия их в значительной степени сегодня представляются недостаточными.
Говорилось сегодня о федерализме, проблеме конституционной Федерации. Я думаю, это одно из тех реальных достижений, которые у нас есть в сфере реализации Конституции 1993 года, благодаря, как представляется не только реформе федеративных отношений, осуществленной после 2000 года, но также, а может и прежде всего - благодаря твердой и последовательной правовой позиции Конституционного Суда РФ.
Как вы наверное помните, Конституционный Суд в тесном взаимодействии с Конституционной комиссией с 1992 года ставил вопрос о единстве конституционного пространства, конституционных реформах в республиках в составе Российской Федерации, о необходимости приведения положений Федеративного договора и вытекающих из него актов в соответствие с положениями Конституции Российской Федерации. К огромному моему личному удовлетворению, Конституционный Суд продолжал эту линию и вот главный итог его деятельности московского, скажем так, этапа можно характеризовать тем, что КС смог выработать ряд правовых позиций, приведших нормативно-обязывающее положение Федеративного договора к необходимому конституционному знаменателю. А при активном воздействии Президента РФ тексты большинства конституций и уставов субъектов приведены в соответствие с Конституцией и принятыми решениями Конституционного Суда. И соответственно, мы сегодня можем говорить о том, что строительство конституционной Федерации продолжается уже на более прочных основах.
В то же время, конечно, нельзя не замечать, что федерализм существенно ослабляется отсутствием, прежде всего финансовых оснований для его развития. Я уже не говорю об обескровленном местном самоуправлении.
И если мы говорим о духе Конституции, которая воплощает собой общественное стремление к демократическому, правовому, социальному, федеративному государству, конечно же, очень хотелось бы, чтоб этот дух не должен быть поколеблен действиями, которые, ставят заявленные цели под сомнение. Не должно быть возвращения к каким-то элементам прежнего строя: правовому нигилизму достаточно далёким от демократии авторитарным институтам либо унитаризму, на мой взгляд. А для этого, собственно говоря, мы и собираемся на такие обсуждения как сегодняшний «круглый стол».
Спасибо большое.
Председательствующий. Вам спасибо большое, Олег Германович. Я не обращал внимания на время для того, чтобы не быть случайно замеченным в том, что мы не даём возможность критиковать.
Румянцев О.Г. . Дебатировать.
Председательствующий. Дебатировать. Это правильно.

файл в формате doc

Комментарии:
Быстрый доступ