Если мы всерьёз думаем о национальном согласии и конституционном патриотизме - они нужны и по вопросам общественного и парламентского контроля за деятельностью государственной власти.

Стало ли нам жить лучше и веселее…

Оболенский А.М.

(к 15-летию российской Конституции)

12 декабря исполнится 15 лет действующей российской Конституции. Без сомнения, несмотря на мировой экономический кризис, действующая власть не поскупится на пышные торжества. Попытаемся и мы, со своей стороны, подвести по этому случаю некоторые итоги. Что именно дала нам, простым гражданам России, «ельцинская Конституция»?

Вспоминая годы, так называемой, «Перестройки» (1985-1990), непосредственным активным участником которой был, могу смело утверждать, что лейтмотивом действий не всех, конечно, но очень многих наших сограждан была острая неудовлетворенность властью. Некомпетентность в разрешении экономических проблем в сочетании с монополией одной партии в политической сфере вызвали острое недовольство и рост гражданской активности населения. «Вся власть Советам!». «Даешь Гласность — долой лимиты на подписку!». «За альтернативные выборы!». «За чистую воду и чистый воздух!». Подобные лозунги собирали тогда на митинги и демонстрации десятки и, даже, сотни тысяч человек. Неудивительно, что первые же выборы, на которых было допущено альтернативное выдвижение кандидатов, привели к качественному изменению состава органа высшей законодательной власти России. Так, в марте 1990 года началась история современной России. Какое все это имеет отношение к юбилею современной Конституции, возможно пожмет плечами читатель. А то самое, что она подвела итог последовавшим революционным процессам 1990-1993 годов, зафиксировав смену экономического базиса и политического строя России. К сожалению, 15 лет ее действия не привели ни к осознанию нами, гражданами, полезности власти, как необходимой обществу структуры, ни, тем более, к росту уважения и признанию авторитета ее конкретных представителей. Да и как может быть иначе, если сам Президент признает коррумпированность власти национальной проблемой №1! Как же получилось, что Конституция так и не стала настольной книгой каждого из нас и неукоснительным Основным законом для власть имущих, а в отношениях Власть – Гражданин все вернулось, можно сказать, на круги своя, если, даже, не хуже?

В поиске ответа на этот вопрос необходимо вернуться в далекий уже 1990-й. Первый Съезд Народных депутатов РСФСР с первого заседания продемонстрировал примерное равенство сил, условно «реформаторов» и «консерваторов». Свидетельством этому стала острая борьба за пост Председателя Верховного Совета, в которой лишь с величайшим трудом «реформаторы» смогли провести своего кандидата — Б.Н. Ельцина. «Каплей», склонившей, в конце концов, чашу весов в пользу избрания Ельцина, пожалуй, стал просмотр депутатами талантливого документального фильма Станислава Говорухина «Так жить нельзя» (позднее все его увидели по телевидению). С этим, пусть каждые по своему, были согласны и «консерваторы» и «реформаторы». Вероятно поэтому, Постановление о создании из народных депутатов РСФСР Конституционной Комиссии стало одним из первых решений Съезда. Характерный для Съезда примерно равный расклад политических сил закономерно трансформировался и на состав Комиссии. Это обстоятельство, безусловно, стимулировало работу по разработке проекта новой конституции в направлении постоянного поиска приемлемых для максимально большего числа участников процесса решений. Уже к осени 1990 года был согласован общий концептуальный подход к разработке проекта конституции как общественного договора граждан страны, признаваемых единственным носителем и источником власти, которым они определяют условия и пределы делегирования своих властных полномочий органам власти. 12 ноября 1990 года проект новой Конституции был принят за рабочую основу и вынесен для всенародного обсуждения.
Концепция Конституции, как общественного договора, доминировала в работе над проектом вплоть до конца 1992 года. Отдельные его разделы (Конституционный суд, должность Президента), не вызывавшие принципиальных расхождений, были введены в действие через внесение изменений в действующую на тот момент старую Конституцию. В дополнение к общенародному обсуждению проводились парламентские слушания по отдельным вопросам; обсуждение проекта на сессиях органов представительной власти субъектов Федерации; поддерживалась активная полемика в средствах массовой информации и предпринимались иные меры с целью максимальной консолидации общества вокруг проекта новой конституции России. И все же разработанному Конституционной Комиссией проекту не суждено было стать Основным Законом страны. На референдуме 12 декабря 1993 года волевым решением Президента России Б.Н. Ельцина гражданам был предложен другой текст. Причем он не соответствовал также и проекту, подготовленному к осени 1993 года «Конституционным Совещанием» (Это Совещание, по указу Президента, было созвано весной 1993 года из представителей различных политических и общественных организаций в альтернативу Конституционной Комиссии, состоящей исключительно из Народных депутатов). Как теперь известно, текст действующей в настоящее время Конституции был подготовлен узкой группой приближенных Б.Н. Ельцина и подсунут для голосования на референдуме в сроки, исключающие сколь нибудь серьезное его осмысление и обсуждение. Да, действительно, в нем были задействованы отдельные положения проектов и Конституционной Комиссии и Конституционного Совещания. Но главной его задачей было закрепление доминирующего положения во власти человека, использовавшего преимущества своего положения для совершения (назовем вещи своими именами) государственного переворота 21 сентября – 4 октября 1993 года. Да, Указом от 21 сентября и последовавшим расстрелом из танков защитников Верховного Совета 4 октября Б.Н. Ельцин, действительно, разрубил «гордиев узел» двоевластия (Съезд –Президент), которое возникло в России, как следствие ряда стратегически ошибочных политических решений Съезда Народных депутатов (высшего, по действовавшей на тот момент Конституции, органа власти) и привело к параличу систем управления государством. По известной народной поговорке два медведя в одной «берлоге власти» ужиться не могли. Победил сильнейший, контролирующий силовые структуры и более решительный. Так в России силовым порядком произошло перемещение высшей власти из законодательной ее ветви (окончательно уничтожена 04.10.93) в исполнительную (по упраздненной Указом Ельцина Конституции Президент был главой исполнительной власти). Конечно, определенную роль в трагедии России сыграло личное, неукротимое властолюбие Ельцина (не случайно, по свидетельствам очевидцев, он очень любил, когда в узком кругу его именовали «царем Борисом»). Но все же более значимым для судеб страны было сплачивание, начиная с 1989 года, вокруг него активных людей, преследующих цель изменения самих основ нашей жизни (политического и экономического строя). В причудливом клубке, определившем судьбу страны, сплелись политический инфантилизм, идейная близорукость и личный корыстный интерес членов «команды Ельцина». Нравы, царившие в этом кругу, как нельзя лучше характеризуют откровения одного из ближайших сподвижников Ельцина той поры, первого министра юстиции РФ Н.В. Федорова, поучавшего Президента: «…есть ведь министр внутренних дел, безопасности, есть агентура. Они знают, как ведут себя депутаты. Половину можно запугать. Половину чем-то подкупить. Такова скучная, рутинная работа политика – ремесленника в традиционных условиях….»(«Мегаполис-экспресс» № 48 от 08.12.1993 г.). Был ли в таких условиях хоть малейший шанс у формально высшего, но в силу своего представительства более медлительного органа власти (Съезда) удержать ее? Конечно же нет. Такой шанс могла бы дать индивидуальная политическая культура граждан в сочетании с развитой системой общественных организаций, представляющих их интересы. Но наше общество, увы, не располагало ни первым, ни вторым. Так мы не по своей воле оказались в совершенно другой во всех отношениях стране. Множество привлекательных красивых слов о правах человека в предложенном нам проекте ельцинской конституции, в принципе, присутствовало и в тексте ранее действовавшей Конституции. Новым же было пронизавшее всю ее ткань всевластие президента, вплоть до объявления его единственным гарантом конституционного строя. Заметим, не Конституционный суд, не судебная система, не процедура принятия решений, а именно – Президент, его личная воля. Законодательная же власть, в лице Федерального собрания, ставилась в заведомо подчиненное положение.
Что касается процедуры принятия ельцинской конституции, определяющей ее легитимность, то за прошедшие 15 лет опубликована масса обоснований юридической несостоятельности проведенного 12 декабря 1993 г. референдума. Это не говоря уже о достаточно серьезных основаниях для утверждений о прямой фальсификации его итогов. Но, как бы то ни было, ельцинская Конституция действует уже 15 лет. Вот только назовем вещи своими именами, — она не является общественным договором, фиксирующим согласие различных слоев общества, а представляет собой Конституцию победителей для побежденных.
Да, примерно 73 миллиона граждан России, обладавших на момент принятия Конституции правом голоса, принуждены жить по правилам, утвержденным для них 33 миллионами (если даже принять на веру голословное, не подкрепленное никаким фактическим материалом, заявление специальной комиссии под предводительством Шумейко о числе граждан проголосовавших за новую Конституцию). Но прошло уже 15 лет и вполне уместен вопрос – продвинулись ли мы хоть на шаг в светлое царство свободы и благополучия, которым нас манили отцы-основатели новой Конституции, не остановившиеся ради ее утверждения перед пролитием крови в октябре 1993 года? Граждане, принадлежащие к поколениям, имеющим опыт жизни при советской власти, могут в сравнении самостоятельно ответить себе на вопрос — стало ли жить лучше и веселее? А вот внимание молодежи, рожденной на рубеже 90-х и только входящей в жизнь, стоит обратить на некоторые знаковые моменты
Да, от 5 до 10 процентов, по разным оценкам, наших сограждан продвинулись. Растащив бывшую общенародную собственность, сколотили миллионные и миллиардные состояния (в долларах и евро, естественно) и продолжают их успешно наращивать.
Примерно такое же количество по своей воле (суициды), или не по собственному желанию (вымерли в силу нечеловеческих условий жизни), досрочно оставили наш бренный мир.
Остальные 80 – 90 процентов, включая большинство молодежи, пока выживают, как могут, опускаясь все глубже в пропасть, разделяющую нищих и богатых.
Противоречит ли такое положение дел действующей Конституции? И да, и нет!
С одной стороны в ней масса прекрасных слов о правах человека и гражданина, которым прямо не соответствует окружающая нас действительность. С другой, — в Конституции нет никаких, обязывающих государственную власть, гарантий этих прав и свобод. И в этом отношении все, что творит власть с нами, вроде бы, не противоречит Конституции. Во всяком случае, в конфликтах граждан (как личных, так и объединенных в организации) с властью именно такую позицию занимают суды, включая Конституционный. Иными словами, 15-летний опыт действия ельцинской Конституции не оставляет сомнений, что задумана она была и применяется исключительно как красивый «фиговый листик» для прикрытия непотребства произвола властвующего меньшинства.
Резонен вопрос – насколько устойчив режим фактической диктатуры меньшинства? Все свидетельствует о том, что власть имеющие прекрасно понимают, что, образно говоря, сидят на пороховой бочке. Об этом свидетельствует все: и постоянные попытки «заклинаниями» обслуживающих власть интеллектуалов и даже высочайшими указами установить в стране национальное (точнее было бы сказать – социальное) согласие; и непрерывная череда «усовершенствований» избирательного законодательства, уже исключившая любую возможность изменить состав органов власти легальным путем без одобрения свыше; и даже непрерывные социальные инициативы власти по поддержанию уровня жизни большинства на уровне, не превышающем «точку кипения народного долготерпения»; и, наконец, как последнее средство, подведение под видом борьбы с экстремизмом и терроризмом законодательной базы, для преследования и изоляции от общества любого инакомыслия. Все эти действия, по мнению Конституционного Суда, не противоречат действующей Конституции. Но приближают ли они к стабильности в обществе? А главное – обеспечивают ли базис необходимый для сохранения и развития российской государственности во все усложняющемся клубке противоречий современного глобального мира?
Если искать ответ на эти два вопроса не в теле – радио эфире, обслуживающем интересы властвующего меньшинства, а в гуще простого народа, ответ будет однозначен – НЕТ!. Власть, в целом, по прежнему не воспринимается единственным, согласно Конституции, источником власти в стране в качестве своей (в народе достаточно широко бытует даже термин «оккупационный режим»). Да и как может быть иначе, если мораль ее носителей, красноречиво продемонстрированная в процитированном ранее рецепте- совете одного из основателей режима президенту, на тот момент, Ельцину, является первоосновой коррупции, пронизавшей все структуры государственного управления. Все продается и покупается, вопрос только в цене, – вот кредо нынешнего политического режима. Попытки отдельных представителей власти провести решения в национальных интересах в такой системе заведомо обречены на провал. Что ждет нас дальше?
Действующая, на словах, Конституция, сыграв свою роль прикрытия факта узурпации власти, так и не стала законом прямого действия для власть имущих. Простые же смертные в подавляющем большинстве, наверняка, даже не читали ее. Так и живем мы, власть и народ, «по понятиям», руководствуясь простой формулой: «Ты начальник – я дурак! Я начальник – ты дурак!». И поскольку каста «начальников» за 15 лет прочно обособилась от нас, остальных, комментарии, как говорится, излишни. Признаем, что, как теперь модно говорить, «менталитет» узкого слоя нынешних реальных хозяев России, власть и собственность имущих, несовместим с мировоззрением подавляющего большинства ее простого люда. Пока им удается сохранять контроль над ситуацией, балансируя «закручиванием гаек» легальной политической деятельности оппозиции и регулярными подачками социальным слоям, могущим стать движущей силой неуправляемого протеста, для поддержания их существования в пределах терпимости. Такое «равновесие канатоходца над пропастью» в любой момент может быть обрушено в неуправляемое развитие событий случайным неучтенным фактором. Но, даже если оно сохранится, это не сулит исторической перспективы большинству нас, составляющих понятие «народ России». Все мы, как несовместимые с реализуемой властью моделью жизнеустройства, обречены на вымирание, как мамонты в свое время. И процесс этот неуклонно идет уже почти 20 лет, включая и все 15 лет действия новой Конституции. Парадокс в том, что, допустим, даже понимание ситуации отдельными представителями действующей власти и их самое горячее желание переломить ситуацию в положительную сторону не сможет дать эффекта, поскольку заглохнет в сложившихся коррумпированных бюрократических структурах, побуждаемых к сопротивлению корпоративным и личным интересом. Принципиальное изменение модели развития страны на соответствующую чаяниям вымирающего большинства возможно только через обновление кадрового состава органов власти людьми, исповедующими, прежде всего, иные нравственные и мировоззренческие ценности. В существующих реалиях решить эту задачу может только сам народ, если его долготерпению придет конец. Кстати, действующая Конституция, признавая его право на прямое волеизъявление, не препятствует этому. Вот только успеет ли русский народ воспользоваться этим правом или таки уйдет в небытие покорно, миллион за миллионом, освободив территорию бывшей Руси для более алчных и беспринципных?
г. Орел
30 ноября 2008 г.
Оболенский Александр Митрофанович,
гражданин СССР и России


НЕСКОЛЬКО СЛОВ ОБ АВТОРЕ

Оболенский Александр Митрофанович родился в военном 1943. Его судьба ничем не отличалась от типичного пути простого советского человека: семья, школа, завод, армия, институт, работа, пока в 1987 году он, поверив сладкоголосым речам «отца Перестройки» не окунулся в политику. Так он стал активным убежденным участником процесса демократизации общественной жизни — инициатором создания первого в Мурманской области неформального политического объединения граждан (Добровольного общества содействия перестройке). Затем было самовыдвижение на выборах Народных депутатов СССР, победа в национально-территориальном округе северо-запада России в трех турах над 24-мя конкурентами и, сделавшее его известным всему миру, самовыдвижение на первом Съезде Народных депутатов на пост Председателя Верховного Совета СССР. Смелость и неожиданность этого шага оставили в тени главное – он вынудил Горбачева повести Съезд в демократическом русле заслушивания программ претендентов до голосования по их кандидатурам (подготовленный заранее порядок ведения Съезда предполагал немедленное после его открытия наделение М.С. Горбачева полномочиями Председателя Верховного Совета). Последовательностью и верностью демократическим убеждениям отмечен и весь последующий жизненный и политический путь Оболенского. «Хватит относиться к Конституции, как к публичной девке, приспосабливая ее к утехам нового царедворца!» — эти слова его выступления на 5-м Съезде Народных депутатов СССР звучат актуально и сейчас. А сам он после разгона Съезда НД СССР так и остался народным депутатом – не пошел в услужение узурпаторам, как он считает, верховной власти в стране и постоянно ищет механизм восстановления народовластия. 18 лет потратил на борьбу за сохранение Социал-демократической партии России, одним из основателей которой стал в 1990-м. И добился, таки, судебного решения отказавшего всесильному Минюсту в ее ликвидации. Но после последних парламентских и президентских выборов пришел к выводу о полном восстановлении монополии на власть одной партии (возвращении политической жизни России в доперестроечное состояние) и снова стал беспартийным, предложив в альтернативу власти путь к принципиально новой оппозиции (опубликовано в газете «Знание-власть № 29(397), июль 2008 г.). Остается добавить, что А.М. Оболенский – единственный из Народных депутатов СССР добился в 1990 году включения в состав Рабочей группы Конституционной Комиссии РСФСР и активно работал над ее проектом Конституции (не путать с текстом навязанным России 12.12.1993 г. по воле Б.Н. Ельцина).

Комментарии:
Быстрый доступ