Из стенограммы заседания Комитета Государственной Думы по конституционному законодательству 16.11.06 г.

Из стенограммы заседания Комитета Государственной Думы

по конституционному законодательству 16.11.06 г.

Обсуждение вопроса «Издательский проект ‘История создания Конституции РФ’»

Председательствующий (Плигин В.Н.).

Уважаемые коллеги!

В материалах было роздано письмо не совсем в Государственную Думу, но, тем не менее, это письмо подчёркивает проблему, которую хотел бы поставить.

Речь идёт о том, что необходимо, возможно, необходимо вернуться к вопросам, связанным с историей Конституции, с историей появления последнего издания Конституции. И, соответственно, определённая поддержка Государственной Думы этого процесса, наверное, сыграла бы позитивную роль. Я не знаю, на нашей базе можно эти материалы? Но это будет маловато, наверное, да, то есть, это должно быть всё-таки более серьёзный, широкий сборник.

И соответственно, хотелось бы предоставить слово члену Верховного Совета Российской Федерации, ответственному секретарю Конституционной комиссии, поэтому для него это особенно близкий момент. Руководил он рабочей группой в 1990-1993 годах. Румянцев, пожалуйста,...

Румянцев О.Г. Спасибо.

Я признателен Вам, Владимир Николаевич, за приглашение на заседание Комитета по конституционному законодательству. Вы правильно сказали о том, что хотя письмо и обращено к Президенту Российской Федерации, но решение столь важной задачи – изучение, систематизация и издание документов, имеющих непосредственное отношение к истории создания Конституции Российской Федерации –, конечно же, не может обойтись без участия Парламента, безусловно, тем более профильного комитета.

Речь идёт об очень, казалось бы, технически простой задачи, но исключительно важной, весомой и многоплановой политически. Продолжить ту работу, которая была проведена в 1995-1996 годах, когда, вы помните, в формате 20-томника (наверное, он у многих есть, может, и в комитете есть) были изданы материалы Конституционного совещания. Но Конституционное совещание, я напомню Вам, работало с 29 апреля по 10 ноября 1993 года, и Конституционное совещание во многом занималось синтезированием положений двух проектов: проекта Конституционной комиссии и Съезда народных депутатов, который работал в течение 3,5 лет до созыва конституционного совещания, и, так называемого, президентского проекта, подготовленного непосредственно к работе Конституционного совещания.

Президент Российской Федерации Ельцин, который был председателем Конституционной комиссии съезда, она потом позже получила название просто Конституционная комиссия Российской Федерации, поскольку в её работе участвовали не только уже депутаты, но и Президент Российской Федерации, и Генеральный прокурор, и многие выходцы из членов Конституционной комиссии, которые в дальнейшем стали и членами Конституционного Суда, и Председателем Конституционного Суда, и так далее, и так далее. В той или иной форме, к этой работе были причастны очень многие представители практически всех ветвей и органов государственной власти.

И Президент Российской Федерации отмечал в работе Конституционного совещания, что синтезированный документ, который стал в дальнейшем Конституцией Российской Федерации, содержит в себе лучшее из обоих проектов и не является их механической суммой.

Но вот открываешь этот 20-томник Конституционного совещания и сплошь и рядом наталкиваешься на следующие новеллы в обсуждении: эта статья Конституционной комиссией прописана отлично, давайте её так и оставим. Всё, обсуждение пошло дальше. О чём идёт речь, о каком содержании статьи? Об этом 20-томник умалчивает.

Таким образом, одна из составных частей ныне действующей Конституции, а именно, работа Конституционной комиссии, в её колоссальном, таком объёмном содержании, не только работа самой Комиссии и её рабочих групп, но это были и работы комиссии Верховного Совета, и соответствующие органы власти субъектов Российской Федерации.

Международные эксперты, такие весомые как, например, Антонио Ла Пергола - председатель тогда Венецианской комиссии («За демократию через право») и так далее, всё это как в фокусе сводилось в Конституционной комиссии, которую возглавляли, как вы знаете, и президент, и Председатель Верховного Совета, то есть ведущие... Я уже упоминал, что этот Председатель Конституционного Суда тоже выходец из... Он руководил группой экспертов Конституционной комиссии.

Таким образом, речь идёт о том, чтобы восполнить тот пробел, который сегодня существует. И издать в том же формате, в каком изданы материалы Конституционного совещания, материалы Конституционной комиссии. И даже не столько так это назвать, а материалы первого этапа подготовки Конституции Российской Федерации, то есть начиная буквально с конца 1989 года и завершая, наверное, моментом созыва Конституционного совещания, потому что дальше этот этап закрывается.

Мы обратились к Президенту Российской Федерации. Мы - это участники непосредственно этой разработки, этой работы... Даже список подписантов, он впечатляет, потому что эти люди во многом и сегодня причастны к работе государственной власти, такие как Степашин, такие как Лукин, такие как Вешняков, которые возглавляют самостоятельные органы власти, и губернаторы, и действующие и бывшие... и сенаторы действующие и бывшие, ведущие наши профессионалы, такие как Кутафин, Авакьян, Мамут.... Около 50-ти подписантов.

Документ обсуждался мною с Дмитрием Анатольевичем Медведевым, получил поддержку и сейчас находится на докладе у Главы Администрации Собянина.

Нам виделось бы несколько различных моделей реализации этого документа, но мне кажется, просто распоряжение Главы Администрации (я напомню, что материалы Конституционного совещания издавались по распоряжению Главы Администрации, тогда по распоряжению Сергея Александровича Филатова), просто издание распоряжения недостаточно, потому что... Владимир Николаевич уже правильно сказал: а на какой базе? Мне виделось бы, чтобы здесь было именно соединение базы, скажем так, парламентской и академической, например, с привлечением сил Института государства и права Академии наук, с привлечением вузовских сил, кутафинской академии либо кафедры Авакьяна в МГУ. Но, безусловно, роль парламента была бы исключительно важной. Я думаю, что если бы Комитет нашёл бы возможность поддержать этот проект, может быть, даже подумать о постановлении Государственной Думы и, конечно же, обязательно участие, вовлечение в работу того научно-редакционного совета, а именно эта форма мне кажется оптимальной, который может быть создан распоряжением Главы Администрации. То есть участие в работе этого научно-редакционного совета для оказания не столько даже организационной, сколько научно-методической поддержки и помощи.

Я даже вот захватил с собой некоторые архивные материалы, но не буду сейчас отвлекать ваше внимание. Просто сами материалы 1990 года на тех принтерах сделанные и на тех ксероксах, они уже по прошествии 16-ти лет уже превращаются в труху. То есть ещё немного и эти материалы, распылённые по частным архивам, уйдут просто в песок, физически уйдут в песок. И в то же время в некоторых развитых демократиях, мы знаем, под вот такими бронированными стёклами хранится всё то, что имеет мало-мальски отношение к созданию Конституции.

Поэтому, мне кажется, в общем-то, мяч на вашей стороне.

Спасибо за внимание.

Председательствующий. Скажите, пожалуйста, 20 томов - это же... Сколько страниц обычно в томе? В печатных листах сколько каждый...

Румянцев О.Г. Вот у нас здесь сидит аспирант Авакьяна, он...

Станских С.Н. Где-то 200-300 листов. Там они немножечко различаются по объёму. Примерно вот так вот. Там идут стенограммы заседаний рабочей группы (их было несколько) Конституционного совещания. Там были проекты - президентский проект, проект Конституционной комиссии и плюс распоряжения и указы Президента, связанные с проведением конституционной реформы. Вот они там опубликованы.

В обзоре даётся экспертное заключение Венецианской комиссии, обзор Витрук давал, Николай Васильевич.

Председательствующий. А стенограммы велись с общих заседаний?

Румянцев О.Г. Велись стенограммы, но вы помните то печальное событие, которое случилось в сентябре-октябре 1993 года. Во многом значительная часть архивов Парламента была уничтожена, кое-что спасено, но опять же распылено по различным архивным учреждениям.

Председательствующий. И кассетные записи тоже уничтожены частично, да?

Румянцев О.Г. Кассетные, это всё надо собирать. То есть вот эта как раз работа она осложнена тем, что стенограмму конституционного совещания просто-напросто перенесли из одной комнаты в другое помещение и распечатали.

Председательствующий. Циничный вопрос, Олег Германович. А сколько денег примерно это всё, по вашим расчётам, занимает?

Румянцев О.Г. Мы рассчитывали, мы просили изначально в проекте, по-моему, миллионрублей.Нопотом,вокончательном документе,мы вообще сняли цифру, потому что мы не можем оценить этот размер. Это нужно оценивать. Всё калькулировать, серьёзно считать.

Председательствующий. То есть, таким образом, если, допустим, вот такой прагматичный вопрос, да. То есть полмиллиона долларов рассчитается, да. Где-то будут затраты.

Румянцев О.Г. Извините, я сказал рублей. Да, конечно, я имел... эквивалент миллиону долларов. Извините, я сказал рублей. Потому что нас призывают говорить рубли сейчас…

Председательствующий. 26 миллионов рублей, таким образом.

Румянцев О.Г. Но мы сняли эту цифру. В окончательном документе на имя Президента ушёл пробельчик. Вот здесь, это уже в том проекте распоряжения, который нами прилагался к письму, там сейчас пробел.

Председательствующий. Технологически мы можем в бюджете написать строку, например: Юридическая академия на издание такое-то?

________. Нет, технологически...

Председательствующий. Невозможно, да. Да, Михаил ... пожалуйста.

Емельянов М.В. Деньги, конечно, важная вещь, но я теперь хотел бы горячо поддержать предложение Олега Германовича, потому что для развития науки государственного права вот это издание будет иметь колоссальное значение.

Поскольку оно ... этот период 1990-1993 год, это был, пожалуй, самый интенсивный период развития науки российского государственного права. И шло это развитие именно благодаря работе этой Конституционной комиссии. И вот переход, как бы формирование новой демократической науки государственного права, то есть переход от социалистической авторитарной к демократической, он во многом совершался именно в Конституционной комиссии. И основные принципы были заложены там. И без материалов этой комиссии мы просто не поймём, как развивалось государственное право. Это будетбольшойпробел.Поэтомуядумаю,чтополитическаяострота проблемы давно уже ушла. А вот с точки зрения научной и с точки зрения исторической, это чрезвычайно важно...

Председательствующий. Олег Германович, а у вас есть количество людей, специалистов, рабочая группа, которую вы можете относительно быстро собрать для этого?

Румянцев О.Г. Конечно. Все удивительным образом, все те, к кому я приходил с предложением "подписать письмо", самым горячим образом поддерживали, идею. И говорили, что если что-то необходимо, то все необходимые ресурсы будут предоставлены.

Хочу немножечко продолжить то, что сказал Михаил. Речь идёт всё-таки, как о научном, так и возможно даже практическом применении. Например, все вопросы, связанные с формой правления, а сегодня ведь актуализируется тема парламентаризма и, вообще говоря, ваш закон о парламентских расследованиях, это такая ласточка, очень серьёзная. Потому что действительно, долгое время в загоне была сама идея парламентаризма, после известных событий. Но то, насколько глубоко это было проработано тогда, не только членами Комиссии, но повторяю ещё, всеми теми, кто участвовал. Это был действительно широкий демократический процесс сверху донизу. Вся Российская Федерация участвовала в этом деле.

Ядумаю, что практическое значение будет также велико. Но для начала как-то надо собрать, систематизировать и издать.

Емельянов М.В. ... Очень чёткиеформулыесть,которые,в данном случае, как бы изменение политической ситуации, ... взято и использовано. То есть работа была очень интенсивная, эксперты были привлечены высочайшего класса.

Председательствующий. Таким образом, вариант решения вопроса. Давайте подумаем, да. Первый вариант. Обращение Государственной Думы к Правительству Российской Федерации о создании рабочей группы по этому поводу, да. Для того, чтобы ... один вариант.

Второе. Изучение собственных возможностей. Нам нужно переговорить с нашим издательским отделом и посмотреть, как это ложится в планы наши.

Следующий момент. Олег Германович, ваши идеи какие могут быть ещё?

Москалец А.П. Ну ещё вариант есть. Ну, рекомендовать Правительству издать распоряжение, собрать эти материалы, как архивные, и обеспечить их сохранность, и всё.

Председательствующий. Да, такой вариант, да.

Румянцев О.Г. Помимо самого издания, очень правильно, ещё важен доступ для ...

Москалец А.П. Нет, я об издании не говорю. Я говорю о сохранности, о вашей ...

Председательствующий. Тогда ... появятся, включая аспирантов. И они...

Москалец А.П. А если говорить по содержательной части, то смотрите. Вот надо... Я понимаю абсолютно, что есть серьёзный научный и даже писательский интерес из всего этого состояния, это я не отрицаю.

Но когда мы говорим о практическом применении, вот меня немножко вот это всё настораживает. Потому что даже в самой записке Президенту отражаем, что это всё было результатом напряжённой работы.

И представьте себе теперь так. Ситуация вот той напряженной работы, неустойчивое равновесие, да и вообще отсутствие всякого равновесия. Мы вообще были в одной стороне. Как мы оттуда выкарабкались, саму Богу только, видимо, будет известно, мы до сей поры не поймём, почему мы ещё живы. Тогда зачем создавать...

Мы сейчас не поймём, почему мы были живы в тот момент. И тогда, вот смотрите, мы как бы тогда идём вполне осознанно на новое создание напряжения в обществе. Мы выбираем сейчас две эти ситуации, время, когда напряжение начинает, политическое напряжение расти, и оно будет, видимо, года два такое состояние. А мы ещё на сегодня имеем недостаточно устойчивую правовую систему, которая бы могла сопротивляться. Где-то прошла демонстрация, где-то там 2-3 миллиона человек, прошла и прошла, а у нас на любом майдане 3-4 человека, если собрались на срок более 2-х часов, власть меняется. Не надо этого допускать.

И я думаю, когда мы начнём сейчас выдавать все вот эти, понимание всех тех процессов движений и групп, не думаю, что это будет на пользу устойчивости самой Конституции, когда мы сейчас говорим, не надо её менять, не надо трогать, это основной закон. Потому что только откроем чуть-чуть дверку сюда, тут сразу ринется куча желающих поправить конституцию до такого состояния, что мы и государственность-то будем, непонятно, каким образом держать дальше. И тут, наверное, нужно задуматься, вообще, о последствиях даже, понимаете. Но ведь насколько это капитальная и политически ответственная деятельность на сегодня открыта общественно вот так, ни в каком секретном варианте, заняться вот такой аналитикой.

Поэтому я понимаю, что не надо утрачивать для поколений и того, что было, чтобы понимать. Я полагаю, что вполне разумно сохранить, как вы говорите, что в 1993 году, что там произошло, и в следующие года. Я это абсолютно готов поддержать: осуществить сбор этого материала, обеспечить его сохранность, а потом уже при определённой политической и другой ситуации страны обеспечить вот то, о чём вы говорите.

Похмелкин В.В. Так что я думаю, что поручить бюрократии ... что-то сохранить, это значит, точно дело провалить. Вот уж мы будем тогда спокойны, ничего не сохранят.

Помимо научного и практического значения, есть как раз более важный аспект, аспект исторический. Мы не имеем права утратить вот всё то, что в нашей истории было. Хорошо, плохо, это пусть потомки оценивают, как это всё было. А нам надо все это просто-напросто воспроизвести, сохранить, привести в систему, коль скоро этой системы нет. И поэтому тут как политическая конъюнктура, вообще не при чём. Это задача, как мне кажется, просто вот наша ответственность перед историей. Уж извините за пафос, и ничего другого тут не скажешь. А раз так, то всё ясно. Значит вопрос только чисто технологический.

Председательствующий. Как говорит Швыдкой, все мы - исторический хлам. Он имеет в виду всех, кто после 40 лет, да.

Похмелкин В.В. Можно и так.

...я предлагаю так. Решение это поддержать, вам поручить всю технологию проработать, как лучше. Мне всё равно. Как технологичней, так лучше...

Председательствующий. На следующем заседании Комитета...

Похмелкин В.В. Это уже всё зависит от, да, от конкретики. А принципиально, конечно, поддержать, даже не вопрос.

Председательствующий. Договорились, да, хорошо.

Сегодня заседание, такое решение к следующему Комитету подготовим позицию, поговорим действительно по возможностям. Вы считаете, что это около 26 миллионов рублей. Я думаю, что, объективно говоря, это...

Москалец А.П. Мало, это мало запрашивали.

Румянцев О.Г. Мало. Поэтому и сняли.

Председательствующий. Поскромничали, да.

Соответственно, формальное заседание Комитета закончено. Всем спасибо. Если можно, остаться депутатам.

Комитет Государственной Думы по конституционному законодательству и государственному строительству

16.11.06 г. 12:00:00

Комментарии:
Быстрый доступ