В этой рубрике собраны мои научные труды, разнообразные публикации, общественные инициативы за последние... упс.. 30 лет...

Гражданское общество в структуре современной конституции. 1994

СРЫВ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРОЦЕССА (вместо Преамбулы)

Совместные усилия, предпринятые в области конституционной реформы в 1990-1993 годах, дали плоды: изменилось отношение к самой идее конституционного строя; жизнь начала подтверждать правильность ключевых идей и институтов. Но положительная тенденция была остановлена ошибками той и другой стороны, неконституционными действиями административной системы и непримиримой позицией части Верховного Совета РФ.

Главной стратегической ошибкой Съезда является ОТКАЗ 7-го СЪЕЗДА в декабре 1992 г. принять новую Конституцию, подготовленную и согласованную в Конституционной комиссии РФ. Верховный Совет РФ необдуманно хотел заморозить реформу, планируя на ноябрь 1993 г. всего лишь первое чтение по новой Конституции. Народные депутаты упустили стратегическую инициативу, погубив добротный, концептуально и юридически выверенный проект своей же Конституционной комиссии.

С другой стороны, серьезнейшими ошибками Ельцина явились: отказ от проекта Конституционной комиссии; метания с другими вариантами неизбежно привели к ухудшению текста и появлению в нем массы конъюнктурных, временных положений; подмена референдума по согласованным принципам Конституции референдумом по политизированным и расколовшим Россию вопросам; отказ в сентябре 1993 года от переговоров с делегацией Верховного Совета РФ по досрочным выборам и новой Конституции.

Проведение в декабре 1993 г. референдума по Конституции можно считать НЕСВОЕВРЕМЕННЫМ и не отвечающим сложившимся жестким реалиям. Я лично выступаю против такой функции Конституции как ее использование для придания законности силовому захвату власти и закрепления сложившегося сиюминутного соотношения сил. Принятая в ненормальных условиях новая Конституция не только не решит вопроса о продвижении к конституционному строю, но отодвинет нас от этой высокой цели.

В настоящей статье автор хотел бы вернуться к одной из структурных и концептуальных особенностей проекта Конституции РФ, подготовленного и согласованного Конституционной комиссией. Речь пойдет об идее гражданского общества и ее возможном воплощении в современном Основном законе.

Интерес к этой идее - вовсе не архивный. Автор намерен продолжить серьезную и активную работу в направлении создания полновесной и общеприемлемой Конституции - документа не одного лица, а конституционного строя. Ее принятие станет возможным и даже необходимым по завершении нынешнего ненормального периода в жизни России.

МОДЕЛЬ И СТРУКТУРА КОНСТИТУЦИИ

Создатель Конституции не склонен искать на стороне готовую модель, пригодную в качестве прецедента для его страны, поскольку каждая нация имеет свои особые традиции и свой дух. По свидетельству члена Рабочей группы Конституционной комиссии Р.И.Пименова, "большинство понимало, что конституцию мы пишем не абстрактную, а для конкретной страны, называемой Россия, с ее семидесятилетним опытом, с ее тысячелетней традицией. И что мало создать блестящую самосогласованную фикцию, надобно создать нормативный документ, который БУДЕТ ПРОЧИТАН С ПОНИМАНИЕМ и который МОЖЕТ БЫТЬ ПРИМЕНЕН В НАШИХ РЕАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ. Нереального, неосуществимого, невоплощаемого - нам не нужно... С пониманием всего этого мы и работаем" /1, с.126/.

Идеи и доктрины конституционализма - как универсальные, так и отечественные - составляли, наряду с исканиями и размышлениями самих разработчиков, отправную основу для определения концепции и структуры новой Конституции РФ. Последняя должна не только отвечать современным требованиям, но иметь оригинальную и ясную логику построения. Таковой, на наш взгляд, была архитектура проекта, подготовленного в Конституционной комиссии РФ в 1990-1993 годах.

Новизной отличалась конструкция органической связи личности, гражданского общества и государства. Она отражала новый взгляд на науку конституционного права и новую последовательность регулирования институтов современного конституционного строя. Указанная модель - писал автор в 1990 г. - намечает смену сложившейся модели отношений: от жесткого контроля состороны тоталитарной власти над обществом к действеннному общественному договору между личностью, обществом и государством. Человек, его права и свободы закрепляются как высшая ценность; общество (самоорганизованный народ) - как подлинный носитель суверенитета и единственный источник государственной власти; государство - как агент личности и общества, правомочный решать лишь те вопросы, которые за ним закреплены Конституцией /2/.

Вместе с тем, структура Конституции строится с учетом основных объектов конституционного регулирования. Автор согласен с Ю.А.Тихомировым, что к последним не следует относить все объекты и искусственно сужать сферу текущего законодательства, саморегулирования /3, с.12/. Разделы, главы, статьи, их части и пункты в Конституции призваны отражать конституционные институты и их составные части. Не рекомендуется разрывать структурно группы норм, посвященных одному институту и связанных общими научными понятиями. Вместе с тем, высший закон, несмотря на свою компактность, не должен суживать предмет конституционного регулирования, сводя его к системе государственной власти. Напротив, линию на расширение сферы и предмета конституционного регулирования можно назвать весьма перспективной - в условиях социализации задач современного государства.

Вышеизложенное определило состав и последовательность разделов нашего проекта. Его макро-архитектура - в последней версии до упразднения депутатского корпуса - была такова: Преамбула; Незыблемые и целостные "Основы конституционного строя"; собственно Конституция (нормы конституционного строя); Переходные положения, требуемые самим характером переходного периода, механизм защиты Конституции. Текст собственно проекта Конституции состоял из шести разделов /см.4/. I-ым, ключевым, разделом становился свод основ конституционного строя. II-ым разделом - наш российский Билль о правах, каталог прав, свобод и обязанностей гражданина, с особой главой об их гарантиях и защите. Помещая его перед разделом о государстве, разработчики структурно подчеркивали отказ от второстепенности гражданина. III-ий раздел - "Гражданское общество". Следующие два раздела (IV и V-ый) определяли структуру государства - по вертикали (разграничение полномочий и предметов ведения между федерацией и ее субъектами) и по горизонтали (разделение ветвей власти при механизмах их взаимодействия); разделить "единое и неделимое" полновластие требовало отсутствие полного доверия к государственной власти. VI-ой раздел содержал заключительные положения, в т.ч. порядок вступления Конституции в силу и весьма непростой порядок ее изменения. Необходимые пояснения к тексту, толкование отдельных терминов, перечень упоминаемых конституционных законов предполагалось дать в особом комментарии, призванном помочь правоприменителю и гражданину лучше разобраться в сути документа и намерениях законодателя.

НАШЕ ПОНИМАНИЕ ЦЕЛЕЙ ПРАВОВОЙ РЕФОРМЫ

Движение к СПРАВЕДЛИВОМУ КОНСТИТУЦИОННОМУ СТРОЮ - вот цель государственно-правовой реформы, призванной сообщить общественной жизни необходимую цельность. Наше государство неизбежно продолжит путь к упадку, если мы не возродим и не создадим живительную совокупность здоровых и твердых правил, порядков и обычаев, известных и постоянных для всех.

СПРАВЕДЛИВЫЙ конституционный строй автор понимает в трех проявлениях:

1/ Правовая справедливость - т.е. реальное ВЕРХОВЕНСТВО ПРАВА - права, которое призвано защищать СПРАВЕДЛИВЫЙ ПОРЯДОК ГОСУДАРСТВА и его отношений с обществом - и основанной на нем Конституции. Именно через Конституцию должна проявляться связь права как императива справедливости с писаным законом. Недопустимо сознательное отвергание официально закрепленных норм действующей Конституции, ведщее к подрыву Закона как организованной формы права. Нужны твердые гарантии ОБЩЕОБЯЗАТЕЛЬНОСТИ КОНСТИТУЦИИ.

2/ Социальная справедливость, которая предполагает, что вокруг целей и методов конституционной реформы сложилось широкое гражданское согласие. Только тогда новая Конституция станет ОБЩЕПРИЕМЛЕМОЙ, понимаемой и принимаемой в обществе, создающей условия для солидарности имущих и обделенных, взаимопонимания старших и молодежи, социального партнерства работодателей и людей труда. Российская Конституция должна стать ВЫСШИМ СОЦИАЛЬНЫМ ЗАКОНОМ.

3/ Наконец, историческая справедливость, которая претворяется в ПРЕЕМСТВЕННОСТИ конституционного строя. Преемственность важна во имя будущей УСТОЙЧИВОСТИ. Не годится, когда историю Отечества вновь пишут "с чистого листа", российская государственность существует, продолжается и не требует создания заново. И, конечно, неразумно отмахиваться от накопленного опыта при создании новой Конституции, а это как раз и происходит сегодня.

ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ СОЦИАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА

Одной из заметных черт преемственности автор считает социальный характер российской Конституции.

В советской юридической науке считалось почти общепризанным, что Конституция СССР (и РСФСР) являлась Основным Законом не только государства, но и общества, ибо вообще социалистические Конституции особое внимание уделяли вопросам и положениям, относящимся к социальной инфраструктуре. Но не только социалистические - достаточно взглянуть на многие послевоенные конституции в мире.

Думается, что этот подход - пусть и в измененном виде - следует сохранять, обеспечивая преемственность внимания к социальным мотивам и социальной проблематике. Согласимся с подходом Б.Н.Топорнина, рассматривающего Конституцию как микромодель общества, его юридический каркас, в рамках и на основе которого не только функционирует власть, весь государственный механизм, но и предопределяются многие сферы общественного развития /5, с.4/.

Ядром нашей концепции был тезис о Конституции общества и государства. В Преамбуле проекта Конституционной комиссии предлагалось записать, что Конституция есть "высший закон с т р а н ы": под "страной" мы понимали и государство, и те отношения, что возникают при его взаимоотношении с обществом. Конституция становилась высшим законом при регулировании государственных отношений и при защите общества от произвола государства".

Нельзя согласиться с тезисом подготовки конституции исключительно государства. Эта мысль преобладала в аргументации Алексеева, Собчака, Шахрая - как в период выдвижения ими своих альтернативных проектов Конституции накануне VI Съезда н.д.РФ, так и после появления ново-президентского проекта, подготовленного по ошибочной инициативе в апреле 1993 года. Подобный антисоциальный подход, чреватый сведением к прерогативам государства многих сфер и институтов, не являющихся элементами государственного строя и государственной власти, показывает не только отрицание мировых тенденций конституционного развития новейшего времени , но и опасность сверхпрагматического подхода к Конституции, как инструменту жесткой борьбы за государственную власть. Собственно, так и случилось.

...Любопытно, что Конституционное совещание - услышав нашу жесткую критику - в итоге записало статью, что Россия - социальное государство. Но как радикал-либералы собираются воплощать эту норму-обязательство жизнь? - остается загадкой; это почти такая же насмешка как появление министра с о ц и а л ь н о й защиты в тройке лидеров а н т и - с о ц и а л ь н о г о шоко-терапического "ВыбРоса".

ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И КОНСТИТУЦИЯ

Не случайно, что вовсе не проблема суверенитета личности стала детонатором спора вокруг концепции Конституции РФ. Им стал вопрос о соотношении Конституции и проблематики г р а ж д а н с к о г о о б щ е с т в а.

Выделение специального раздела "Гражданское общество" в нашем произошло впервые в практике отечественного конституционного законодательства. Конечно, можно вспомнить, что в Конституции 1936 года был раздел об общественном устройстве, а в Основном законе 1977 г. - об основах общественного строя. Но в нашем случае речь идет именно о г р а ж д а н с к о м обществе.

Полагая нецелесообразным восстанавливать в самой Конституции понятие "общественный строй", мы сочли необходимым отразить ряд близких категорий и институтов политической, экономической, социальной и культурной сфер в разделе "Гражданское общество".

По мнению саратовского юриста В.И.Гавриленко, это "ценная находка авторов проекта российской конституции... имеющая большое научное, теоретическое и практическое значение" /6, с.16/, что позволяет рассматривать гражданское общество как важнейшую конституционно-правовую категорию. Появление такого раздела вовсе не означает попытки всеобъемлющего государственно-правового регулирования основ гражданского общества, что противоречило бы самой природе и социальному назначению его институтов.

Формирование зрелого гражданского общества является основным назначением коренной конституционной реформы, осуществляемой в нашей стране. На наш взгляд, гражданское общество - с известной условностью - можно рассматривать как социальное пространство в котором и реализуется конституционный строй. Наличие данного раздела продиктовано логикой построения Основного закона: восхождение от конкретно-индивидуального (правовой статус личности) к юридически-всеобщему (структура

и правовой статус государства). Члены и эксперты Конституционной комиссии (В.Д.Зорькин, В.А.Кикоть, В.И.Лафитский, Б.А.Страшун, Ф.В.Цанн-Кай-Си, автор этих строк и другие) последовательно отстаивали наличие самостоятельного раздела о гражданском обществе.

Именно здесь, подчеркивал Л.С.Мамут (кстати, ранее - до "принципиального" и шумного перехода под знамена Конституционного совещания с противоположными идеями рьяно отстаивавший раздел "Гражданское общество"), опосредуются связи между личностью и государством, в сфере таких отношений и институтов, которые по своему происхождению и социальной природе не являются политическими, публично-властными, не выступают производными от государства; именно в этих отношениях и институтах находят воплощение и большей частью с помощью их осуществляются права, свободы, обязанности личности /7, с.31/. Гражданское общество представляет собой необходимый и рациональный способ социального существования людей, основанный на разуме, свободе, праве и демократии. Отсутствие гражданского общества исключает демократический порядок экономической и политической жизни. В условиях гражданского общества создается реальная возможность для самореализации личности и человеческих коллективов и тем самым устанавливается оптимальная мера вмешательства в экономический, социальный и духовный процесс /8, с.4/. В рамках гражданского общества воплощается большая часть прав и свобод человека, вот почему его отношения и институты в современных государствах поль-

зуются поддержкой и защитой закона.

Выделим следующие аспекты взаимосвязи гражданского общества и Конституции:

- обеспечение развитых правовых отношений институтов гражданского общества и государства;

- определение и нормативное закрепление обязанности государства служить интересам человека и общества;

- обеспечение высокого правового статуса членов и институтов гражданского общества;

- содействие структурированию общества в развитое, упорядоченное, культурное - т.е.гражданское.

Три начала формируют гражданское общество: коллектив, индивид, власть. Это созвучно нашей концепции, также построенной на взаимодействии трех уровней: личность - гражданское общество - государство. Гражданское общество, т.о., является микромоделью срединной части всей конституционной конструкции, повторяющей взаимодействие трех уровней на своем "этаже". В обществе вырабатываются социальные формы общественности. Гражданское общество - в нашем проекте - охватывает социально-экономические отношения и институты (собственность, труд, предпринимательство), организацию и деятельность общественных объединений, политических партий, профсоюзов, творческих ассоциаций, религиозных общин и т.п., сферу воспитания, образования, науки и культуры, семью - первичную естественную основу человеческого общежития, систему средств массовой информации /9, с.10/. Перечень этот не является исчерпывающим, но наиболее значимые сферы жизнедеятельности гражданского общества он в себя включает.

Одной из особенностей гражданского общества является его динамика, непрерывное движение. Конституция призвана обеспечивать эту динамику, почти по Руссо - как движение к гражданственности, естествености (разумности) и цивилизованности, что в переводе на наши уровни означает формирование развитой личности; совершенных гражданских отношений; рациональной цивилизованной власти. Концепция гражданского общества из философской превращается в политико-правовую и даже прикладную. Конституция изначально задумывалась как документ баланса и равновесия, включая указанные.

ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И СОВРЕМЕННОЕ ГОСУДАРСТВО

Проект Конституционной комиссии задавал основы отношений гражданского общества и государства, в том числе:

1/ через гарантии влияния со стороны членов и институтов гражданского общества на государственную власть и на политическую организацию общества;

2/ через гарантии невмешательства государства в частную жизнь (ст. 22), неприкосновенности человеческого достоинства (ст.13), неприкосновенность жилища (ст.23), права на свободу и личную неприкосновенность (ст.21), гарантиии экономической свободы каждого (ст.34), невмешательства в законную деятельность общественных и религиозных объединений (ст.62), гарантии свободы воспитания, образования, науки, культуры, массовой информации (ст.67, ст.73), обеспечения самостоятельности местного самоуправления (ст.8), гарантии от вмешательства в законную деятельность местного самоуправления (ст.112), политического и идеологического многоообразия, многопартийности, свободного участия граждан в политической жизни (ст.5);

3/ через обязательство государства создавать социально-экономическую безопасность граждан - включая обеспечение права на труд, охрану здоровья, благоприятную окружающую среду, социальную защиту, на жилище, на образование, на участие в культурной жизни, - т.е. через комплекс социально-экономических прав и свобод человека;

4/ наконец, через определение механизмов воздействия со стороны членов и институтов гражданского общества на государственную власть, которые позволяют преодолеть политическое отчуждение, дают основы государственной службы в Конституции.

Гражданское общество сосуществует с другой, не менее очевидной реальностью - государством, которое по-своему объемлет все гражданское общество и оказывает значительное влияние на него. Разработчики из Конституционной комиссии стремились точно сообразовать методы, средства и пределы государственного регулирования жизни гражданского общества с его характерными признаками и специфической природой; руководящим началом здесь выступали положения: а) разрешено все, что не запрещено законом; б) высшее призвание государства - служить интересам человека и общества.

Гражданское общество в условиях перехода от авторитарного режима к взвешенной демократии содействует преобразованию сферы политики. Словами К.Маркса "Возьмите определенное гражданское общество, и вы получите определенный политический строй, который является лишь официальным выражением гражданского общества" /12, с.402/.

Некоторые исследователи вообще предпочитают уйти от противопоставления проблемы гражданского общества государству и их якобы неизбежной борьбы, полагая, что в современных условиях правовое государство и его аппарат могут быть отнесены к элементам гражданского общества, поскольку его формирование означает возврат государства в лоно гражданского общества, из которого оно в свое время возникло /13, с.5,41/. Проблема гражданского общества, справедливо полагает А.В.Одинцова, сводится не столько к противопоставлению его государству, сколько к предотвращению (или хотя бы ограничению) таких форм организации, в т.ч. государственных, при которых внутренние интересы общества, интересы его членов подменяются внешними, оторванными от человека интересами какого-либо аппарата.

Исторически любая конституция возникала именно для того, чтобы определить устройство государства, а не общества во всех его ипостасях, пишет А.В.Мицкевич, но подчеркивает, что никакая конституция не может обойти взаимоотношений государства с главными общественными институтами - собственностью, правами и свободами граждан, общественных и религиозных учреждений. Единственным ограничением на взгляд ученого должно быть то, что вектор конституционного регулирования все же должен склоняться в сторону регламентации государственной, а не общественной жизни; вся основная сфера устройства общества должна быть предоставлена саморегулированию /14, с.13-14/. Мы учли это в нашей концепции, "склонив вектор" куда следует.

Оппоненты же полагают вообще невозможным конституционное вмешательство в сферу гражданского общества. Да, гражданское общество автономно, но не абсолютно, поскольку оно испытывает неизбежное воздействие со стороны государства. Отсюда неверно, что категория "гражданского общества" сугубо философская, а не юридическая. Давая конституционную основу для возрождения традиций, мира людских отношений, естественных сообществ, интересов и устремлений. Критики особенно упирают на наличие главки о семье - подчеркивая "нонсенс" ее появления в Конституции. Заметим, что в полученном автором в 1990 году в Европейском Сообществе инициативном проекте "Конституции Соединенных Штатов Европы" семье посвящена уже 3-я глава. Конституция не собирается поучать или регламентировать гражданское общество, это невозможно; задача ее - легализовать его институты, дать правовую регламентацию их контакта с государством.

Сам раздел о гражданском обществе - своего рода "мостик" между разделом о личности, и разделом о государстве. Роль "посредника" и была отражена во внутренней структуре третьего раздела: он начинался с базисных структур (собственность, труд, семья и др.) и завершался главами об общественных объединениях и массовой информации, которые непосредственно выводят на проблематику государственности, поскольку такие институты отправляют отдельные функции государственной власти.

ОТ ЛОЗУНГА ОППОЗИЦИИ К КОНСТИТУЦИОННОМУ ЗАКРЕПЛЕНИЮ

Сам факт признания идеи гражданского общества на конституционном уровне стал бы во многом символичным. Тогда категория "гражданское общество" перешла бы из идейного арсенала демократического движения 80-х годов нынешнего столетия в разряд конституционно-правовых институтов.

В условиях авторитарных режимов в странах социализма категория "гражданское общество", а также близкие новые категории "второе общество", "паралельный полис" и другие появились как символ протеста против чрезмерного огосударствления общественной жизни. Система подавляла независимую деятельность, и новые социально ориентированные инициативы закладывались в скрытой форме, образуя как бы "второе общество". Подчиненная партийно-монопольному блоку власти социальная система не работала: в современном обществе интересы стали посредником социальных отношений, а формальные структуры часто не справлялись с ответственной задачей их своевременного выражения и эффективного согласования /см. подробнее - 10; 11/.

В странах государственного социализма атомизированное "второе общество" с нарушенными социальными связями и неразвитой правовой, политической культурой начало пробуждаться и постепенно переходить к начальным формам эмансипированного существования. Плоскостями эмансипации стали постижение гражданским обществом своего прошлого, независимая культура, возрождение религии, расширение "альтернативной экономики". Но главной все же стала плоскость политического действия - институционализация гражданского общества и завоевание им конституционных прав. Вот почему конституционное закрепление основ гражданского общества призвано как бы "легализовать" его, придать учреждениям и отношениям гражданского общества статус юридически признанных институтов.

Это вовсе не привело бы к "порабощению" гражданского общества. Формирование гражданского общества содействует преобразованию человека в развитую, целостную, активную личность. Степень воплощения императива запрета для любого политического властного вмешательства в сферу личной жизни в реальности есть первый показатель эффективности гражданского общества. Структуры гражданского общества создаются с целью удовлетворения многообразных потребностей людей по преимуществу спонтанно снизу, а не конструируются сверху, по приказу государства или Конституции. Субъекты, составляющие гражданское общество юридически независимы друг от друга и взаимодействуют как свободные и равные партнеры. Их "сцепляет" не конституция, а горизонтальные кооперационные связи, в принципе не знающие такой зависимости, как "веление (команда) - подчинение".

"НОВОГО НЕ НАДА!"

Всегда ли рассмотренные вопросы должны затрагиваться в Основном Законе? Исследователи высказывают различные точки зрения на этот вопрос. А.Селигмэн полагает, что та уникальная черта американской Конституции, что она простояла свыше двух веков, состоит в укоренении этой Конституции в американских ценностях и институтах, в институтах американского гражданского общества, что и определило ее "святость" и долгую жизнь /15, с.109/.

Излишне большие почитатели западных конституций у нас любят пенять на то, что не следует высовываться - в других мол конституциях о гражданском обществе не пишут, не мешают гражданам самоорганизовываться и самоуправляться. Так, В.Туманов на одном из последних до государственного переворота заседаний рабочей группы Конституционной комиссии оспаривал правомерность самостоятельного раздела о гражданском обществе, ссылаясь на то, что подобного нет ни в одной Конституции. Такой же путь избрали и другие оппоненты Конституционной комиссии - С.Шахрай и С.Алексеев. На Пленарном заседании нашей комиссии 7 мая 1993 г. их позицию резкой критике подверг Ю.А.Тихомиров, полагавший, что исколючение раздела о гражданском обществе не позволяет дать полных конституционных гарантий индивидуальным и коллективным правам и свободам.

По-видимому, оппоненты уже не успевали внимательно отслеживать развитие конституционной реформы в бывших социалистических странах и республиках. Так, в новой Конституции Республики Крым есть такой раздел, во многом подготовленный на основе материала, предложенного Конституционной комиссией РФ. Есть такие разделы и в Конституциях других стран. Но вопрос не в наличии или отсутствии специального раздела. Дело в том, что институты гражданского общества все шире получают конституционное развитие в странах, где принимаются новые Конституции (Испания, Португалия, Греция, Бразилия, Мексика и др.), ибо появляется потребность в изложении конституционных гарантий для институтов гражданского общества и обязанностей государства по отношению к ним.

Но нам это "не указ", у нас - видать - своя собая гордость и нового нам "не нада!". И вот результат: к самым существенным недостаткам проекта Конституции РФ, вынесенного на референдум, относится как раз отсутствие глав о гражданском обществе. Редкие положения размазаны по всему тексту, но это не спасает.

Невнимание к социальным мотивам и социальной проблематике, впрочем, не удивительно, учитывая ярко-либеральный, "партийный" характер предложенного проекта.

Итак, в России - не в первый уж раз! - собственные находки внедрять не можем и смотрим как это с большим удовольствием делают наши близкие и далекие соседи. Вот и находку разработчиков проекта Конституционной комиссии - раздел "Гражданское общество" - постигла та же печальная участь... Но, верю, это еще не окончательное поражение нашей концепции.

Литература:

-----------------------------------------------------

1. Р.И.Пименов. Как мы обустраиваем Россию. - "Конституционный вестник" N2, октябрь 1990 г., Конституционная комиссия РСФСР. (также в сб.: Конституция Российской Федерации. (Проект с комментариями). Конституционная комиссия РСФСР. Москва-Красноярск, 1991 г.).

2. Румянцев О.Г. Новая Конституция для России: наши подходы. (Конституционные записки).- , с.4-19; в дополненном виде - в сб.: Конституция Российской Федерации. (Проект с комментариями). Конституционная комиссия РСФСР. Москва-Красноярск, 1991 г. Эта работа, в которой автор излагал основы концепции новой Конституции РФ, была опубликована также в иных изданиях, напр. в: журнале "Народный депутат", М., N15, [октябрь] 1990.- С.80-88; сборнике "Конституция Российской Федерации: проект с комментариями".- М.-Красноярск.- 1991.- С.109-122; других изданиях.

3. Ю.А.Тихомиров, "Конституция в правовой системе: связь и динамика" в сб. "Актуальные проблемы конституционного законодательства", труды Ин-та зак-ва и сравнительного правоведения при ВС РФ, вып.51, М., 1992.

4. Проект Конституции Российской Федерации. Подготовлен Конституционной комиссией Съезда народных депутатов Российской Федерации. Документы и материалы. - М.,"Республика", 1993.

5. Топорнин Б.Н. Конституционная реформа в СССР: предпосылки и основные направления. - в: "Конституционная реформа в СССР: актуальные проблемы". М., 1990.

6. В.И.Гавриленко. Гражданское общество: понятие и конституционные основы. - в межвузовском научном сборнике "Конституционное развитие России", Саратов, Абрис, 1993.

7. Л.С.Мамут. О разделе "Гражданское общество" - Конституционный вестник, N2, октябрь 1990, Конституционная комиссия РСФСР, с.31-32.

8. В.Д.Зорькин, Л.С.Мамут, В.А.Кикоть. Новая Конституция: путь к свободе. - "Конституционный вестник" N4, 1990, с.3-7. М., Конституционная комиссия РСФСР.

9. Пояснительная записка к проекту Конституции Российской Федерации, внесенному на рассмотрение шестого Съезда народных депутатов РФ. - в "Проект Конституции Российской Федерации" (сборник документов), М.,1992.

10. Румянцев О.Г. О самодеятельном движении общественных инициатив (неформальные объединения и их роль в перестройке общественной жизни в СССР). Препринт научного доклада. - М., Институт экономики мировой социалистической системы АН СССР, 1988.

11. О.Г.Румянцев. Становление гражданского общества в Восточной Европе. (Политические неформалы в странах государственного социализма). - в сборнике научных работ "Современный социализм и проблемы перестройки", М., ИЭМСС АН СССР, 1989.с.6-31.

12. К.Маркс, Ф.Энгельс. Соч., т.27.

13. А.В.Одинцова. Гражданское общество: история и современность. Материал для обсуждения. - М., Институт экономики АН СССР, 1990.

14. Мицкевич А.В. - Становление основ нового конституционного строя в Российской Федерации. "ГосударствоиПраво", N8, 1992.

15. Adam Seligman. The Idea of Civil Society. - The Free Press, Macmillan,Inc., New York - Toronto, 1992.

+++

Комментарии:
Быстрый доступ