В этой рубрике собраны мои научные труды, разнообразные публикации, общественные инициативы за последние... упс.. 30 лет...

Вытупление на общественных слушаниях "Новые инициативы федерального центра по модернизации Сибири" (Кремль.орг, 14 декабря 2005)

Румянцев Олег Германович, советник исполнительного директора по развитию газового бизнеса корпорации «ТНК – ВР Менеджмент»: Трудно сказать, в каком качестве я буду здесь выступать, как представитель бизнеса, или как еще и политик в прошлом, или как  аналитик. Я вижу здесь и политиков, и аналитиков, и журналистов, а от бизнеса, наверное, здесь больше никого нет.

Как представитель бизнеса, скажу, что «ТНК – ВР» уже несколько лет стоит в авангарде тех, кто выступает за начало широкомасштабного освоения Восточной Сибири. Хочу отметить, что формирование государственной политики в области развития в новом качестве Восточной Сибири и Дальнего Востока  неправомерно затянулось. У нас есть конкретный проект – Ковыткинское газоконденсатное месторождение. И мне кажется, что судьба этого крупнейшего в континентальной части России газоконденсатного месторождения: то, что оно уже много лет заморожено, то, что в совершенно недопустимом виде находится крупнейший проект, от которого во многом зависит развитие Восточной Сибири и которому нет равных по степени влияния на экономику этого макрорегиона – это зеркало того, что у нас сегодня происходит в политике и в экономике. И зеркало, кстати говоря, механизма принятия решений.

Сегодня мы проводим общественные слушания, которые продолжают череду обсуждений по поводу судьбы Восточной Сибири. Ведь о ней сегодня говорят все – от съезда правящей «Единой России» в Красноярске до гражданина номер ЯГ 14/10 в его периодически возникающих письмах издалека. Все вдруг заинтересовались Восточной Сибирью, а это значит, что то, что говорит Максим (Дианов Максим Анатольевич),  это действительно очень серьезная проблема. Хочу развить мысль выступавшего членкора Суслова, закончившего свое выступление упоминанием о том, что Сибирское отделение Академии наук предложило Стратегию развития Сибири и сделало основой этой стратегии комплексный план и идею частно-государственного партнерства. Без такого механизма не будет никакого освоения Восточной Сибири.

Думаю, в этой связи возникает вопрос: каковы могут быть механизмы принятия решения, такие, чтобы вовлекали энергию частного бизнеса, различные формы частно-государственного партнерства: и для развития инфраструктурных проектов, и для решения вопросов местной региональной газификации, и для создания различных промышленных и наукоемких производств – всего того, без чего невозможно прекращение демографического кризиса и оттока населения.

Не секрет, что альтернативой оттоку населения является привлечение мигрантов, которые совсем не собираются быть ассимилированы в нашу культурную среду. Как тут не вспомнить тезис Владислава Суркова о суверенной демократии? В Восточной Сибири проблема суверенной демократии стоит очень остро, потому что последствия такой «альтернативной» трудовой политики в отношении трудовых ресурсов, если мы не будем развивать наши национальные проекты, совершенно очевидны.

Кстати, о национальных проектах: они сегодня носят отчетливый характер проектов социальных. При том, что проект развития Восточной Сибири – это действительно национальный проект, он включает в себя все: от промышленной политики, структурной политики, инфраструктурной политики и кончая социальными последствиями. Поэтому его, может быть,  следовало бы добавить к перечню национальных проектов, коль сегодня действительно все понимают, что очень скоро проблема может перейти в крайне горячую плоскость.

Почему так важна идея частно-государственного партнерства? Смотрите, Программа развития газовых ресурсов Восточной Сибири и Дальнего Востока предусматривает привлечение в этот регион только в газовую отрасль и смежные с ней порядка 50 млрд. долларов. Есть сегодня у государства эти деньги, если у нас на четыре озвученных национальных проекта ассигнуется в общем всего порядка 6 млрд.?  А здесь нужно 50, и только для развития газовой составляющей. А вот, например, Ковыткинский проект – это только по российской части 13,5 млрд.. И их без всякого государства конкретная компания готова привлечь на условиях проектного финансирования с помощью своих западных и российских акционеров. Речь-то идет о том, что государственная координация развития Восточной Сибири и Дальнего Востока не должна быть подменена директивным управлением, исходя из узких эгоистических корпоративных интересов. Что сегодня, к сожалению, происходит.

Давайте посмотрим Программу развития Восточной Сибири в том виде, в каком ее предложил Газпром.  Нет там развития Ковыткинского газоконденсатного месторождения, потому что нет сейчас на этом месторождении Газпрома. А значит, и предлагается подморозить, подвесить его дальнейшее развитие до 2015 года. И развитие Чаяндинского месторождения в Якутской Республике тоже. Пока же будем развивать Сахалин, экспортировать оттуда газ, раз туда зашел Газпром, а в дальнейшем (в 2020-х, 2030-х годах), падающие там объемы производства станем восполнять восточносибирским газом. Значит, еще на 20 с лишним лет подвешивается вопрос о развитии Восточной Сибири – Иркутской области, Якутской Республики и так далее.

Координация ли это? Невольно вспоминается антимонопольный закон о том, что координация в такой сфере не должна приводить к ограничению предпринимательской деятельности.

Мы добились того, что Программа по Восточной Сибири сейчас проходит широкое обсуждение. Только что, 5 декабря, состоялись слушания в Совете Федерации. Я скажу, что слушания прошли блестяще, очень жалко, что представители средств массовой информации уделили им так мало внимания. Они были очень важны, потому что на сибирскую проблему было обращено внимание регионов и основных компаний - и государственных, и с государственным участием, то есть Газпрома, «Роснефти», «ТНК – ВР». На слушаниях выступили представители заинтересованных регионов, и все поддержали вносимые нами предложения, поддерживают их и соответствующие министерства.

Что же должен делать Президент в этой ситуации? Я отвечу: учитывая, что мы только что отметили День Конституции, по которой у нас Президент является гарантом Конституции, то есть является всем в политической системе, я думаю, что он должен провести Государственный Совет и вынести на его рассмотрение вопрос о развитии Восточной Сибири. И ознакомившись с позициями хозяйствующих субъектов и регионов, принять стратегическое, незамедлительное, назревшее и перезревшее решение начать освоение Сибири путем, в частности, осуществления новых крупнейших региональных проектов.

Конкретный проект, о котором я вам сказал, готов, и он повлечет за собой удвоение регионального ВВП, а по Иркутской области увеличение в три раза. Потому что это не просто строительство трубы и выкачка углеводородов, это и гелеивая промышленность, это и газохимия, и переработка, и строительная индустрия, и производство минеральных удобрений, то есть это масса сопряженных промышленных производств, которые планируется внести в этот проект.

Механизм принятия решений сегодня известен. Нужно принимать решение, потому что, если мы будем ждать, когда различные фланги в крупной организации Газпром примут какое-то согласованное решение, время будет уходить.

Экспортная составляющая совершенно очевидна, она здесь очень важна. Я совершенно точно скажу, что всего 10% добычи на Ковыктинском месторождении обеспечат внутренний рынок. Остальная экспортная часть, поставки газа в Китай, в Корею, позволит профинансировать многие социальные программы, о которых мы сегодня говорим.

Завершая, хочу сказать, что общественность в лице, например, Торгово-промышленной палаты, рассматривая эту проблему, приняла соответствующие рекомендации. Парламентские слушания в Совете Федерации тоже были подытожены сводом рекомендаций Правительству РФ и законодательным и исполнительным органам управления Восточной Сибири и Дальнего Востока. И я хотел бы, чтобы и сегодняшние слушания продолжили эту традицию практических рекомендаций. 

Комментарии:
Быстрый доступ