В этой рубрике собраны мои научные труды, разнообразные публикации, общественные инициативы за последние... упс.. 30 лет...

Концерт одного режима для двух блоков. 1995

Олег РУМЯНЦЕВ

КОНЦЕРТ ОДНОГО РЕЖИМА ДЛЯ ДВУХ БЛОКОВ

Прошедшие недели дали основания для более точной оценки перспектив всплывшего ранее проекта "двугорбый центр имени Черномырдина/Рыбкина". Внешне судьбы лидеров пока разошлись. Один провел учредительный съезд НДР. Другой, сконфузившись, заверил аграриев в прежней верности, но одновременно благос­ловил создание невразумительного блока "Согласие" под своим началом.

Начнем с блока Рыбкина, ибо ему была предписана некая левоцентристская фронда. Многим пришлось бы по душе появле­ние крупного полюса, собирающего вокруг себя силы социалис­тической оппозиции. В обществе все больше симпатий вызывают политики и идеи, готовые взять на себя исправление перегибов либерал-демократической реформы.

Не случайно, работе над левым центром посвящены сегодня значительные усилия кремлевских дизайнеров. Но - тщетны их муки. Неудача затеи становится все более очевидной. Группа озвучивания напустила туману вокруг карикатурно "больших и равных" шансов, но по опросам же Российского фонда конститу­ционных реформ в одном из округов Москвы совокупный вес обо­их блоков не тянет и на 5%, доля же т.н. "левого центра" во­обще стремится к нулю.

Во-первых, новый "оппозиционный блок" почти погиб от стиля появления и подачи новости. Новость о нем пришла из политбюро. Над нею изначально нависла тень от вездесущей и непривлекательной длани Кремля. Это спугнуло избирателя и явно пошатнуло уверенность спикера, которого начинают восп­ринимать в неблагодарной роли члена политбюро, ответственно­го за вольнодумоство.

Во-вторых, тут наложился и содержательный момент - при Рыбкине ГосДума из института политического стала заведением чисто инфраструктурным.

Да, по Конституции-93 парламент утратил черты весомого учреждения, лишившись места во властном раскладе. Но сохра­нялась возможность борьбы за перемену курса, укрепление кад­ровых и контрольных полномочий, пересмотр формы правления и постепенное восстановление народовластия.

Ведь на выборах сторонники "реформаторов" получили менее 1/5 голосов. Спикер же занизил и без того ничтожные возможности Думы. Исходя из перспективы длительных заморозков, долгого ледникового пери­ода, он уповал на сохранение возможности легально собирать­ся, использовать помещения, средства связи и прочее. Иначе - сохранять (как ему казалось) парламентаризм чисто материаль­ный.

Логика Рыбкина понятна и по-своему не лишена оснований. Увы, он пал жертвой излишнего оппортунизма. Протест грозил неудобствами, грань же приспособленчества оказалась опасно близкой. В итоге, "новая Россия" получила собрание с созна­тельно атрофируемой политической волей. Не случайно, рейтинг ГосДумы - самый низкий из всех иных институтов власти.

По затее ручной оппозиции нанесен ощутимый удар. Может быть, это сделано сознательно. Неудача пробного шара приве­дет к коррекции дальнейших попыток создания предсказуемо-ло­яльной социал-патриотики. Ибо серьезны страхи перед лицом другой, реально-нелояльной.

Теперь о "правом горбе".

Административная партия начальства должна была офор­миться. Новоселы Дома (теперь уж - "Нашего дома") на порохо­вой Краснопресненской сделали выводы из робкого участия в прошлой кампании. Тогда "своих" (проведенных через ПРЕС, женщин и регионалов) оказалось маловато: в голосовании по доверию в октябре 1994 г. Правительство набрало всего 54 "за", зато получило 284 "против". Политика после этой оплеу­хи ничуть не изменилась, но душа заныла.

По возможностям вседозволенности серьезных соперников у Административной Системы нет. Но нужно было создать прили­чествующую случаю оболочку к предстоящей кампании. Обряжен­ное в тогу "стабилов" благодарное общество должно быть гото­вым оплодотворить вектор реформы победоносным голосованием.

При чтении политического заявления "Нашего дома - Рос­сия" трудно удержаться от смеха - сквозь слезы. Чего стоят утверждения типа:

"мы зовем к себе тех, кто умеет отвечать за свои поступки", "закрыть дорогу безответственности", "мы ве­рим в Россию, общий и светлый дом для всех Россиян" (sic!), "экономика, дает каждому возможность приложить свои силыклюбимому делу", "наш принцип - конкретное решение конкретных проблем", "наш выбор - цивилизованный рынок","безусловное исполнение бюджета на 95 год", "практическая помощь трудовым коллективам, деятелям науки, искусства, образования", "мы засокращение числа органов управления на федеральном уровне", "особенно важны для нас помощь студенчеству", "в числе нашихприоритетов - динамичное развитие здравоохранения", "бес­компромиссная борьба с преступностью и коррупцией", "нам не за что и не перед кем оправдываться", "наше движение - для тех, для кого долг и честь составляют смысл жизни" и т.п.

Как, к примеру, можно сделать российский рубль устойчи­вым и стабильным (не для показухи, как в эти дни) - когда научно-промышленный комплекс, здравоохранение, воспитание в упадке, промышленное производство за 91-95 годы сократится на 48, а производственные капиталовложения на 80 процен­тов!..

Причина политической нестабильности не исчезнет с юри­дическим оформлением партии власти. Она - в крепнущем непри­ятии ее курса. Помню, как на седьмом Съезде в декабре 92 го­да снимали Гайдара и назначали Черномырдина. Кандидат в премьеры со слезою заявил: "я за реформу, но без обнищания нашего народа", законно вызвав аплодисменты зала. Люди пом­нят те слова и на себе ощущают последовавшие за ними дела, продолжающиеся несмотря ни на что.

В концерт одного режима для двух блоков исподволь вкра­лась фальшивая тональность: диссонанс с законным порядком финансирования агитационных и избирательных действий.

Кандидат в депутаты не в праве использовать преимущест­ва своего служебного положения (см. ст.44 Закона о выборах депутатов ГосДумы). Расходов же из казенного кармана двугор­бому центру не избежать. Сонм помощников, экспертов, водите­лей, сотрудников копировально-множительных бюро, пресс-служб, служб безопасности и прочего содержится на го­сударственные средства. На управленческую кипучую деятель­ность режима идут немалые деньги. При написании и проведении бюджета на 95 год в строчку "госуправление" внесено около 4 триллиона рублей, почти вдвое больше строки "социальная помощь"!

Боюсь, что при обходе этой статьи закона стыдливый Центризбирком может и промолчать. Молчит же он до сих пор по фактам, связанным с т.н. всенародным принятием Конституции. Искусство обхода норм закона власти оттачивалось с декабря 92-го, когда истекли указные полномочия Ельцина, данные ему на год пятым Съездом: один продолжил единоцарствие, другие были стерты с политической карты.

Концерт для двух блоков и одного режима цинично напом­нил нам - сколь близко подошла очередная веха закрепления узурпации власти, состоявшейся осенью 93 года. Двугорбая ко­алиция финансовой олигархии и верхушки гос.номенклатуры - это стремление смести и крохи народовластия. Это начало оформления церемониальных, мало что значащих выборов. Победу в них в стиле позабытой ныне Тамары Максимовой уже зазывно отдали тем, кто символизирует "стабильность и преемствен­ность" самих себя.

Отдали поспешно, даже не дождавшись очередного шоу о новом политическом годе. Но время на ответ еще остается.

Комментарии:
Быстрый доступ