В этой рубрике собраны мои научные труды, разнообразные публикации, общественные инициативы за последние... упс.. 30 лет...

Новая эпоха российской политики: причины и пути развития. 1995

Олег Румянцев

Новая эпоха российской политики: причины и пути развития

________________________________________________

1995 год может войти в новейшую историю Российской по­литики как переломный. Близки к исчерпанию ресурсы ради­кал-либерального буйноголовства. Его не только остужают; ма­ятник, повернув, не желает останавливаться в районе середины

- слишком многое накипело. И революционизм 1989-1993 годов начинает мощно замещаться силовым консерватизмом новой эпо­хи.

Естественно, начинается поиск путей как не то, чтобы предотвратить - а хотя бы смягчить удар.

В один из последних вечеров прошедшего года в респекта­бельном клубе московского околополитического бомонда высту­пал И.М.Клямкин, мой прежний коллега по академическому инс­титуту. Он предположил, что ныне борьба будет вестись между партией власти, русскими националистами и третьей силой - демократической альтернативой. По его гипотезе, при весьма благоприятном случае первые и третьи вкупе могут получить относительное большинство в 35 проц. голосов.

Слушая Клямкина, я подумал: "вот выступает один из наи­более достойных наших либералов. И хотя победа либерализма привела нашу академическую науку к серьезной коме, убрало с арены цивилизацию "второго мира" - мира социализма, разбро­сало многие устои и представления; но каким же стойким оста­ется мифотворчество!.."

Во-первых, сама идея любой "демократической альтернати­вы" представляется крайне утопичной после лихолетья демокра­тичнейших 1991-1993 годов. Во-вторых, кажется почти беспово­ротным не альянс, а полный разрыв партии власти с "демокра­тами" - не важно, засвечены последние или находятся в неких дем.запасниках. В-третьих, в столь неполном наборе соперни­чающих сил сомнительно определить альтернативу.

Лично я посоветовал бы демократической общественности связывать свои смятенные надежды не с несбыточным ренессан­сом либеральной демократии, с треском провалившейся. Обрати­те внимание на наименее реакционную часть патриотического

спектра и помогите ей.

Партия власти сбрасывает ставшую более ненужной либе­ральную попону. Заканчиваются затянувшиеся медовые месяцы альянса беспринципной номенклатуры с доморощенными ради­кал-либералами. Часть последних - из тех, что понаглее - сохраняет места, вцепившись в иерархическую карусель.

Но для большинства "либеральных попутчиков" приходят тугие времена. Они полагали, что представляют собою то бес­ценное программное обеспечение, ту сладостную дискетку кото­рую они же будут закладывать в административную машину. В 1992-1993 - получилось, они облепили эту машину, заложили программу - и сработало. Путем обмана в России установилось противоестественное правление меньшинства.

В 1995 машина власти грозно выплюнула дискетку. Силовая часть победила "образованческую" часть. Ранее они солидари­зировались благодаря бесконтрольности, кругам комфорта, отб­леску юпитеров всяческих СМИ на ликах, литаврам Запада. Се­годня наступил период Большой разборки - пока что внутрен­ней.

Сюжеты переходного периода теснят друг друга. Статья "Падает снег" в "РГ" и предупредительный наезд на группу "Мост", задержание Якубовского; Будапештский антизападный рык Ельцина и ответные окрики из загранполитбюро; Чеченская операция; Гайдара не соединяют с Ельциным, Батурина не пус­кают на заседания Совета Безопасности, а В.Ковалева делают Министром юстиции; жалобы Филатова о необходимости про-госу­дарственного телевещания и бравурное возвращение Невзорова на первый канал (после "Времени!)...

Происходящий в Кремле дрейф не случаен.

Гайдар пугает Запад: скоро-де грянет военный путч. Пол­ноте, Егор Тимурович, переворот уже состоялся полтора года назад и совершен он был Вами вместе с ныне не любезными Вам "силовиками", которых такие "несгибанцы" как Гайдар, Явлинс­кий, Бонэр, Ахеджакова и пр. (Грачев, как известно, до пос­леднего колебался) дожали тогда своею истерикой. Вы, видимо, не задумывались о том, что неизбежно наступит время урожая, взошедшего от обильных зерен произвола, с азартом разбросан­ных по властному полю. Вот и открывайте закрома.

Государственный переворот 1993 года устранил организо­ванные усилия опомнившейся-таки части государственного меха­низма по защите национальных интересов и чаяний большинства. Этот вакуум с шумом заполняется теми, кто немало порадел во имя трагедии. Думаю, многое произошло бы иначе, если бы не политиканская кампания, напористо осуществленная тогда крем­левскими мудрецами по рекомендациям и при шумовом содействии "надежды прогрессивной интеллигенции" - сливок столичного бомонда (увы, прокисших).

Нынче, полагают они, настало время "либеральной" оппо­зиции. Но может ли быть привлекательной альтернатива начет­ников навязчивых ощущений (от Ковалева до Юшенкова), "геро­ев" Лужников-90 и Васильевского спуска-93, тех, кто иниции­ровал вопиющее бесправие, жестосердно игнорируют массовую вынужденную бездеятельность рабочих рук, массовый исход тол­ковых голов, массовую проституцию (в т.ч. и детскую)? Тех, кто страстно науськивал на силовое уничтожение народовлас­тия? Не сотворив ничего осязаемого, они, лишь только предос­тавилась возможность "защищать" и громить, вновь залезли в телеэкран.

Сегодня, когда стали очевидными их стратегические заб­луждения, пошли стенания. Но вот признаков покаяния мы не видим. Наша "либерально-мыслящая" интеллигенция словно лиши­ла себя не только права на сомнения, но и обязанности первой делать выводы из практического опыта - порою ошибочного.

Напомню, что вовремя остановиться и критически перес­мотреть свой пыл - дело вовсе не зазорное. Такие столпы русской государственной идеи как Ф.М.Достоевский, Н.Дани­левский или Л.Тихомиров начинали как политические радикалы, но затем приходили к своему видению просвещенного патриотиз­ма. Однако - приходили через страдания и покаяние.

Автор этих строк также пришел к пересмотру своих роман­тических устремлений в результате мучительной работы ума и души. В 1992-1993 годах мы шли в этом направлении при работе над проектом Конституции России. И были близоруко осуждены "прогрессистами".

Ущерб, увы, нанесен был не отдельным личностям - а век­тору восстановления справедливости, который был пресечен.

Ныне от начал пробивать себе дорогу. Наша позиция по Югосла­вии, по Курилам, по государственным средствам массовой ин­формации, по "частным" армиям коммерческих структур, по мно­гим иным вопросам может восторжествовать, если не случится перехлестов в официальной политике. Особенно - в вопросах конституционной законности, где власти еще не "прозрели".

В целом же, доверять лицам, осуществляющим ныне "офици­альную линию" и тем более - ожидать их прозрения у меня нет ни малейших оснований. Полагаю, что при новом общем крене российского официального и неофициального политического поля и ужесточении правил борьбы на нем мы вновь станем свидете­лями крайностей. Благо, авторитарная "коснитуция" дает карт-бланш ЛЮБЫМ действиям правителей.

Итак, прежний противник - анти-общественный воинствую­щий либерализм - сам перешел в оппозицию и несколько ослаб­лен. Бонапартистская партия власти рядится в армяк патрио­тизма, но она слишком вульгарна, преступна и непредсказуе­мо-бесконтрольна, чтобы ей доверять. Нужна как никогда аль­тернатива. Мое видение ее отличается от предсказания Клямки­на.

В подлинном смысле слова демократическую (основанную на справедливости и народовластии) альтернативу может предста­вить широкий набор сил, разделяющих социально-патриотическую позицию, соединяющих просвещенную державность с правовыми основами конституционного строя, сочетающих общемировые пра­вовые принципы с лучшими отечественными традициями.

Эта позиция неизбежно противостоит как жесткой неприми­римости националистов-догматиков, истерическим заскокам ны­нешнего режима и спровоцировавшим их абстракциям. Она спо­собна скрепить раздерганную "реформами" нацию, удовлетворить усиливающуюся тягу к порядку - после хаоса и анархии послед­них лет. Она способна повернуть внутреннюю и внешнюю полити­ку из кисельных берегов абстрактной демократии в русло наци­ональных приоритетов.

И неважно, что субъективный фактор мешает пока что объ­единить усилия политиков вокруг этих устремлений. Вектор восстановления на новом уровне заставит сойтись вместе тех, кто не растерял главное - совесть и стремление к созиданию...

В начале политического сезона 94-95 гг. я рискнул наз­вать этот вектор русским социализмом. (Я предвидел радостное потирание иных влажных от волнения рученок: "ну говорили, вот же - национал-социалисты красно-коричневые, жаль - не добили в октябре-93! И точно, обвинения посыпались. Журнал "Столица" так вообще посвятил передовую статью, где сравни­вал меня одновременно и с Лениным, и со Сталиным, и с Гитле­ром).

Но нам бояться ярлыков нечего: именно русский социализм воплощает целый букет давних устремлений нации: интернацио­нальность, сосуществование различных общностей, спокойное великодушие народа и созидательный поиск его элиты, серьез­ность и осмотрительность государственного рычага, властность народного представительства и самоуправления, тягу к спра­ведливости и соразмерности (а не абстрактно понятой свободе).

Таково в двух словах мое понимание демократической аль­тернативы. И подтверждение его правоты я намерен увидеть уже в наступившем году.

16 января 1995 г.

Комментарии:
Быстрый доступ