В этой рубрике собраны мои научные труды, разнообразные публикации, общественные инициативы за последние... упс.. 30 лет...

Размышления о судьбе конституционного правосудия в РФ. (Февраль 1994)

Примечание

На дворе 2006 год. Недавно вновь избранный Председатель КС В.Д.Зорькин сказал: "Конечно, сейчас неимоверно легче работать. Тогда Россия фактически находилась в состоянии революции, сегодня же мы имеем более или менее оформившуюся систему законодательства, и теперь главное – правильно его применять". Вспомним подробнее те самые годы, начало 1990-х. О поисках, победах и поражениях, сопровождавших борьбу за конституционный строй - в публикуемой ниже работе. Написана она была в феврале 1994 года, когда деятельность Конституционного Суда РФ была присотановлена вот уже как 4 с лишним месяца...

ОР

Олег РУМЯНЦЕВ

РАЗМЫШЛЕНИЯ О СУДЬБЕ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВОСУДИЯ В РФ

Государственный переворот 21.9.93 и последовавшие за ним трагические события нанесли тяжелейший удар по конститу­ционному процессу. Пошатнулись многие основы - народовлас­тие, политический плюрализм, разделение властей, республи­канская форма правления и народное представительство, феде­рализм и социальное государство. Разрушеной оказалась право­вая система, подзаконные акты самовластия подменили собою Конституцию и закон.

Но одним из самых печальных итогов стала гибель незави­симого конституционного контроля. Мне довелось проследить за всеми стадиями развития Конституционного Суда РФ; на многих этапах участвовал непосредственно. Пора делать выводы.

КС РФ в 1990-1993: ОТ РОЖДЕНИЯ ДО ПАДЕНИЯ

1990 год, август-сентябрь. В тексте проекта новой Конс­титуции РФ, подготовленном Рабочей группой Конституционной комиссии, появляется глава "Судебная в л а с т ь". Это было шагом вперед по сравнению с употреблявшимся прежде термином "правосудие", восстановить который, кстати, предлагалось в президентском проекте Конституции весной 1993 года. Судебная власть подчинялась Конституции и закону, а ее внутреннее разделение (необходимая внутренняя сдержка) воплощалось в том, что КС выделялся из общей судебной системы в качестве специализированного органа. Далось это положение в спорах с Б.Золотухиным и др.сторонниками наличия "единого и неделимо­го" Верховного Суда. Проект принимается за рабочую основу 12 октября 1990 г.

1991 год. В рамках конституционной и судебной реформы в недрах парламента рождается добротный проект Закона РСФСР "О Конституционном Суде РСФСР", устанававший организацию и по­рядок судопроизводства в КС. Обеспечение верховенства Конс­титуции и ее непосредственного действия на сей территории РФ становилось неотъемлемой чертой становления демократического правового государства и конституционной законности. Консти­туционный контроль передавался от Верховного Совета и его Президиума в ведение судебной власти как наиболее бесприст­растной и независимой.

Предстояло убедить депутатов. В дело вступил "Конститу­ционный Вестник" - печатное издание Конституционной комис­сии; в трех номерах с 6 по 8-ой мы публиковали обширные материалы В.Зорькина, Э.Аметистова, Т.Морщаковой, В.Савицкого, Ю.Шульженко, Н.Ведерникова, В.Жуйкова; некоторые из авторов позже вошли в КС.

Пятый Съезд в ноябре 1991 г.принимает упомянутый Закон и избирает первый пожизненный состав КС. Подготовка и приня­тие этого решения были одним из наиболее ярких показателей движения к парламентаризму. Фракции предлагали своих выдви­женцев, список неоднократно обсуждался и согласовывался и, в итоге, прошел довольно гладко через бурный Съезд. Руководи­тель группы экспертов Конституционной комиссии В.Д.Зорькин по праву избирается первым Председателем КС.

(Мало кому известно, что накануне Съезда Зорькин обра­тился ко мне с просьбой о включении в список кандидатур на должность судьи КС своего зав.кафедрой Н.Витрука и содейс­твии в успешном прохождении этой фигуры через парламентские барьеры. Позже он сделал Витрука заместителем Председателя КС. "Благодарный" Витрук ответил позже, в конце 1993 года, став более чем лояльным проводником политической линии "по­бедителей").

В 1992 году мне пришлось дважды быть непосредственным участником процессов в КС, выступая с ходатайствами по рефе­рендуму в Татарстане (в марте) и по делу КПСС (в июне-сен­тябре). В обоих случаях КС вышел с честью из трудного поло­жения, показав серьезным себя защитником конституционного строя.

Закрывая вопрос - почему я тогда обратился в КС со встречным ходатайством в отношении указов по Компартии - по­ясню: мною, уже переместившимся к тому времени от радикаль­ных демократов в сторону политического центра, двигало стремление привести схватку сторон к "ничьей". Было очевид­но, что КС не сможет запретить компартию, но и не признает полностью неконституционными указы Ельцина. Распознав этот примиряющий общество замысел, недовольные им революционные "подельники" А.Макаров, С.Шахрай, А.Котенков стали всячески блокировать мое полноценное участие в процессе...

Приобретенные навыки потребовались от КС в декабре 1992 года. За пол-года до того, 6-ым Съездом было принято поста­новление, предписавшее Ельцину пересмотреть крайне спорный экономический курс; но еще не прошел срок указного права Президента РФ в области экономики. И когда оно истекло 1 де­кабря 1992 г., Ельцин выступил с первой попыткой государс­твенного переворота 10.12.92. Седьмой Съезд был в такой обс­тановке не в состоянии принять Конституцию, но тем не менее, рассмотрел и решил вопрос о созыве специального Съезда по Конституции в 1993 году.

КС тогда участвовал в выработке примиряющей схемы, предполагавшей референдум по принципам Конституции. 7 февра­ля 1993 года Ельцина на Конституционной комиссии отверг текст основ, предложенных нам для референдума. Текст, кото­рый нам удалось к тому времени провести даже через Президиум ВС РФ. Было во всеуслышание заявлено, что нужны короткие яс­ные вопросы. Их услужливо поднесла позже "ДемРоссия" и они мало отличались от вопроса "ты меня уважаешь?". Стало ясно, кому нужен раскол общества. В вопросе метода тогда состоялся мой окончательный принципиальный разрыв с Ельциным и его сторонниками.

В 1993 г. состоялись еще две попытки государственного переворота: 20 марта и 21 сентября. В обоих случаях КС нахо­дил прямые основания для отрешения от должности Президента РФ. Зорькин и некоторые другие судьи пытались предотвратить гражданскую войну, остановить беззаконие, творимое органами исполнительной власти и должностными лицами.

В отличие от проповедников ломовых приемов, нами пред­лагалось, чтобы стороны подошли к обсуждению согласованны мер для принятия согласованной Конституции РФ. Но самовлас­тие уже закусило. Съезд и Верховный Совет были в сентябре готовы к перего орам, но время, отпущенное "реформаторами", истекло.

А потом началось то, чего нет даже в далеких от демок­ратии "развивающихся" диктатурах: абсурдная приостановка де­ятельности КС указом высшего чиновника; требования о перес­мотре решения КС относительно государственного переворота 21.09.93 и иных решений (например, в отношении КПСС),что нашло живой отклик у части судей; посылка в КС надсмотрщи­ков-комиссаров в лице М.Федотова и С.Филатова, активная пе­рекупка политической лояльности судей; беспрецедентная при­остановка полномочий В.Зорькина и В.Лучина.

Беззастенчивое глумление над законностью и независи­мостью конституционного правосудия резко уронило авторитет КС и вряд ли поможет нынешнему составу когда либо поднять его. Общество вдруг увидело КС в свете угодливого и бесприн­ципного обслуживания нахраписто жмущих самодуров. Стыдоба.

Недавно "приостановленный" КС исправно выполнил домаш­нее задание и разработал-таки новый, удобный для "новой, де­мократической" обстановки закон о себе. Падение еще одного института демократии свершилось.

Слово за Государственной Думой.

КАКИМ ДОЛЖНО БЫТЬ КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВОСУДИЕ РФ?

Основы правового статуса и полномочий КСбыливесьма полно изложены в проекте Конституции РФ, доработанном и сог­ласованном в Конституционной комиссии. Даже не поблагодарив за труды, Ельцин решил взять из него "все лучшее" и передал проект в Конституционное Совещание. Увы, соображения полити­ческой целесообразности привели к серьезному ухудшению на­чального стройного замысла, появлению в окончательной офици­альной версии массы конъюнктурных положений. Вместо внедре­ния сбалансированной формы правления, правящие круги РФ пош­ли на "изобретение" странной, эклектичной и противоречивой схемы.

Не стали исключением и нормы о КС.

Основным элементом правового государства является его ответственность перед человеком и обществом в регулируемых законом правоотношениях. Судебная власть как хранительница гражданского мира, прав и свобод личности должна обеспечи­вать законность и справедливость. Именно суд, а не чиновник, пусть даже высший, является легитимным г а р а н т о м конс­титуционного строя. Но, весьма симптоматично положение Конс­титуции 12.12.93: "Президент РФ является гарантом Конститу­ции РФ, прав и свобод человека и гражданина" (ст.80 (2)). Такая норма может помешать возродить судебную власть.

На мой взгляд, этой самое принципиальное: КС РФ должен быть ВЫСШИМ ОРГАНОМ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ ПО ЗАЩИТЕ КОНСТИТУЦИОН­НОГО СТРОЯ РФ. В Конституции 12.12.93 нет и этого ключевого положения. А ведь нужна не только возможность проверять, вы­являть и устранять правовыми средствами несоответствия с Конституцией законов, иных правовых актов. Нужно еще и раз­решать вопросы по спорным действиям органов государственной власти, имеющие конституционное значение; быть окончательным арбитром в споре между ветвями власти, быть эффективным ор­ганом правового воздействия на ПОЛИТИКУ, исходя из правосоз­нания судей.

Иначе охрана Основного Закона становится фиктивной. КС не сможет отменить несоответствующие Конституции акты, обес­печить баланс властей, обязать стороны спора не выходить за пределы своих полномочий. Указанные черты позволяют усом­ниться в дееспособности механизмов контроля над властью в Конституции 12.12.93.

Очень важна сила решений КС. Решения Конституционного Суда РФ должны вступать в силу немедленно после их провозг­лашения, являться о к о н ч а т е л ь н ы м и, не подлежать опротестованию, быть обязательными на всей территории РФ. Акты или их положения, признанные неконституционными должны утрачивать силу. Правоприменительная практика, признанная неконституционной, должна подлежать прекращению; соответс­твующие решения государственных органов и должностных лиц должны быть пересмотрены. Всего этого также нет в Конститу­ции 12.12.93, иначе КС пришлось бы признать неконституцион­ной ее саму.

КС должен стать механизмом обеспечения иерархии право­вых актов, воплощающей принцип верховенства права и основан­ной на нем Конституции. Вакханалия указного и распоряженчес­кого беспредела, творимого безнаказанно президентами, мэра­ми, иными чаястями административной системы может быть оста­новлена только принципиальной правовой позицией КС.

Правовое государство предполагает санкции за несоблюде­ние принципа ограничения политической власти; среди них - отрешение от должности правителей с помощью специальной про­цедуры импичмента. Роль КС в этой процедуре должна быть ре­шающей. Так, Президент РФ может быть отрешен от должности в случае умышленного грубого нарушения им Конституции РФ или умышленного совершения тяжкого преступления. Конституционная комиссия предлагала, чтобы производство по такому делу воз­буждалось любой из палат Парламента ПРОСТЫМ БОЛЬШИНСТВОМ избранных в нее депутатов РФ по предложению не менее одной трети ее численного состава. Если Конституционный Суд РФ ус­тановит наличие оснований для отрешения, то другая палата может отрешить Президента РФ от должности большинством НЕ МЕНЕЕ ДВУХ ТРЕТЕЙ (вариант: НЕ МЕНЕЕ ПОЛОВИНЫ) ее численного состава.

Но по Конституции 12.12.93 отрешение от должности Пре­зидента РФ становится невозможным. Нужно получить заключение Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, специальной комиссии Государственной Думы, а также две трети голосов в каждой п лате Федерального Собрания (ст.93). Две трети голо­сов практически невозможно собрать в Совете Федерации (верх­ней палате), половина членов которой - непосредственные под­чиненные Президенту РФ представители органов исполнительной власти субъектов федерации.

КС, на наш взгляд, призван также давать заключение - по представлению государственной медицинской комиссии - о нали­чии у соответствующего федерального должностного лица стой­кой неспособности по состоянию здоровья осуществлять связан­ные с его должностью полномочия. На сегодняшний день, в ус­ловии не только слухов, но и случаев, когда лидер другой ядерной державы три дня не может дозвониться до своего парт­нера, данное полномочие выглядит весьма актуальным. В доку­менте от 12.12.93 его нет.

В условиях затяжного нарушения конституционных принци­пов и норм, КС мог бы ежеквартально обращаться с посланием к Парламенту; а по конкретным вопросам - с представлениями к государственным органам и должностным лицам. То есть, играть еще и роль трибуна, роль активного воспитателя конституцион­ного правосознания на всех уровнях. Что, скажете не нужно? Еще как нужно!

Особая роль Конституционного суда должна подчеркиваться его участием в приведении к присяге Президента РФ - на сов­местном заседании палат Парламента и Конституционного Суда РФ, которое ведет Председатель Конституционного Суда РФ. Он - свидетель клятвы о соблюдении Конституции. Сколько раз за

1991-1993 эта клятва была поколеблена?

В практике отечественного конституционного развития правом давать общеобязательное толкование норм Конституции прежде был наделен законодатель - Верховный Совет. Конститу­ционная комиссия предложила закрепить это право за Конститу­ционеым судом РФ, в стремлении исключить конъюнктурные изме­нения в толковании норм высшего закона в зависимости от по­литического состава очередного парламента. Конституция

12.12.93 закрепила такое полномочие за КС, но, судя по кон­тексту, таким же правом обладает и Президент РФ (см. ст.80(2)(3), 82 (1)). Это может нанести урон устойчивости конституционного строя.

По Конституции 12.12.93 с о к р а щ е н ы полномочия КС, зато количество судей в нем р а с ш и р е н о до 19. После их назначения по предложению Президента РФ Советом Фе­дерации (где половина - "свои", подчиненные Президента РФ из органов исполнительной власти с мест) будет обеспечено иско­мое господство "президентской партии" в этом органе и воз­никнет угроза для независимости конституционного правосудия.

И, наконец, еще одно важное обстоятельство. Конституция должна гарантировать, что в условиях чрезвычайного положения деятельность КС не может быть приостановлена или ограничена. Документ от 12.12.93, случившийся как раз в период чрезвы­чайного положения, такой гарантии не дает. Прецедент неза­конной приостановки деятельности КС, по-видимому, не станет последним.

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД И ФЕДЕРАЛИЗМ

КС может стать одним из действенных механизмов закреп­ления федеративных отношений в едином государстве, разрешая противоречия и являясь арбитром. Конституция 12.12.93 сохра­нила полномочия КС в части взаимоотношений центра и регио­нов, федерального и местного законодательства.

Конституционные реформы в субъектах РФ - неотъемлемая составная часть федерально конституционной реформы. При их проведении необходимо исходить из требований о совместном обеспечении соответствия местных конституций (уставов) и за­конов законам всей Федерации. Односторонние нарушения конс­титуционной законности не поощряет ни одна федерация в мире. Государство только тогда является государством, когда пуб­личная власть опирается на нормы конституции и политическую волю всего народа. Нарушения норм закона не могут получать не только политической, но и экономической поддержки; воз­можны и санкции после заключенрия КС, приостановка любых выплат - впредь до устранения нарушений.

Особая поддержка отдельных регионов оправдана, если она ведет к упрочению государственного единства РФ, противостоит тенденциям этнократии, превращения РФ в межгосударственное образование, конфедерацию, в которой отношения строятся на договорной основе. В подобных условиях прямое финансирование одной категории субъектов Федерации в ущерб благополучию других в корне неверно.Однако, несмотря на наши протесты, оно осуществлялось Президентом и Правительством РФ из феде­ральной казны постоянно. Угроза федерализму сохраняется, но нынешний безвластный парламент вряд ли уследит и урезонит.

Мы неоднократно ставили этот вопрос и перед Верховным Советом, и перед Съездом. И здесь нужен КС. Немаловажно, что он должен вступать в дело ПОСЛЕ ИСЧЕРПАНИЯ СОГЛАСИТЕЛЬНЫХ ПРОЦЕДУР, которых пока нет. Личный опыт по "делу о Татарста­не" (когда решение Конституционного суда так и осталось не­выполненным и никто, прежде всего, Президент РФ, не понес ответственности за это) подтверждает: работать будет только комплексное решение. Политическое - через согласование и взаимоувязку интересов, правовое - через КС, административ­ное - через методы исполнительной власти по его решительному выполнению, контрольное - через безусловные жесткие санкции за невыполнение решения КС.

Я по-прежнему разделяю тревогу В.Д.Зорькина, заявившего на 7-ом Съезде в декабре 1992 г., что проблема единства Рос­сии - важнейшая больная проблема, которая "подстерегла нас и представляет собой громаднейшую угрозу РФ. Соблюдаются ли сегодня Конститу ия и Федеративый договор? Уверяю вас, что не соблюдаются. Субъекты Федерации могут полномочия фиксиро­вать только для себя, но это должно происходить точно в со­ответствии с Конституцией. Возникает вопрос: что вообще слу­жит основанием для таких притязаний? Недостаток полномочий? Загляните в Конституцию: там предполагается полномочий бо­лее, чем достаточно. Нужно все сказать народу. Или у России не хватает сил для этого? Молчание создает опасность для завтрашнего дня. И у меня возникает вопрос: Чечня Татарс­тан... Что, далее везде? ...В случае крайней необходимости у нас не будет другого выхода, как поставить вопрос о консти­туционной ответственности должностных лиц. Нам не хотелось бы это использовать. Но если развал будет продолжаться, у нас не удет другой возможности. Сильная, эффективная, но правовая власть - вот единственный путь для спасения сегод­няшней ситуации".

Увы, сделать этого Конституционный Суд РФ сначала не успел, а затем уже и не смог.

Я возражал против требования "придать федеративный ха­рактер" КС. Во-первых, фдеральное коллизионное право отнесе­но к исключительному ведению Федерации; во-вторых КС имеет в своем исключительном ведении разрешение споров о разграниче­нии полномочий; в третьих, судьи избираются в личном качест­ве - это из гарантий их независимости (в т.ч. от своей "ма­лой Родины"). И все-таки, размышления приводят к выводу: на­до найти механизм представительства в КС от республик или этнических общностей. Должно быть политическое, может быть, негласное решение об этом при формировании нового состава КС.

КС В УСЛОВИЯХ ПЕРЕВОРОТА

Часть судей КС и, прежде всего, Зорькин играли активную роль в поисках политико-правового выхода из кризиса сентяб­ря-октября 1993 года.

В те дни я писал на страницах "НГ", что считаю долгом оставаться в Доме Советов РФ, работая как внутри, так и вне его стен во имя недопущения несправедливости по отношению к России, вталкиваемой в смутную и тревожную историческую по­лосу. Пребывание в Белом Доме позволяло влиять на решения: в жесткой полемике на десятом (внеочередном) Съезде 24 сентяб­ря с.г. удалось добиться поддержки постановления об одновре­менных мартовских досрочных перевыборах депутатов и Прези­дента - при условии восстановления конституционной законнос­ти. Последнее было ключом.

Возможность мирного выхода была: предстояло договорить­ся о принятии чрезвычайным Съездом согласованных с Конститу­ционным Судом РФ и субъектами Федерации правовых актов о власти и выборах, обеспечить деятельность законного Центриз­биркома, фактический равный доступ к средствам массовой ин­формации для представителей различных ветвей власти и поли­тических сил, дать время на разворачивание действительной предвыборной кампании. Но на переговорах исполнительная власть не хотела слышать о политико-правовых вопросах, уль­тимативно настаивая только на вопросах технических, раздувая вопрос об оружии, зная, что при провокации оно сработает.

В начале октября по итогам переговоров с членами Прави­тельства РФ, Советом субъектов РФ, членами КС нами вместе с В.И.Лафитским был подготовлен пакет документов по обеспече­нию выхода из тупика и предотвращению открытого столкнове­ния. В пакет входил проект Закона РФ "О конституционной ре­форме и обеспечении досрочных выборов депутатов РФ и Прези­дента РФ". Предлагался особый порядок его принятия: рассмот­рение на КС, внесение им в порядке законодательной инициати­вы на Совет субъектов РФ, утверждение Съездом народных депу­татов РФ с одновременной отменой Указа Президента РФ N1400 от 21 сентября 1993 г. с последующими приложениями и допол­нениями, а также отменой решений самого чрезвычайного Съез­да. Утверждение Съездом имело принципиальное значение для восстановления конституционной законности в России: если ре­шение о досрочных выборах было бы и согласованным, и консти­туционным, это не только предотвратило бы вооруженное столк­новение, но и позволило бы провести легитимные выборы на всей территории России.

Это закон, после разговора с Зорькиным, я принес 3-го в Белый Дом. Но спровоцированные жестокой рукой события не позволили осуществить задуманное. Кто виноват - узнает неда­лекая история. Большинство из защитников конституционной за­конности 21.09-4.10.93 опирались на естественное право ока­зывать сопротивление силовому захвату власти. Захват был со­вершен теми, кто посчитал возможным навязать свои, неразде­ленные большинством правила под прикрытием слов о поэтапной конституционной реформе, хотя вместо нее налицо был циничный разрыв с конституционализмом.

Сказалась дурная преемственность с большевистской тра­дицией радикального слома государственного механизма. Сказа­ли свое слово и "теоретики", отличившиеся сначала в 1991 в отсутствии оценки Конституционного надзора по фактам анти­конституционного упразднения органов власти СССР, а затем и в подведении теоретической базы под решения осени 1993 г. Революционный зуд в итоге логично привел к теоретическому обоснованию государственного переворота и принятию фиктивной "пропавшей грамоты".

Закреплено "новое государство", а политическая практика сентября-декабря 1993 г. просто вычеркнула из обращения представительную (а не законосовещательную) власть - со все­ми ее архивами, решениями, кадрами, зданиями и сооружениями, ролью в жизни общества. Заодно, прошлась и по судебной. (Кстати, наличие стенограмм заседаний создателей Конститу­ции, могло бы облегчить будущему КС понимание - что имел в виду законодатель, формулируя ту или иную конституционную норму. Но, как быть, когда стенограммы и документы Конститу­ционной комиссии и ее рабочей группы хладнокровно уничтожены

- пожары, ремонты, переезды, перетряски).

КС В "НОВОЙ" РОССИИ

Какова же, на наш взгляд, может быть судьба КС РФ в ны­нешней обстановке?

Суд - это орган справедливости. Однако, трудно говорить о справедливости в сегодняшней России, где на пути к "тор­жеству конституционного строя" стояли три попытки государс­твенного переворота, использование лозунга Конституции для легализации силового захвата власти насильственного устране­ния существующего строя и его органов, гражданская война в Москве, расстрел Верховного Совета РФ, гибель людей, массо­вые нарушения прав человека на фоне сознательного разрушения научного, образовательного, промышленного, оборонного и со­циального потенциала государства, начала массовой неконтро­лируемой безработицы, духовного обнищания.

Рано или поздно предстоит решить вопрос о восстановле­нии легитимности правового и властного пространства. Уваже­ния достоин документ достоверный, который будет принят пол­номочной и легитимной ластью. Такой властью обладает лишь народ, как носитель суверенитета и единственный источник го­сударственной власти; и если он не принял в своем большинс­тве документ 12.12.93, он вправе поручить пересмотреть ее своим уполномоченным представителям. Выражением общей воли явится высший закон, принятый при участии большинства, а не странно натянутым количеством в треть избирателей. Roma locuta, causa finita (Рим высказался, вопрос решен), говори­ли древние; но у нас высказался далеко не весь "третий Рим", даже не половина и даже не треть избирателей России! Значит, и вопрос "решен" лишь временно.

В свете описанной истории, нынешний КС можно назвать трагическим фокусом достижений и противоречий периода реформ 1990-1993 годов. Конституционное правосудие, увы, не устояло под напором революционно настроенных "преобразователей". Да и самим КС в понятном желании сохранить сам институт была превышена допустимая мера соглашательства. КС в нынешнем своем составе, по-видимому, утратил моральное право оста­ваться пожизненным органом вершашим справедливость. Наверня­ка, он еще посудит в оставшиеся месяцы переходного периода.

Но после пересмотра Конституции, переизбрания Президен­та, проведения настоящих выборов, народ, надеюсь, получит настоящий, независимый и сильный КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИИ. В знак возобновления пути к справедливому конституционному строю.

12-16.02.1994

Опубликовано с сокращениями в "Независимой газете" 4 марта 1994 года

Комментарии:
Быстрый доступ