Олег Румянцев. Функции Конституции в сегодняшней и завтрашней России

Олег РУМЯНЦЕВ

кандидат юридических наук,

Президент Российского фонда

конституционных реформ

ФУНКЦИИ КОНСТИТУЦИИ

В СЕГОДНЯШНЕЙ И

ЗАВТРАШНЕЙ РОССИИ

I.

Движение к конституционному строю требует ясного понимания его целей и предназначения. До законодательного закрепления механизмов, упорядочивающих сложные социальные отношения, следует вернуться к уточнению роли и функций Конституции в сегодняшней,требующей прочной и справедливой основы, России. В российских условиях Конституция могла бы стать и стратегией лучшего будущего и ключевым инструментом преодоления кризиса. Ослабленное тяготами переходного периода государство продолжит путь к упадку, если не создать живительную совокупность здоровых правил, порядков и обычаев, известных и постоянных для всех.

Конституцию можно охарактеризовать как главный писаный документ и наивысшую правовую форму, где официально закрепляются ценности, цели, институты и нормы строя, основы государственно-правового регулирования наиболее принципиальных отношений государственной власти и качественных общественных связей.

Но можно говорить и о более широком предназначении Конституции как формализации нравственного развития человека, общества, государства, мира в их стремлении к общественному идеалу. Целостный, дееспособный и устойчивый строй - проявление совершенной общественной формы. Главной задачей политики становится поиск путей максимально возможного приближения социальной системы к такому состоянию. Конституционный строй - не безусловное веление или абсолютная норма, а, скорее, общественный идеал, к которому стоит стремиться ив котором прослеживается связь права и нравственности, категория, требующая веры.

Такая взаимная обусловленность представляет этическое основание Конституции, идеальное представление о которой есть одна из форм правовой культуры. С помощью данного образа существующий порядок не только познается, но и целесообразно преобразуется.

II.

Взаимосвязь между базовыми ценностями и правовыми принципами должна прослеживаться в Конституции довольно отчетливо. "Привязка" к безусловным ценностям позволяет обеспечить устойчивость строя, не допустить его обесценения с течением времени. Лежащее в глубинах человеческой психологии нравственное стремление к счастью, добру, справедливости, свободе, равенству, солидарности отражает сверхзадачу, которую народ воплощает в конституционном строе.

Подчеркнем высокую роль нравственного начала в нашей концепции[1], где ключевым велением выступает верховенствующий императив с п р а в е д л и в о с т и.

Автор не согласен, что это неправовая характеристика. Термины "правовая", "юридическая" естественно предполагают ограничение политической власти дозаконотворческими и внезаконотворческими принципами, требованиями и отношениями.[2] Категорию справедливости можно считать философско-правовой, выполняющей объяснительную и оценочную функцию. Она оказывает долженствующее воздействие на общественные отношения и защищает справедливый порядок правового государства и его отношений с обществом и человеком.

Близость правовых и моральных регуляторов социальной жизни прослеживается в предложенной Конституционной комиссией Преамбуле, где выделялись слова о "светлой вере в добро и справедливость" (сохранившиеся в Конституции 12.12.93). Призание этой веры на конституционном уровне может стать связующим звеном в известном противоречии между рациональными предписаниями права и иррациональностью российского правосознания.

Размышляя о справедливости, мы соотносимся с мнением мыслителей. По Гегелю конституция есть "существующая справедливость как действительность свободы в развитии ее разумных определений"[3]. Согласно наблюдению А.И.Солженицына высокий уровень деятельности всех государственных властей "недостижим без установления над ними этического контроля"; ибо "цель общежития - установить между людьми нравственный порядок", а "политическая крепость прочна только тогда, когда держится на силе нравственной", где "нравственное начало должно стоять выше, чем юридическое"[4]. В литературе подчеркивается, что умаление элементов нравственности, справедливости в содержании права, ведет к глубоким социальным деструкциям[5]. Небезинтересно признание Дж.М.Джильберта (США), что без очевидного стандарта в отношении моральных принципов, без "...духовного компаса конституция бесполезна и становится лишь тем, что о ней будут говорить судьи"[6].

Итак, справедливость - это соответствие нормы как нравственному, так и юридическому праву, по степени воплощения которой можно судить о соответствии реального строя целям и принципам конституционализма.

В предлагаемой нами категории "справедливого конституционного строя" проявляются черты правовой, социальной и исторической справедливости.

Первый принцип реализуется через верховенство права и основанной на нем Конституции, через ее общеобязательность и наличие механизмов ее охраны, а также через обеспечение принципов государственного суверенитета, разделения и взаимодействия властей, целостности и устойчивости конституционного строя. Сознательное отрицание официально закрепленных норм ведет к подрыву правовой справедливости как несущей идеи конституционного строя. Органичное сочетание суверенитета личности, народа и государства воплощается, соответственно, в конституционных принципах верховенства прав человека и гражданина, народовластия, политического и идеологического многообразия, государственного суверенитета.

Социальная справедливость определяется тем, в какой мере реальная значимость и правовой статус человека (различных групп, слоев общества) соответствуют его социальному положению. Она обеспечивается посредством самоуправления, социального государства, свободы институтов гражданского общества, социального партнерства, культурной автономии, многообразия экономической деятельности, добросовестной конкуренции и общественной пользы. Веление социальной справедливости требует широкого согласия в отношении методов, результатов реформы. Только тогда конституционный строй станет общеприемлемой категорией, а Конституция - высшим социальным законом, создающим условия для солидарности.

Историческая справедливость реализуется через требования преемственности конституционного строя, устойчивости его основ, незыблемости соответствующих политико-правовых механизмов. Поскольку историю Отечества недопустимо каждый раз писать как бы "с чистого листа", конституционный строй российского государства воплощается в сочетании государственного суверенитета, добровольногои равноправного участия в союзе государств, мировом сообществе. Если Конституция не учитывает такой составляющей как историческая справедливость, игнорирует продолжение государственности, отказывается от накопленного историко-правового опыта, это ведет к ущербности и недолговечности закрепляемого строя.

III.

Вопрос о функциях Конституции имеет большое научное и политическое значение. В России постоянно возникал вопрос: для чего нужна новая Конституция? Несколько раз представляя ее проект Съезду народных депутатов и ВС РФ, автор вынужден был большую часть времени уделять объяснению прежде всего задач Конституции, стремясь недопустить их упрощенного понимания. Делая выводы из уроков 1993 года, можно выделить несколько основных функций современной Конституции применительно к задаче становления справедливогостроя в России. (Поясним, что критерием выделения таких функций, мерилом их оценки являются роль Конституции в развитии тех или иных основ конституционного строя, а также требования, выдвигаемые политиком и законодателем к Основному Закону).

I. Конституция как комплексное отражение целостного конституционного строя и инструмент его становления (системообразующая функция).

Выполняя актуальнейшее требование реформ, Конституция способна утвердить конституционный порядок. Порядок невозможен без системного определения роли современного государства как суверенного, правового, демократического, с республиканской формой правления и принципом разделения властей, федеративного, социального, светского. Только Конституция способна закрепить целостное видение ключевых его характеристик.

Подчеркнем, что подобное закрепление - лишь предпосылка реального становления основополагающих принципов конституционализма. Позитивная системообразующая роль Конституции состоит именно в том, что она служит инструментом становления конституционного строя. В этом - учредительная роль Конституции в широком смысле.

II. Конституция как документ, обеспечивающий равновесие между основными подсистемами общества и государства, общесоциальное регулирование общественных отношений (функция общесоциального регулирования и баланса).

За счет сочетания противоположно направленных векторов Конституция призвана обеспечивать устойчивое существование и развитие системы "человек-гражданское общество-государство-мир". Она закрепляет баланс между социальными и политическими силами; покоем, порядком и прогрессом; федеральной властью и интересами субъектов федерации; ветвями и институтами федеральной власти; каталогом прав человека и механизмами их гарантий и защиты; свободой труда, предпринимательства и социальной ответственностью собственников, участием государства в регулировании хозяйственной жизни в интересах общества; защитой национальных интересов и участием в союзе государств и мировом сообществе.

Устанавливая условия для стабильного развития всех составляющих социальной системы, Конституция выполняет роль общесоциального регулятора общественных отношений в ней, поскольку упорядочивает, налаживает эти отношения и направляет их развития в конституционное поле.

III. Конституция как документ политического согласия, гражданского мира, механизм консенсуса и согласования интересов в поисках социального компромисса (политическая функция).

Конституция - плод сочетания разнонаправленных социальных интересов, юридическая форма их соединения, инструмент согласования противоречий. Необходимое условие действенности Конституции заключается в том, чтобы возвращение страны в цивилизованное сообщество сопровождалось не гражданской войной, а гражданским миром.

Требованию справедливой Конституции созвучны слова Высочайшего Манифеста от 17 октября 1905 г.: "... призываем всех верных сынов России вспомнить долг свой перед Родиной, помочь прекращению сей неслыханной смуты и вместе с нами напрячь все силы к восстановлению тишины и мира на родной земле"[7]. Конституция может стать средством достижения национального согласия, если ее разработка и принятие являются процессом открытым, коллективным, идущим с привлечением различных сил и учетом противоположных подходов. Ее можно назвать созревшей, справедливой и не фиктивной, если вокруг заключенных в ней идей сложится согласие в самом обществе.

IV. Конституция как высший закон страны, основа правовой системы государства (юридическая функция).

Добротная формальная Конституция призвана служить базой всего законодательства и определять несущие конструкции правового регулирования различных сторон общественной жизни. В системе источников права Конституция является высшим звеном правовых актов государства, законом законов. Обладая высшей юридической силой, она обладает прямым действием и применяется на всей территории страны; законы и иные правовые акты, противоречащие ей, не имеют юридической силы. Она устанавливает основы других отраслей права - гражданского, административного, трудового, уголовного, уголовно- и гражданско-процессуального, иных. События 1991-1993 годов привели к разрушению порядка: подзаконные акты исполнительной власти вышли из правового русла и подвергли эрозии всю правовую систему России. Поскольку никакими "законами о законах" устойчивой иерархии правовых актов не восстановить, на помощь должен прийти высший закон.

Кстати, об этом термине. Конституционная комиссия не случайно отказалась от термина "основной закон", записав в Преамбуле, что многонациональный народ Российской Федерации провозглашает Конституцию "высшим законом нашей страны"[8]. И это не игра в пустячные слова, как может показаться на первый взгляд. Конституция - высший закон при регулировании государственных отношений и при защите общества от произвола государства. Происходит придание высшей юридической силы нормам, наиболее важным для государства с точки зрения народа и законодателя. Термин "основной закон" такой смысловой нагрузки не несет.

Являясь центром правообразующей системы, Конституция устанавливает виды правовых актов и их соотношения между собой, определяет - прямо или косвенно - объекты законодательного регулирования, указывает на конституционные законы, принимаемые в ее развитие, утверждает общеправовые принципы, служит критерием толкования права. По мнению Ю.А.Тихомирова, в Конституции необходимо точно предусмотреть виды правовых актов[9]. Эти требования обоснованы, однако не очевидно, что эту систему правовых актов следует закреплять в самостоятельном разделе. Вся Конституция в совокупности своих основных принципов и норм как раз и есть развернутый документ о правовой системе правового государства.

Автор полагает возможным предложить желательную иерархию нормативных актов. Речь идет о системе нормативных актов, выстроенной по уровням в соответствии с их юридической силой. Одновременно, это иерархия источников права, упоминаемых сбалансированной Конституцией. Она учитывает источник происхождения акта и классифицирует внешние формы выражения правотворческой деятельности государства.

Подобную систему можно проследить на примере проекта Конституционной комиссии, где последовательно определялись:

- общепризнанные принципы и нормы международного права (ст.4(4)). [Это не абстрактная идея, ориентирующая и обязывающая законодателя. Приоритет данных принципов должен стать, по нашему убеждению, формой выражения права и получить соответствующие конституционные гарантии];

- незыблемые основы конституционного строя (ст.12(1)). [Формально, основы не являются нормативным актом; это часть Конституции, как было доказано выше, имеющая особую значимость и юридическую силу. Вместе с тем, автор полагает возможным выделить ее отдельной строкой в предлагаемой системе и считатьсамостоятельным источником права. Во-первых, по нашей концепции этот раздел должен приниматься и изменяться только референдумом; во-вторых, эти нормы определяются как эталонные, формирующие полномочие Конституционного суда сопоставлять с ними иные нормы закона; наконец, этими положениями ограничен и законодатель, вносящий изменения в Конституцию.]

- Конституция РФ как высший закон страны (Преамбула, ст.3(2));

- решения Конституционного суда РФ (ст.101); даваемое КС толкование конституционных положений по их юридической силе приближается к силе самой Конституции;

- международные договоры Российской Федерации (ст.4(4)), ратифицированные и опубликованные в установленном законом порядке. [Автор не разделяет мнение, что следует помещать их на ступень выше внутреннего права. Во-первых, ратификация и денонсация международных договоров РФ должна осуществляться федеральным законом.Во-вторых, если договор содержит положения, противоречащие Конституции, он не должен применяться, а его ратификация должна быть возможна лишь после внесения соответствующих изменений в Конституцию. Наконец, сама Конституция призвана определять место международных договоров. Кстати, последнее не сделано в Конституции 12.12.93];

- федеративный договор (договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами власти субъектов РФ); [о его соотношении с Конституцией РФ было сказано раньше];

- соглашения между федеральными органами государственной власти и органами власти субъектов РФ о взаимной передаче части своих полномочий (ст.81);

- решение, принятое на референдуме РФ, оформляется как федеральный закон (ст.91(4)); [мы выделяем его отдельной строкой в иерархии нормативных актов, поскольку легитимность и юридическая сила данного решения выше, нежели принятого лишь парламентом; оно может потребовать смены целого направления в законодательстве - путем учреждения нового крупного института, изменения объема государственного суверенитета и т.п.];

- акты федерального парламента: федеральные законы, в том числе те, отсылки к которым имеются в тексте новой Конституции; федеральные кодексы (ст.87(2)); основы законодательства (ст.78 (2), ст.87(2)); регламенты палат парламента (ст.89 (1));

- постановления парламента и его палат; (они могут быть нормативными и, потому, включаются в рассматриваемую систему);

- соглашения между субъектами РФ (ст.81 (3));

- конституции (уставы) субъектов РФ (ст.7 (4));

- законы, иные правовые акты субъектов РФ;

- подзаконные акты: указы и распоряжения Президента РФ (ст.94(2); постановления и распоряжения Правительства РФ (ст.98 (4);

- акты органов местного самоуправления (ст.113(5)).

Вместе с тем, целый ряд норм указанного проекта Конституции - Преамбула, статьи 3(2), 3(4), 7(4), 12(1,2), 78(2), 79, 81, 82 (1), 83, 85(1), 87(1-а),(2), 94(2), 98(4), 101(5), 113(5) - устанавливал особенности и правила отношений между правовыми актами различного вида, придавая системе завершенность.[10]

V. Конституция как база и план нового законотворчества в условиях реформы (программная функция).

Начиная реформу, государственная власть призвана четко понимать ее план, средства реализации, последствия. Конституция, по нашей концепции, не только конец определенного пути, но и путеводная нить для разумных и принципиально осуществимых преобразований, задающая направления для государственного развития в различных областях, подводящая под него солидную основу. Федеральные законы, упоминаемые в Конституции, раскрывают и дополняют конституционную реформу пакетом сопряженных с нею частных реформ.

В таком понимании программная функция Конституции по сути стыкуется с ее юридической функцией как акта высшей юридической силы, ориентирующего и направляющего всю законодательную деятельность. Вместе с тем, Конституция проявляет себя как программный документ, закрепляя цели, ценности и принципы конституционного строя, во многом остающиеся для России общественным идеалом.

Оспаривая "программную" функцию Конституции, некоторые оппоненты подчеркивали, что Конституция лишь оформляет уже сложившиеся отношения и институты. Но история мировой цивилизации знает ряд примеров, когда Основной Закон, отправляясь от логики преобразований, закреплял переход к конституционному строю и обеспечивал его стабильность. Напротив, в условиях отсутствия четкой линии в подготовке и принятии правовых актов 1990-1993 годов наблюдалась хаотичность в законотворческой работе, позволявшая законодателю нарушать принцип верховенства Конституции, подгоняя Основной Закон под принимаемые противоречивые нормы текущего законодательства.

Конституция, по убеждению автора, призвана ограничивать парламент в его законотворчестве, заставляя готовить законы на основе и в строгом соответствии с ней, а не наоборот.

VI. Конституция - высший федеральный акт, скрепляющий конституционное федеративное государство и устанавливающий форму государственно-территориального устройства (учредительная функция).

Одной из задач реформы является преобразование России на началах подлинного федерализма, призванного, не допустить ущемления, с одной стороны, местных интересов, а с другой - не позволить превратить Россию в конгломерат разрозненных государственных образований. Закрепляя Российскую Федерацию как единое федеративное государство, Конституция останавливает войну законов, суверенитетов, юрисдикций, конституций. Она ставит преграду попыткам субъектов РФ перейти от внутригосударственных к международно-правовым отношениям.

Россия - особая страна, где присутствует причудливая смесь территориальных общностей и родовых государств. На определенном этапе понятие государства отделилось от понятия народ в смысле общины, связанной этническим происхождением и единством внешних признаков, нравов, характера и образа мыслей. Для Российского государства показательна прочная связь прежде всего с определенной территорией, пространственным мышлением, поднятие над этническими признаками. Весомость народа, ставшего распространителем своей культуры, тем явственней, если он не ущемляет развития иных этнических общностей.

С учетом сложного состава России и перспективы возобновления интеграционных процессов в рамках Содружества (союза), наличия Федеративного договора, системы соглашений между Федерацией и ее составными частями, а также развития межгосударственных связей в рамках СНГ, Конституция открывает дорогу перспективе сложного образования: ассимметричной федерации с элементами конфедерации на пространстве бывшего СССР. Договорные внутригосударственные и межгосударственные отношения, подчеркивающие особенности такого сложного образования, должны строиться и действовать на основе Конституции.

VII. Конституция как документ, устанавливающий баланс в системе государственной власти и закрепляющий дееспособную форму правления (организационная функция).

Конституционный документ призван обеспечить уравновешенную систему государственной власти. Он разрешает спор о соотношении полномочий представительных, законодательных органов, исполнительной власти, главы государства и высшего должностного лица, решает проблему подотчетности Правительства, процедуры его отставки, смещения отдельных министров.

Перекос же в одну ("власть Советов") или другую ("супер-президентская власть") сторону, делают Конституцию документом не конституционного, но авторитарного государственного строя. Справедливая Конституция призвана закреплять гарантии подлинной республиканской формы правления (свободная выборность и реальная подотчетность органов власти). Закрепляя принцип разделения властей, она должна давать четкие механизмы их взаимодействия при отправлении единой государственной власти.

Увы, Конституция 1993 года в вопросе формы правления являет пример политической бескомпромиссности, поставившей под удар целостностьзакрепляемого строя. Вместо внедрения хорошо прописанной и сбалансированной системы власти, правящие круги пошли на "изобретение" странной схемы. И, посему, Конституция нуждается в пересмотре прежде всего в этой части.

VIII. Конституция как сочетание современного каталога прав человека и дееспособных механизмов их признания, отправления, гарантий и защиты (правозащитная функция).

В ней должны быть взаимоувязаны широкий перечень прав и свобод человека и гражданина, основы судоустройства, государственные и общественные институты гарантий и защиты прав, что помогает уйти от неподкрепленных деклараций. (Вспомним, как последний Съезд народных депутатов СССР в 1991 году продекларировал права и свободы, приняв соответствующую Декларацию, но не создал гарантий, институтов и методов их реализации, пойдя на очередное нереализуемое решение и, тем самым, нанеся еще один удар по своему авторитету).

Права осуществимы настолько, насколько их можно защитить с помощью судебного иска. Справедливая Конституция правового государства пронизана этой непреложной истиной. Отсюда - особое требование закрепления реальности судебной власти, а не правосудия, как предлагалось Конституционному совещанию в президентском проекте весной 1993 года. Судебная власть в условиях российской реформы долго была забытой властью: сначала упор делался на представительную демократию, затем пошло увлечение властью исполнительной (в т.ч. президентской, мэрской). Но только судебная власть в условиях конституционного строя выступает его гарантом.

Давая ответ на вопрос: кем и как контролируется власть, Конституция выступает юридическим сводом ограничений государственной власти. Важнейшим из институтов контроля должен являться Конституционный суд - высший орган судебной власти по защите конституционного строя.

IX. Конституция как механизм равновесия между трудом и капиталом, т.е. между свободой труда, экономической деятельности, предпринимательства и ответственностью работодателя, собственника, государственным регулированием экономики (функция социально-экономического партнерства).

Современная Конституция определяет взаимосвязанные принципы развития хозяйственных отношений. Продвижение к цивилизованному рынку невозможно без государственного участия в регулировании хозяйства в интересах человека и общества. Смешанная экономика, основанная на социальном рыночном хозяйстве при равноправии форм собственности, должна подпираться социальными обязательствами государства по развитию государственных социальных служб, осуществлению принципа социальной справедливости.

Экономическое процветание России опирается на свободу предпринимательства. Конституция призвана устанавливать внутренние сдержки этой свободы. В современном социальном государстве она есть право и обязанность, ибо собственность обязывает к надлежащему использованию недвижимости, к выплате соответствующего налога, добросовестной конкуренции, общественной пользе. Без этих норм свобода экономической деятельности переплетается с мошенничеством, преступными действиями, вседозволенностью, нарушением социально-экономических прав - свидетелями чего мы являемся в "пореформенной России". Ущемление интересов целых социальных слоев поставило под сомнение согласие общества относительно методов "великого эксперимента" 1991-1993 годов и косвенно ударило по престижу Конституции 1993 года.

X. Конституция призвана играть важную внешнеполитическую роль, задавая главные ориентиры национальных государственных интересов (геополитическая функция).

Она должна дать высшие гарантии государственной целостности и территориальной неделимости Российской Федерации. Территория РФ - единая целостная, и изменение в сторону уменьшения возможно только посредством выраженного на референдуме волеизъявления населения субъекта РФ, территория которого затрагивается таким изменением, с последующим волеизъявлением всего народа России. Территориальные договоры Российской Федерации подлежат обязательной ратификации Парламентом. Этих важнейших положений нет в тексте Конституции РФ1993 года.

Конституция определяет открытость России: государство, признающее Конституцию России, может быть принято в состав Федерации по его просьбе на основании волеизъявления его населения. Россия обязана открываться навстречу соотечественникам и союзникам, которые не по своей воле оказались за ее пределами, быть готовой защитить их законные требования и естественные устремления. В этом залог исторической справедливости российского общественного и государственного строя.

Конституция могла бы задать приоритет российской внешней политике в ближнем зарубежье, прежде всего - в Содружестве Независимых Государств. Из-за внутреннего кризиса и спорной политики властей Российская Федерация начала утрачивать авторитет в регионе своих геополитических интересов. Угроза ее престижу подрывает основания играть ведущую роль в СНГ. Конституция, в которой геополитический фактор занимает видное место, могла бы позволить России занять более достойное место в Содружестве, дать импульс к упрочению союзной политики, вплоть до создания союза с другими государствами с правом передачи его органам осуществления части полномочий федеральной власти.

Новой моделью союза может стать "ассимметричное" договорно-конституционное союзное государство со сложными федеративно-конфедеративной структурой и субъектным составом, с различным объемом делегируемых общим органам полномочий, что в целом повысит гибкость системы. В перспективе, после создания устойчивых форм межреспубликанских отношений, может возникнуть потребность в более тесном взаимодействии. Да, расбалансированность внутригосударственных отношений ведет к неустойчивости государственного устройства в целом. Непременным условием устойчивости федерации является равенство прав ее субъектов, но оно вовсе не нарушается наличием некоторых дополнительных возможностей, которые предоставляются отдельным регионам. Автор осознает, что в сегодняшнем мире нет примеров конституционно-договорных федераций. Но ведь был богатый опыт ассиметричной Российской Империи. Есть пример формирующегося Европейского Союза. Автор полагает, что нынешний состав и статус Российской Федерации не является окончательным и именно в будущее устремлена защищаемая концепция конституционно-договорного федеративного образования с элементами конфедерации.

Закрепление в Конституции принципа равноправного участия в международном сообществе подтверждает, что Россия является предсказуемым, демократическим, надежным и солидным партнером, сопоставимым и совместимым с мировой цивилизацией, но с безусловным ощущением своих национальных государственных интересов.

XI. Конституция - основа развития конституционного правосознания (воспитательная функция).

Учитывая состояние правосознания, правовая доктрина объективируется в Конституции, но преломляется через правовую культуру. Особенности конституционной практики во многом определяются уровнем правосознания граждан. Воспитательная роль Конституции не менее важна, чем роль по упорядочениюгосударственных дел.

Среди задач Конституции в этой области отметим:

- воссоздание понятия единой исторической, культурной, социальной и государственной общности; осознание многонационального народа России как общего "МЫ". Вспомним, что идеальный смысл общения не исчерпывается принципами формального права, обеспечивающего каждому свое. Еще более того он выражается в "требованиях высшего нравственного
закона, объединяющего людей духом солидарности и любви и связующего их разрозненные силы в общее культурное стремление";[11]

- воспитание практики стабильных, справедливых, гуманных, правовых отношений между личностью, обществом и государством;

- укрепление правосознания путем внедрения духа и буквы конституционализма как системы идей, заложенной в конституционном строе и его основах;

- возможно более полное раскрытие правового содержания Конституции с целью ее применения на практике как документа прямого действия.

Задача не просто принять Конституцию, но заложить традицию глубокого уважения к ней, к личности и праву, суду и власти, обществу и государству. Не может быть учебника, по которому можно учиться конституционализму, если нет практики, воспитывающей его восприятие. В условиях недостатка правовых традиций, угрозы распада государства, дезориентации массового сознания, смены символов, идеалов, понятий и устоявшихся представлений именно Конституция способна дать твердую систему четких, понятных и привлекательных нравственных и правовых ориентиров.

Непосредственное закрепление в Конституции задачи развития правосознания многим представляется спорным. В первых редакциях проекта Конституциив главе "Воспитание, образование, наука, культура" была норма, что "учреждения и лица, осуществляющие деятельность в области воспитания, образования, науки, культуры, призваны способствовать формированию человека как свободной, нравственной и ответственной личности, уважающей Конституцию Российской Федерации и закон"[12]. Перед седьмым Съездом народных депутатов РФ, в ноябре 1992 года она была снята, однако обязанность соблюдать закон была сохранена и закреплена в статьях 3 и 49 проекта, представленного упомянутому Съезду.

В области правовой культуры автор видит задачу направленного воздействия на чувства, настроения, представления населения по отношению к праву и конституционному строю. Консолидировать общество может идея справедливого порядка (с правовой, социальной и исторической точек зрения) в сочетании с отказом от ксенофобии, развитием федерализма, самоуправления и просвещенного патриотизма. Включение в Конституцию соответствующих положений может содействовать этому.

Переходный период высвечивает противоречия между новыми потребностями, оформляющимися интересами и устаревающими правовыми нормами. Встает проблема опережающего воздействия правосознания отдельных социальных слоев. Но если это ведет к сознательному отрицанию писаных норм Основного закона, "передовое правосознание" может сыграть провокационную роль: без соблюдения основополагающих правовых норм возникает "черная дыра" абстрактно понимаемых права и легитимности, открывающих дорогу произволу.

Усилия 1990-1993 годов дали результаты (существенно изменилось отношение к идеям конституционализма, жизнь начала подтверждать их правильность). Но положительная тенденция была остановлена неконституционными действиями административной системы.Прочная правовая система может возникнуть лишь после преодоления правового нигилизма власти. Граждане России поверят в возможность решения своих проблем с помощью права, только если убедятся в ограничении вседозволенности бюрократии, чиновного произвола. Конституция призвана стать мерой реализации уважаемых обществом ценностей. Без этого не будет осознанного и добровольного подчинения властным решениям, а Россия получит еще одну фиктивную грамоту.

XII. Справедливая Конституция РФ могла бы восстановить легитимность правового пространства и власти (функция восстановления легитимности).

Об этом следует поговорить отдельно.

IV.

12 декабря 1993 года состоялось голосование по Конституции. Новая Конституция далеко не во всем отвечает требованиям, предъявляемым к справедливому конституционному строю. Этот документ лишь частично решает вопрос о продвижении к такому строю, поскольку заложенная в нем форма правления содержит признаки авторитаризма. Вместе с тем, автор не склонен серьезно критиковать закрепляемые в ней основы конституционного строя, тем более что большая часть их заимствована из проекта Конституционной комиссии. Но положения об устройстве власти подчас сводят на нет декларируемые верные принципы.

Помимо спорной по содержанию формы правления, следует указать на политико-правовые обстоятельства, сопутствовавшие принятию новой Конституции. Увы, она не стала ни общеприемлемой, отражающей согласие разных социальных групп и регионов; ни общеобязательной, ибо административная система не прекратила после ее принятия свои неконституционные действия.

Новая Конституция существует после трехкратного неправового прерывания легитимности российского политико-правового процесса: разгона Учредительного собрания в 1918 году, упразднения Съезда народных депутатов СССР и самого Союза в 1991 году, прекращения полномочий народных депутатов и представительных органов государственной власти России в 1993 году. Недоверие к власти вызывается также сомнительной конституционностью ее новых органов. Червоточина эта может подорвать Федерацию.

Нелегитимность документа, представленного на референдум, подтверждается рядом обстоятельств.

Во-первых, никто не отменял заключение Конституционного суда о неконституционности Указа Президента N 1400. Во-вторых, специалисты по конституционному праву ставят вопросы о легитимности действий, предшествовавших новой Конституции. Так, по мнению С.А.Авакьяна, "президент напрямую нарушил Конституцию. Он ликвидировал конституционные органы и учредил вместо них новый российский парламент, не имея никакого права этого делать"05/04/94[13]. В-третьих, в том виде, в каком он был представлен на референдум, документ не одобрило даже Конституционное совещание. В-четвертых, при проведении референдума по Конституции были допущены нарушения Конституции (Основного Закона) Российской Федерации 1978 года (с последующими изменениями) и Закона "О референдуме" 1990 года. Согласно им референдум может проводиться только в порядке, установленном Конституцией и законами Российской Федерации (статья 5). Референдум 12 декабря 1993 года был проведен так, как это установил подзаконный указ должностного лица. По закону "О референдуме" для принятия Конституции или внесения изменений в Конституцию необходимо получить большинство голосов от общего числа избирателей. Конституция же собрала менее трети таких голосов. В-четвертых, в организации проведения референдума были допущены нарушения: сформированные исполнительной властью избирательные комиссии заменили законно избранные избирательные органы и выступили в поддержку документа (в частности, всем памятны недопустимые для председателя Центральной избирательной комиссии призывы Н.Т.Рябова голосовать за проект Конституции), тем самым поставили под сомнение объективность подведения итогов голосования. В ходе подготовки к референдуму неоднократно был нарушен принцип свободы агитации за и против проекта. Контролируемые властью средства массовой информации не всегда допускали всестороннее обсуждение проекта Конституции. Кампания по проведению референдума характеризовалась нагнетанием истерии, угрозами гражданской войны. В таких условиях стало невозможным выявить подлинное волеизъявление избирателей. В-пятых, возникают вопросы о добросовестности подсчета итогов голосования; по свидетельству многих наблюдателей, в 20.00 вечера 12.12.93 явка была не более 38-43%, но ко дню сильно запоздавшего официального опубликования итогов референдума число явившихся выросло до 58% граждан. Наконец, целый ряд регионов России - субъектов РФ - не поддержали при голосовании данный текст, над чем также стоит крепко задуматься.

Не случайно, ряд влиятельных общественных деятелей заявили, что документ 12 декабря 1993 года не может быть признан легитимной и вступившей в силу Конституцией России[14]. Согласно этой точке зрения, Федеральное собрание, избранное на основе Указа 1400, должно до принятия (или серьезного пересмотра) новой Конституции России действовать, как это и было предусмотрено в том же подзаконном акте Конституционным (Учредительным) собрaнием, закон о котором должен быть принят Федеральным собранием по согласованию с основными политическими силами России.

Когда в ходе внутриполитической борьбы власти обещают новую основу для упорядочения жизни государства и общества, а в итоге идут на переворот, из которого возникает нечто сомнительное - то начинается массовое обесценение идей конституционализма. Остановить этот пагубный ход вещей может лишь легитимная, общая для всех Конституция России.

Поиск выхода продолжается.

Июнь 1993 - март 1994.


1 См. подробнее: Румянцев О.Г. Основы конституционного строя России. Понятие, содержание, проблемы развития. М., Издательство Бек, 1994.

2 Четвернин В.А. Размышления по поводу теоретических представлений о государстве // Государство и право, М., N5, 1992, с.6.

3 Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Том 3. Философия духа. - М., Мысль, 1977. с.352.

4 Cолженицын А.И. Как нам обустроить Россию? - Комсомольская правда, 1990 г.

5 Тиунова Л.Б. Право. Конституция. Правовое государство (к концепции демократического конституционализма правового государства). Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. - С.-Петербург - 1992 г.

6 Джильберт Дж.М. Морально-этические основы государственного управления в России на пороге XXIвека // Кентавр, М.,N3, 1993, с.93.

7 "Конституционный Вестник". - М., N2, с.4

8 Проект Конституции Российской Федерации (сборник материалов). - М., РИО Верховного Совета РФ, 1992, с.7.

9 Тихомиров Ю.А. "Конституция в правовой системе: связь и динамика". - в сб. "Актуальные проблемы конституционного законодательства", труды Ин-та законодательства и сравнительного правоведения при ВС РФ, вы.51. М., 1992, с.11.

10 См.: Проект Конституции Российской Федерации Съезда народных депутатов РФ. М., "Республика", 1993.

11 Новгородцев П.И. Об общественном идеале. - М., "Пресса", с.111.

12 Cм. ст.3.3.2. в проекте от октября 1990 (Конституция Российской Федерации (проект). - "КВ", N 4, 1990, с.71) или ст.70 проекта от апреля 1992 г. (Проект Конституции Российской Федерации, внесенный Конституционной комиссией и Верховным Советом РФ на VI Съезд. - "КВ", N 11, апрель-май 1992 г., с.182).

13 Авакьян С.А. Создан прецедент. Неконституционная власть не имеет перспективы. "Независимая газета". 1993, 15 октября, с.5.

14 Заявление лидеров общественных объединений о нелегитимности Конституции РФ, представленной на референдум Б.Ельциным. Правда, 1994, январь.



[1]См. подробнее: Румянцев О.Г. Основы конституционного строя России. Понятие, содержание, проблемы развития. М., Издательство Бек, 1994.

[2]Четвернин В.А. Размышления по поводу теоретических vпредставлений о государстве // Государство и право, М., N5, 1992, с.6.

[3]Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Том 3. Философия духа. -

М., Мысль, 1977. с.352.

[4]Cолженицын А.И. Как нам обустроить Россию? - Комсомольская правда, 1990 г.

[5]Л.Б.Тиунова. Право. Конституция. Правовое государство (к концепции демократического конституционализма правового государства). Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. - С.-Петербург - 1992 г.

[6]Дж.М.Джильберт. Морально-этические основы государственного управления в России на пороге XXIвека // Кентавр, М.,N3, 1993, с.93.

[7]"Конституционный Вестник". - М., N2, с.4

[8]Проект Конституции Российской Федерации (сборник материалов). - М., РИО Верховного Совета РФ, 1992, с.7.

[9]Проект Конституции Российской Федерации (сборник материалов). - М., РИО Верховного Совета РФ, 1992, с.7.

[10]См.: Проект Конституции Российской Федерации Съезда народных депутатов РФ. М., "Республика", 1993.

[11]Новгородцев П.И. Об общественном идеале. - М., "Пресса", с.111.

[12] Cм. ст.3.3.2. в проекте от октября 1990 (Конституция Российской Федерации (проект). - "КВ", N 4, 1990, с.71) или ст.70 проекта от апреля 1992 г. (Проект Конституции Российской Федерации, внесенный Конституционной комиссией и Верховным Советом РФ на VI Съезд. - "КВ", N 11, апрель-май 1992 г., с.182).

[13]Авакьян С.А. Создан прецедент. Неконституционная власть не имеет перспективы. "Независимая газета". 1993, 15 октября, с.5.

[14] Заявление лидеров общественных объединений о нелегитимности Конституции РФ, представленной на референдум Б.Ельциным. Правда, 1994, январь.

Комментарии:
Быстрый доступ