Круглый стол "Итоги выборов в Государственную Думу в 1995 г"

Круглый стол

ИТОГИ ВЫБОРОВ В ГОСУДАРСТВЕННУЮ ДУМУ 1995 года

(25 января 1996 г.)

(СТЕНОГРАФИЧЕСКИЙ ОТЧЕТ)

ТЕКСТЫ ДОКЛАДОВ И ВЫСТУПЛЕНИЙ УЧАСТНИКОВ “КРУГЛОГО СТОЛА”

Савельев Андрей Николаевич, Начальник Управления по связям с общественными объединениями Фонда РОПЦ:

Разрешите мне, открывая дискуссию по итогам выборов в Государственную Думу, предложить ряд вопросов к обсуждению.

Первый вопрос о том состоянии многопартийности, которое было продемонстрировано на выборах. Оказалось, что в результате длительной борьбы за многопартийность у нас, по-прежнему, единственная серьезная партия - КПРФ. “Яблоко”, ДВР, ЛДПР - это партии лидеров, а “Наш Дом - Россия” - партия начальников. По сути дела, нормальными партиями они не являются. Демократических партий, которые бы существовали не только в качестве группы поддержки лидеров, имели бы достаточно длинную “скамейку запасных” политических деятелей, по-видимому, нет.

Второй вопрос. Победа коммунистов на парламентских выборах показывает, что демократическая система как будто сама себя съедает. Как мы относимся к перспективе того, что в результате демократических преобразований Президентом России вдруг окажется член Коммунистической партии? Или обратный вопрос: чем больше успех коммунистов, тем меньше у них оппозиционности и больше готовности сотрудничать с Правительством. Это что - тактическая хитрость или “искусство возможного” в политике, приобретение некоторых технических навыков обыгрывания своих конкурентов?

Следующий вопрос - о тех партиях, которые не преодолели 5%-ный барьер. Как, например, объяснить успех второй коммунистической партии, которая “застряла” сосем рядом с 5%-м барьером? Практически все эксперты предсказывали, что Конгресс русских общин сформирует фракцию в Парламенте. В чем же был просчет, почему Конгресс провалился? Почему состоялся такой бесславный провал "Державы" Руцкого, который выступал очень амбициозно и мог бы сконцентрировать на себе хотя бы какие-то голоса оппозиции? Наконец, “Блок Ивана Рыбкина” - что это было? При содействии власти, образовался некоторый блок, провал которого был заранее запланирован? Для чего показывали все эти непонятные рекламные ролики?

Далее. Программы, выдвинутые на выборах, по-видимому, заведомо невыполнимы, и вряд ли о них кто-то вспомнит на очередных выборах. Тем более, что выборы Президента, как бы смоют все начертанные в них обещания. Кроме того, для широкой публики была опубликована только программа коммунистов. Все остальные программы в виде брошюрок разошлись только по аналитическим центрам. У нас что складывается традиция низведения политики до рекламных роликов?

Можно дать россыпью еще несколько вопросов.

Итогом первых же дней работы ГосДумы стали подозрительные блокирования фракции “Яблока” и фракции коммунистов, фракции Жириновского и фракции “Наш Дом...”. Это - иллюзия, или опять же “искусство возможного”, связанное с началом президентской кампании?

На этой избирательной кампании финансы стали определяющим фактором политической борьбы. Согласны ли мы на то, чтобы кандидат в депутаты без 100 млн. рублей являлся конченным политиком? На президентские выборы кандидату понадобится, наверное, 10 млрд. рублей. Это нормальное развитие избирательной системы?

Далее. Насколько возможно искажение общественного мнения путем подтасовок? Были ли они на этих выборах, есть ли какие-нибудь серьезные свидетельства? Можно ли верить результатам выборов?

Можно ли сделать заключение о состоянии российского парламентаризма по той рекламе, которую давали избирательные блоки по телевидению (например, матерные частушки Кости Борового)? Как нам нравится такая “политика”?

Впереди президентские выборы. Может ли Парламент нормально работать в такой ситуации? Может быть, вся стратегия парламентских выборов была подчинена выборам президентским и, по сути дела, выборы проведены впустую?

Предложенные вопросы несколько заострены, но это, по всей видимости, поможет дискуссии.

Хенкин Сергей Маркович, начальник отдела научно-исследовательских программ Фонда РОПЦ.

Я думаю, что в ходе нынешних выборов прогнозы социологов оказались значительно более точными, чем это было в 1993 году. И все же, есть неожиданности. С моей точки зрения, таких сюрпризов - пять.

Первый сюрприз выборов - это высокая активность населения. В голосовании участвовало более 65% избирателей, хотя накануне, по некоторым оценкам, к избирательным урнам должны были прийти не более 50-55%. Большинство избирателей решило повлиять на политический процесс. Это - сдвиг в массовом сознаний, по сравнению с 1993 годом, когда после шока, вызванного мини-гражданской войной в Москве, многие люди просто не верили, что их голосование может на что-то повлиять. Сейчас голосовало на 15% больше, чем на прошлых выборах. Вероятно, этот сдвиг произошел не без участия политиков, которые сумели в течение последних 2-х лет удерживаться в рамках законности.

Другая неожиданность - это “второе пришествие” ЛДПР. Разумеется, эта партия получила вдвое меньше, чем в 1993 году, но ведь многие эксперты предполагали, что она либо вообще не перешагнет 5%-ный барьер, либо наберет чуть больше 5%. Вероятно, ошибки социологов объясняются двумя причинами. Во-первых, был недооценен вес тех 25% избирателей, которые не определились. Во-вторых, многие сторонники ЛДПР в ходе опросов, возможно, скрывали свое мнение, учитывая распространенное в обществе отношение к этой партии.

Третий сюрприз, с моей точки зрения, это успех блока В.Анпилова "Коммунисты - Трудовая Россия - за Советский Союз". Думаю, мало, кто предполагал, что эта партия, которая считалась карликовой, наберет так много - 4,5% голосов. Секрет этого успеха, на мой взгляд, может быть объяснен двумя обстоятельствами: либо усилением в обществе настроений коммунистического фундаментализма, либо тем, что люди голосуют за коммунистов, не видя разницы между Анпиловым и Зюгановым. Тем более, что в названии партии Анпилова есть слова - “За Советский Союз”. Могут присутствовать обе эти причины. Во всяком случае, объяснение успеха блока Анпилова еще ждет своего исследования.

Четвертый сюрприз - поражение КРО и А.Лебедя. Здесь может быть ряд объяснений. И то, что Ю.Скокова хорошо знают в верхах, но плохо знает население, и то, что в списке КРО Лебедя следовало бы поставить на 1-е место в избирательном списке. И то, что, вообще, эта партия разношерстная, а команда ее лидеров не сработана. Я думаю, что КРО оказался для нашего избирателя большим ребусом.

Пятая неожиданность - поражение Аграрной партии России по общефедеральному списку. На прошлых выборах аграрии собрали около 8%. Теперь можно говорить о почти трехкратной потере голосов. А ведь речь идет о партии, которая располагает мощными организационными ресурсами, является одной из самых многочисленных. Видимо, голоса аграриев ушли коммунистам и НДР. Правда, аграрии неплохо выступили в одномандатных округах, завоевав 20 мест.

Чем примечательны прошедшие выборы с точки зрения развития партийной системы и взаимоотношения между избирателями и партиями? Я думаю, что один из итогов - это то, что выборы дали толчок укрупнению партийной системы. Они произвели “естественный отбор” сильнейших. Выяснилось, что из 43-х объединений (многие из которых дезориентировали электорат сходством своих предвыборных платформ) реальным весом обладают 6-8.

Партийная система России приближается к западной модели партийности, без твердого членства и партийной дисциплины. По данным Института социологии парламентаризма сейчас в партиях состоит не более 2-3% российских избирателей. И вместе с тем, для 50% избирателей значима победы партии, за которую они собираются голосовать. Т.е. происходит формирование российской партийности на новой основе. Суть ее состоит в том, что среднестатистический избиратель, не состоящий в партии, голосует за нее на выборах. Отношение между избирателями и партиями приобретают рационализированный, прагматический характер. Между прочим, свидетельством этого прагматизма стало голосование по одномандатным округам.

Главным мотивом поддержки кандидата в депутаты часто становилась оценка деловых, чисто профессиональных качеств, способности отстаивать местные интересы перед Федеральным центром. При этом партийная принадлежность депутата, его идеология, часто не имела значения. Например, Элла Панфилова победила в Калуге, большинство населения которой голосовало за коммунистов. То же произошло с Козыревым в Мурманске. На Дальнем Востоке, где преобладает электорат Жириновского, победил М.Задорнов из “Яблока”. Характерно, что избиратели голосовали за известных политиков, имена которых у всех на слуху. Сработал принцип "Я его знаю". Новые политические фигуры не принимались. Исходя из этого своеобразного электорального консерватизма можно предположить, что на Президентских выборах 1996 года новых фигур в числе явных лидеров не появится.

Еще одна особенность электорального поведения россиян - неустойчивость. За два последних года электорат почти всех партий сильно изменился. По данным ВЦИОМ, только КПРФ сохранило 2/3 своих избирателей. ЛДПР и “Яблоко” сохранили половину своего электората, “Женщины России” - треть, другие - гораздо меньше. Фактом остается то, что 1/4, если не больше, избирателей определяется в последний момент. Я наблюдал на своем избирательном участке, как люди, стоя перед урнами, спорили за кого проголосовать. Это - вещь немыслимая в других странах. Вероятно, специфика России в том, что общественное мнение у нас - это не только предрасположенность к определенным политическим предпочтениям, но это в не меньшей степени - настроение. Очень изменчивое и зависимое от массы ситуативных факторов.

Еще один аспект, на котором хотел бы вкратце остановится, это расклад сил в Думе и перспективы развития политической ситуации.

Начну с победы КПРФ. Роль этой партии (и нынешняя, и в случае гипотетической победы на президентских выборах) вызывает острые дискуссии. Чаще всего говорят (и на уровне экспертов, и в обществе) о двух возможных альтернативных сценариях.

Первый сценарий - условно говоря радикальный - согласно которому победа КПРФ будет означать радикальную смену курса, и, в частности, перераспределение собственности. Это будет происходить под давлением партийных низов, под давлением мелких и средних собственников, которые оказались обделены в результате приватизации.

Второй сценарий - умеренный, так сказать, восточно-европейский. Согласно ему, политический режим в стране в общем консолидировался, правящие и оппозиционные элиты, в общем, уживаются друг с другом, в экономике существует узкий коридор возможности, да и вообще, экономика очень чувствительна к переменам. Поэтому, КПРФ будет считаться со всем этим. И даже, если коммунисты говорят одно, то на деле они будут вести себя по-другому, т.е. будет происходить примерно то же, что и в Восточной Европе после прихода к власти левых сил.

Эти споры не случайны, потому что до конца не ясна природа КПРФ. С коммунистической партией уживаются самые разные течения. В ее программе есть то, что устроит и фундаментальных коммунистов, и демократических социалистов, и государственников, и интернационалистов. Вопрос в том, что выберут коммунисты - рынок или плановую экономику, плюрализм или официальную идеологию.

Кто-то из наших политологов вспоминал французскую поговорку: "Нет ничего опаснее успеха". Действительно, победив на выборах, КПРФ оказывается перед серьезным выбором, поскольку идейная разнородность партии, может привести к серьезным внутренним проблемам, кризисам и, не исключено, к расколу. Положение усугубляется непростой ситуацией слева и справа от компартии Зюганова. Слева от нее - сильная партия Анпилова, которая претендует на чистоту идеи, и, при всяком отходе КПРФ от ортодоксальных установок, к Анпилову, вероятно, будет отходить ее наиболее ортодоксальная часть. Справа от КПРФ - вакуум. В левоцентристской нише, которая в очередной раз осталась незаполненной, - вакуум, который вполне могли бы заполнить силы близкие к социал-демократам. Все движения такого рода внутри КПРФ, естественно, чреваты расколом.

Если обратиться к раскладу сил в Думе, то большинство в ней занимает антиправительственную позицию. Центр слаб. Безусловно, НДР - это центристская партия, но она воспринимается как полюс власти, поэтому можно согласиться с теми политологами, которые считают, что основным противоречием в нынешней Думе, скорее всего, будет противоречие между антиправительственным большинством и проправительственным меньшинством в лице НДР. Правда, первые дни работы Думы показывают, что НДР может найти такого союзника, как партия Жириновского, которая преследует собственные цели.

Вероятнее всего, стиль поведения новой Думы будет конфронтационным в отношении исполнительной власти. И эта конфронтационность во многом будет обуславливаться тем, что по Конституции до июня Дума не может быть распущена. Вопрос в пределах конфронтационности. Ограничится ли оппозиция только критикой Правительства, или же будет требовать его отставки, включения в него своих людей, импичмента Президента. Время покажет. Вместе с тем, мне думается, что достижение консолидации антиправительственного большинства во многих случаях выглядит проблематично. Ведь три лидера крупнейших фракций - Зюганов, Явлинский и Жириновский - претендуют на президентское кресло. Естественно, каждый, по мере возможности, будет подчеркивать свою особость.

Вообще в Думе патовая ситуация. По данным Экспертного института Российского союза промышленников и предпринимателей, для получения большинства левому блоку не хватает 40-45 мест в самых благоприятных вариантах. Поэтому для принятия одних решений надо блокироваться с Явлинским, других - с Жириновским. А для них Зюганов - конкурент №1. Для всех остальных получение положительного исхода при голосовании по законопроектам без согласования их с левым блоком будет невозможным.

Что касается демократических сил, то после разрыва Гайдара с Президентом раздробленность демократического лагеря еще больше усилилась. Острейшей проблемой является проблема лидера. Многое зависит от позиции “Яблока” и Г.Явлинского.

Вероятно, присутствующие здесь обратили внимание на перепечатанный "Независимой газетой" 24 января отрывок из интервью Г.Явлинского журналу "Шпигель", где он сказал, что не стремиться стать Президентом, а готов при определенных условиях стать премьер-министром. Т.е. согласно этому заявлению, “Яблоко” готово пойти на альянс и передать часть своих голосов кому-нибудь из серьезных претендентов на президентство, под гарантию получения поста премьер-министра. Такой вариант представляется маловероятным, но если он состоится, то я думаю, что любой из нынешних наиболее реальных кандидатов в Президенты, воспользовавшись этим вариантом, получит шанс победить в первом туре голосования.

Кузьмин Алексей Сергеевич, заместитель директора Института гуманитарно-политических исследований.

Как многие, наверное, знают, мы в этом году реализовали проект "Выборы - 95" и имели достаточно внятную информацию о том, что происходит в регионах. Поэтому, две вещи, названные здесь неожиданными, для нас неожиданностью не были.

Первое - абсолютный провал Аграрной партии. Мы предсказывали, что ни профессиональные, ни региональное лобби в качестве партийных сил выступать на этих выборах не смогут. Предсказывали еще 1993 году, когда было не очень понятно, почему “Женщины России” набрали так много голосов. Это происходило потому, что в условиях полной непредсказуемости политического процесса прямо после государственного переворота, любой человек голосует невнятно. Сейчас выбор был уже квази-рациональным.

Если говорить о непредсказуемости результата Жириновского, было понятно, что у него будет больше 5% и меньше быть не может, потому что даже на президентских выборах 1991 года у него было 8%. А Жириновский, как известно, почти не теряет свой электорат, который лишь чуть-чуть меняется, но не по социальному составу. Люди, входящие в социальную группу электората Жириновского - это малоуспешные средние предприниматели и умеренно-успешные средние предприниматели.

Совершенно естественен и успех Анпилова. То что они не перешли 5%-ный барьер - это подарок судьбы. Потому что не во всех регионах доля отчаявшегося протестного голосования не дошла до этого уровня. Ведь это чисто протестное голосование. За Анпилова голосуют не старушки! Коммунистический фундаментализм за Анпилова не голосует, именно потому, что он слишком радикален для коммунистического фундаментализма. За него голосуют отчаявшиеся, потерявшие всякие перспективу люди.

Теперь об итоге всего получившегося в Думе. Ясно, что в силу особенностей нашего избирательного законодательства (причем не за счет 5%-ной нормы, а за счет двенадцати-человечной центральной части Федерального списка) формировать сколько-нибудь внятные блоки было практически невозможно. Это, кстати говоря, сгубило аграриев, потому что они могли блокироваться с умеренной частью коммунистов, но для этого надо иметь больше 12 мест в основной части Федерального списка и кого-нибудь туда включить. То же самое оказалось катастрофой для “Выбора России”, потому что создать из достаточно амбициозных людей - Лысенко, Панфиловой и т.д., свое “федеральное нечто” достаточно трудно.

Кроме того, эти выборы показали (и я думаю, что мы будем это хлебать и на следующих выборах, если не изменим избирательный закон), что наличие собственного федерального списка радикально повышает шансы на победу одномандатном округе. Практически все лидеры из списков, которые перешагнули 1%, если они баллотировались по одномандатному округу, получили депутатский мандат. Естественно, что это дополнительный ресурс, в том числе бесплатная телевизионная “раскрутка” и т.д.

Что получается в Думе? “Яблоко”, к несчастью, не умеет договариваться с коммунистами. Совершенно очевидно, что в силу такого баланса сил в Думе, никакая осмысленная политика, против которой будут стоять коммунисты, вообще невозможно. Любое решение может быть ими заблокировано. Но для проведения своих решений коммунистам тоже будет кто-нибудь нужен.

Не представляется неожиданностью блок НДР и Жириновского. Жириновский поддерживал Правительство и Президента по всем принципиальным вопросам голосования в прошлой Думе.

Я не знаю, насколько можно характеризовать НДР как центристское движение. Мне кажется, что о политической окраске НДР можно говорить в той же мере, как и о политической окраске Жириновского, который окрашивается так, как ему выгодно здесь и теперь.

Если же говорить о ситуации с “ЯБЛоком”, то “Яблоко” много теряет на том, что не умеет договариваться с коммунистами. Притом, что оно вынуждено как оппозиционная сила воевать против НДР, иначе оно потеряет вообще весь свой электорат. У него будут потихоньку выбивать демократическую часть электората. Немножко спасли “Яблоко” Президент, Гайдар, Ковалев и другие тем, что осуществляли ту политику, которую осуществляли. Гайдар и Ковалев наконец хотя бы в январе 1996 решили, что грубое нарушение прав человека в стране (скажем, государственный терроризм) - это не самое лучшее, что может быть.

Что том, что может получиться с коммунистами. Коммунистам пришлось добывать для себя пост вице-спикера для того, чтобы удовлетворить и социал-демократическую часть в сегодняшнем коммунистическом истеблишменте, и традиционалистскую часть, представленную А.И.Лукьяновым и другими. Это довольно хорошо видно по тому, как распределялось представительство по руководству Комитетами. Ясно просматривались два крыла.

Положение у коммунистов перед президентскими выборами у коммунистов очень сложное. Если спикер Думы, коммунист заявляет о том, что основная идея - это устранить президентский пост (при том, что коммунисты имеют своего кандидата на президентских выборах), то это выглядит для осмысленного человека достаточно экстравагантно.

Что реально может получиться на президентских выборах? Похоже на то, что вместо набора очков события вокруг с.Первомайское свели почти к нулю реальный шансы Ельцина. В том числе потому что демократического электората ему не видать теперь как своих ушей. Никакие “телодвижения” в эту сторону демократов ему уже не помогут. Начать работу с региональными элитами? Но региональным элитам он не нужен. Опираться на электорат Жириновского у него не получиться - на этот электорат опирается сам Жириновский.

Что остается во втором туре? Наверняка остается Зюганов, потому что другого внятного коммунистического “персонажа” вроде не видно (“плачущий премьер” Н.Рыжков продемонстрировал свою эффективность с блоком “Народовластие”). Что будут делать демократические силы знает один Господь Бог. В их среде нет здравого кандидата в Президенты. Можно думать о Явлинском в какой-то мере, но мне очень трудно представить альянс Явлинского и Бориса Федорова. А без этого альянса 1,5% голосов долой, в целом получится меньше 10% и никакого второго тура не просматривается. Альянс с Гайдаром, конечно может быть, но Гайдар скорее будет стараться создать некий альянс с Черномырдиным и как-то раскалывать партию власти. Хотя мне это кажется достаточно малореальным проектом.

У меня есть печальное ощущение, что на этих выборах мы будем иметь богатый выбор во втором туре между Зюгановым и Жириновским. И, естественно, всякий разумный человек во втором туре начнет выбирать Зюганова. Это самый мрачный сценарий, который я себе сейчас предвижу. Но самое главное, до июня, по моим подсчетам, в стране ничего радикального происходить не будет. Импичмента никакого не будет. Отставка Правительства выгодна Ельцину, но он ее проведет сам, не дожидаясь пока Дума проголосует о недоверии - эта отставка выгодна “ЯБЛоку”, но ничего не дает коммунистам. Скорее всего они будут против отставки Правительства.

Шеболдаев Сергей Борисович, руководитель аналитического центра Экологической партии России “КЕДР”:

Хотел бы сделать несколько замечаний в качестве человека, пытавшегося участвовать в этой избирательной кампании в качестве кандидата в депутаты. Причем в одномандатном округе. Но не в Москве, а в Волгоградской области.

Первое замечание по поводу голосов аграриев, которые ушли, как было сказано, к коммунистам и к НДР. По поводу НДР - это серьезная неточность, потому что в глубинке “Наш Дом...” не только не имел авторитета, но имел авторитет отрицательный. В широких слоях избирателей, я думаю здесь сработал в какой-то степени антикоммунизм, который пытался демонстрировать Лапшин. Он хотел дистанцироваться от Зюганова и это сработало против него. Если бы аграрии шли, пусть даже отдельными списками, но не было бы элемента конфронтации, то, вероятно, они взяли бы свои голоса.

Я думаю, что сработала и более серьезная причина. А именно, 43 блока. При таком числе блоков могли пройти 5% барьер только 4, максимум 5 объединений, остальные так или иначе должны были отсеяться.

Что касается противостояния коммунисты - демократы, то кто-то испугался того, что слишком много возьмут коммунисты, и поэтому пошел на избирательный участок, а кто-то пошел наоборот поддержать коммунистов. Это основное противостояние между двумя, вообще-то говоря, условными идеологиями, отсекало всех остальных, кто в русле этого противостояния не работал.

За счет этого получил больше, чем ожидали Анпилов. Он то как раз работал в рамках противостояния. Он тоже, пусть с крайней точки, поддерживал коммунистическую реставрацию.

И еще одно замечание, касающееся провала "Державы". Я думаю, что "Держава" собрала гораздо больше, чем должна была собрать, и не считаю, что произошел провал. На мой взгляд, Руцкой был настолько дискредитирован, что в ситуации реальной он не должен был получить и этого.

Не могу отказать себе в замечании по поводу частушек Борового. Это было на уровне того, что он делал в Чечне с Дудаевым, и характеризует Борового как политическую фигуру. Не случайно он так долго проигрывал на различных выборах. Сейчас он победил в парадоксальном варианте избирательной кампании. Ведь в нормальных условиях, известность должна быть только первым шагом. Дальше человек думает насколько известная фигура ему близка и уже на третьем уровне определяет, годиться ли эта фигура для того, чтобы выполнить необходимые функции. У нас последний этап совершенно отсутствует, к сожалению. Второй, в какой-то степени присутствовал. В основном же выбирали только по известности.

Малютин Михаил Валентинович, Экспертный институт РСПП:

С моей точки зрения, все итоги выборов, которые прошли и которые еще состоятся, можно разделить на две категории: есть наука и есть то, что Аркадий Райкин в свое время характеризовал как: "... мне ка-атся".

Когда разного рода граждане и господа начинают демонстрировать кого они любят и кого они не любят, в подтексте разумея кого они больше боятся и кого они больше ненавидят. Для большинства из здесь присутствующих, мои политические взгляды хорошо известны и никакого интереса не представляют. И в этом смысле я бы хотел рассуждать в сугубо научной плоскости. Наука - это то, что на базе некоторых теоретических принципов позволяет строить количественно описуемые модели, а потом что-то предсказывать. Что этим критериям соответствует, то - наука. Что не соответствует, то - “ля-ля”.

С группой моих коллег из Экспертного института Российского союза промышленников и предпринимателей мне удалось довольно точно предсказать результаты апрельского референдума, победу Владимира Вольфовича 12 декабря и, в принципе, то что произошло на этих выборах. Если для краткости описать те теоретические принципы, на базе которых все это делалось, то это не просто, а очень просто.

В стране существует 5 электоратов. Представьте себе такую фигуру как пирамида. В основании лежит идеологический треугольник, у которого два угла острые, а один тупой. Не в том смысле, что там очень тупые люди, в том смысле, что к нему в той или иной конкретной ситуации примыкает некоторое большинство.

17 апреля 1991 года в РСФСР 20 млн. проголосовало против сохранения СССР. (Ни для кого не секрет, что впоследствии именно эти 20 млн. смогли навязать свою политическую волю всем остальным. Тогда их было 20, сейчас стало 10-12 млн. ) 12 июня 1991 года за Рыжкова, Тулеева и Макашова суммарно проголосовало 22 млн. человек.

Достаточно 4 действий арифметики, для того чтобы на базе этих чисто структурных отношений, определить кто на этих выборах и в каком количестве проголосует за товарища Зюганова, товарища Анпилова, товарища Рыжкова и гражданина Лапшина. Разница в 1 млн.

Существование того, что условно называлось партией власти (до явления господина Черномырдина народу) было некоторым теоретическим конструктом. Хотя уже осень 1993 года у нас фактически существовал полный плюрализм партий власти - "Выбор России", ПРЕС и РДДР. Опять же на базе теоретических прикидок было ясно, что партия власти сможет получить, по максимуму, 10 млн. голосов (как и то, что условно мы можем назвать “национализмом”).

Где-то в середине воображаемой пирамиды живет некоторый странный, неструктурированный центр, который соотносится как по отношению к власти, так и по отношению к этим трем углам идеологического треугольника. Чисто теоретически предположив, что центристы разобьют друг друга в крошку, власть неизбежно проиграет, а левотрадиционалисты распределятся в некоторой пропорции, мы стали думать, а вдруг какой-нибудь пятый список может проскочить. Никто не предполагал, что половина голосов придется на те списки, которые не соберут необходимого количества голосов.

Собрали они или не собрали - на эту тему мне хочется развить одну классическую мысль Иосифа Виссарионовича, что неважно кто и как голосует, важно как считают результаты голосования. Действия Центризбиркома меня навели на следующую мысль: уже в 1993 году было неважно кто и как считает, важно кто и как предъявляет и презентует результаты голосования. Неделя презентации вылилась в особый и специфический этап избирательной кампании и, может быть, в чем-то была куда интереснее и познавательнее всего того, что происходило в последнюю неделю.

Как учил нас диалектический и исторический материализм, на все есть объективные условия и субъективный фактор. Объективные условия заключаются в том, что у нас единственная страна в мире, которая живет в 8 часовых поясах, при этом половина населения живет в одном часовом поясе. Для милой Администрации это создает широкие возможности.

Анализируя впоследствии, как проголосовали по некоторым округам и ту картинку, которую нам предъявили утром 18-го, я был просто восхищен, потому что никаким эмпирическим данным эта картина, разумеется, не соответствовала. Если кому-то интересно, то можно сейчас начать складывать данные по Дальнему Востоку, Восточной Сибири и благополучно иметь за 20% у коммунистов, но за 20% и у Жириновского, а также хорошо проходящего 5% барьер Анпилова и еще многое другое.

Каким же образом было нарисовано то, что было нарисовано? Есть очень интересная система Меркатера, которую построил талантливый исследователь Орешкин, и которая позволила на базе анализа избранных округов в избранных регионах с высокой точностью представить ориентировочно верную картину. После чего все было не просто, а очень просто. На одну чашу весов стали добрасывать одни округа, на другую чашу весов стали добрасывать другие. По состоянию на 21-ое число еще не была введена в расчеты Кубань, не был введен Ульяновск, не был введен Волгоград, половина Воронежа и Алтая, Новосибирск, Красноярский край, кое-что еще “красно-коричневое”, на жаргоне нашей официальной пропаганды, - по мелочи. На другой чаше весов был Татарстан, который гнал Черномырдына (в итоге 28% с хвостиком), Московская область и еще кое-что по мелочи.

Разумеется, эта игра не могла продолжаться до бесконечности и могла продолжаться она при одном единственном условии. Существовала в стране еще вторая система организации выборов, которая обладала альтернативной системой подсчета. Все, конечно, знают, что это за организация. Я думаю, что у нее точность была не до десятков тысяч, как в рамках модели Центризбиркома. Но что с точностью до сотен тысяч или до полумиллиона эти люди считали более-менее правильно. И когда Н.Т.Рябов пообещал поработать с "Выбором России", это было очень интересное обещание, потому что ни в одной точке восточнее Урала этот блок не провел ни одного кандидата, нигде не собрал больше 10% в округах. И когда он пообещал поработать с "Женщинами России", ему тоже кое что пообещали и он прекратил “работать”. Зюганов в первый момент сам не очень хорошо понимал ту картинку, которая получилась. И когда было уже ясно, что у него примерно 170 мандатов, он еще рассуждал о 120-130.

Еще раз подчеркиваю, что происходила какая-то фальсификация. Я очень сжато и, по мере сил, не давая никаких оценок описываю этот механизм подсчета голосов как некую самостоятельную политическую реальность, которая дана всем желающим или не желающим приятных или неприятных ощущений.

Теперь позволю себе два заключительных соображения по этой избирательной кампании вообще и возможным тактикам различных политических сил.

Поскольку, в конце декабря в газете "Сегодня" краткий вариант доклада нашего института был опубликован, всех желающих могу отослать к этому материалу и, сформулировать буквально несколько тезисов.

Тезис первый, и здесь я, в принципе, согласен с одним из предыдущих выступающих. Уже прошлые выборы, как плохой футбольный чемпионат, были не первенством, а по-существу, “вторинством и третьенством”. Решался вопрос, кто займет призовые места. Заранее не было очевидным, что они распределятся именно так, и решался вопрос, кто останется в Высшей Лиге. Что в Высшей Лиге останется всего 4 команды и еще нескольким результат кое-как удастся натянуть и сформировать - это другой вопрос.

Здесь совершенно ясно и понятно, что выборы 16 июня - это фактически вопрос о том, кто выходит во второй тур, кроме, естественно, кандидата левотрадиционалистов. Причем, здесь фамилия этого левотрадиционалистского кандидата абсолютно не важна. Вопреки классическому анекдоту про Абрама, здесь будут голосовать за партбилет, а не за ту конкретную физиономию, которая будет от имени этого партбилета решать. Если этого кто-то еще не понял и рассуждает на тему о низком рейтинге Зюганова, Иванова, Петрова, этого человека уже ничем не переубедишь. Встретимся 17 июня и там поговорим. Что же касается той фигуры, которая выйдет во второй тур, то здесь действительно существует целый ряд вопросов.

В строгом смысле возможно три варианта. Вариант первый - кандидат нынешней партии власти. Но здесь большие проблемы с тем, как нынешняя партия власти умеет вести кампанию.

Что касается возможных подходов к приведению этой кампании, все, по крайней мере, на уровне пропаганды и жестов, видели их в последние две недели. В области внешней политики это, безусловно, карикатура на Жириновского, в области внутренней, безусловно, карикатура на КПРФ. Долго ли будут продолжаться эти карикатуры, останется ли это в области чистой пропаганды, как это фактически продолжалось весь 1994-1995 год, будут ли использованы какие-либо сильно действующие меры..? (Некоторые уже считают, что в мае месяце надо поймать Дудаева, Радуева и Басаева. посадить в клетки и предъявить народу, что очень сильно рейтинг повысит.) Я сейчас все эти темы обсуждать не намерен. С моей точки зрения, это за пределами серьезной политики.

Но поскольку электорат партии власти существует, поскольку он равен примерно 10 млн. человек, поскольку верно все то, что я говорил о системе подсчета голосов, то чего только в России не бывает. После того, как в моем собственном округе избрали С.А.Ковалева, я уже мало чему верю.

Вариант второй. Был уже у нас один человек, который набрал 12 млн. голосов. Отношение к этому человеку некоторых людей, которые считают себя учеными, мне напоминает классический анекдот про батюшку и атеиста. Спорили они, бывают ли чудеса и священнослужитель, раз за разом, приводил свои падения с колокольни, после которых он оставался цел и невредим. Атеист в первый раз сказал ему, что это не чудо, а случайность, второй раз, что это не чудо, а совпадение, а в третий раз припечатал: “Это, гражданин поп, не чудо, а привычка.” Случайность была равна 6 млн., совпадение - 12 млн., привычка равна 7,7. Категорически утверждать, что здесь опять не может быть 12, было бы слишком ответственным утверждением. Тем более, что голосование за Владимира Вольфовича показывает, что все зоны агропромышленной депрессии дали ему от 15 до 20% голосов. Если число этих зон увеличится, а настроение у них станет еще более крутым, то не приходится сомневаться куда пойдут их голоса. (Хотя в тех же самых зонах свои проценты, в общем-то, получил Анпилов.)

Наконец, третий вариант, или вариант-джокер, который возможен при одном единственном условии - кто-то из перечисленных претендентов исчез с арены. (Кроме, естественно, кандидата левотрадиционалистов, хотя и они, как я сейчас понимаю, озабочены проблемой, что будет, если что-то случится с Геннадием Андреевичем. В особенности, если что-то произойдет между первым и вторым туром, если он в первом туре победит.) Любые шансы у любых других кандидатов появляются только в том случае, если что-то происходит, условно говоря, с Ельциным и если что-то происходит с Жириновским. Потому что все остальные места заняты.

Арифметика в тех пределах, в которых я формулировал свои доводы, наука в достаточной степени точная, и 10-12 млн., при той конфигурации электорального поля, которая в настоящий момент сложилась, взять неоткуда.

Наконец, последний тезис, маленькая гипотеза о втором туре. Главная проблема левотрадиционалистов - откуда взять еще 12, а еще лучше 15 млн. голосов, добавив их к тем гарантированным 23-25, которые сейчас лежат в заднем кармане у их кандидата. Все расчеты на то, что Владимир Вольфович скажет “надо”, и его электорат по команде проголосует за Бориса Николаевича - это, естественно, для умственно отсталых детей и домохозяек, а также для “Министерства демократической правды”. Каковы основные настроения того электората, который можно назвать “националистическим” и “державным”, как они относятся к нынешнему порядку, вне зависимости поймают или не поймают Дудаева, всем уже давно ясно. Но этого маловато, потому что все националисты за левого кандидата голосовать не будут.

Поэтому, возник такой вопрос (и компартия его собирается решить) где взять хотя бы 5 млн. голосов в центре? Если эти голоса берутся, то дальше задача становится в достаточной степени простой и арифметической, а учитывая нынешнее деморализованное состояние центра, она не обязательно требует в этой ситуации второго тура.

Если брать во внимание некоторые сдвиги массового сознания, то для них в нашей стране сплошь и рядом характерна такая закономерность - “вначале не поедет, а потом не остановится”. Идея, что Зюганов будет избран Президентом не далее, чем в августе прошлого года, еще вызывали громовой хохот у большинства аналитиков. Я не удивлюсь, если люди с такой же фамилией или именем отчеством, где-нибудь в апреле-мае текущего года додумаются до того, что Геннадию Андреевичу нет альтернативы и что он, из всего, что предложено, самое лучшее и самое позитивное существо.

Последний тезис. 42 млн. , которые голосовали за Ельцина 12 июня 1991, 38 млн., которые ему доверяли 25 апреля 1993, - этого уже не вернуть. Но поскольку, некая конфигурация электорального поля еще существует, возможен некий альянс, который мог бы вначале обеспечить второй тур, а потом уже при определенных условиях и возможностях побороться на равных во втором туре.

И, наконец, маленькая гипотеза. История о том, как Президент Валенса покидал свое президентское кресло. Или, переводя это на российские условия, можно вспомнить, что совершенно недостаточно выиграть второй тур выборов для того, чтобы стать Президентом России. Если некоторые люди по тем или иным причинам сочтут, что в Кремле им живется достаточно хорошо и не хочется покидать этот памятник старинной архитектуры.

Валенса использовал все возможные и невозможные, но все-таки конституционные, методы для решения соответствующей задачи. Опыт поэтапной конституционной реформы сентября-октября 1993 года доказывает, что в России конституционным арсеналом при этих условиях могут не ограничиться.

Демидов А.М., Международный институт маркетинговых и социальных исследований:

Я хотел начать свое короткое выступление, оттолкнувшись от тезиса Сергея Марковича, который сказал, что сейчас происходит укрупнение партийной системы.

Я бы сказал, что сейчас происходит структурирование политической системы вообще. Если мы вспомним 1993 год, увидим что были в основном некие предвыборные блоки. В этом году мы можем говорить уже о некоторых политических партиях. Единственное, что в основе этих политических партий пока еще не лежат социальные интересы или лежат только в какой-то степени. Скорее, на сегодняшний день, и это уже шаг вперед, в основе партий, сложившихся или еще только складывающихся, лежат социальные настроения.

Результаты всех исследований большинства институтов в последнее время свидетельствует о некоторых приоритетах в социальных настроениях. Например, это определенная ностальгия по прошлому. Именно на эти настроения опирается Коммунистическая партия России. Боязнь перемен, “как бы не было еще хуже” - на этом сыграл “Наш Дом...”. Увеличение патриотических настроений - на этих настроениях играет ЛДПР, в какой-то мере КРО (хотя он и проиграл, но собрал голоса на уровне 5%). Протестные настроения “против всего” - здесь, прежде всего, доминирует ЛДПР.

Т.е. на сегодняшний день, в основе партийной структуры, если мы возьмем электорат, лежат социальные настроения. Твердый электорат имеют только три партии. Коммунистическая партия России на протяжении всего времени (мы начинали делать свои опросы с 1987 год), имела 13% поддерживающих ее. Демократы имели 50%, когда была более-менее четкая структура - коммунисты России и демократы России. Свой собственный электорат имеет “Демократический Выбор России”. Пусть он на сегодня уменьшился, но это определенный электорат, который не зависит от стоимости жизни, который ориентируются на духовные ценности и будет выступать всегда, при любых обстоятельствах за “Демократический Выбор России”. Свой твердый электорат имеет Либерально-демократическая партия России. Это то, о чем я сказал, - протестный потенциал, люмпенизированные слои, возмущенные, возбужденные и т.д. Их тоже достаточно много в любом обществе, а в кризисном обществе их еще большее количество.

Итак, три партии имеют твердый, стабильный электорат. Если мы возьмем “Яблоко”, то его электорат очень трудно поддается какой-либо идентификации. Если появился “Наш Дом...” и оттянул у “Яблока” за 3 месяца определенную часть на себя, то это не говорит о стабильности электората. Здесь невозможно найти какого-то индикатора, какого-то фактора, который говорит о стабильности электората. То же самое можно сказать про электорат “Нашего Дома...”. В течении 3 месяцев возникает новое движение, и собирает достаточно много голосов. Это все говорит лишь о том, что у нас присутствует вакуум в политическом центре.

Я бы хотел здесь согласиться с Малютиным Михаилом Валентиновичем. Мы не должны, как это часто бывает, сбрасывать со счетов шансы Ельцина. Дело в том, что при попытках прогнозирования результатов выборов нас иногда забрасывает в различные крайности. Но я сошлюсь на наши опросы. Когда мы ставим вопрос о доверии (“за кого вы собираетесь голосовать”), Ельцин имеет мало шансов, но когда мы задаем вопрос “кто имеет наибольший шанс”, то Ельцин на первом месте, причем с большим отрывом. И, поверьте, люди не ошибаются.

Постановка вопроса в двух видах при массовом опросе - очень важный индикатор. Такая методика всегда применяется при любых электоральных исследованиях. Всегда надо делать добавку в пользу того, кого считают потенциальным победителем. Ельцин здесь на первом месте с большим отрывом от остальных кандидатов.

Басманов Борис Дмитриевич, заместитель координатора движения “Дорога жизни - XXI век”:

Применяя в рекламных роликах матерные частушки Боровой показывает, что он осознал, в каком критическом состоянии находится наше общество и использовал это в личных целях. Как матерый политик, он просто играл народом, утратившим основы нравственного поведения.

Как относится к действиям Центризбиркома?

Мне известен факт, когда кандидата в депутаты сняли с предвыборной кампании. Верховный суд решил признать незаконность таких действий, предписав Центризбиркому принести ему свои извинения.

Если кандидата сняли с “дистанции” незаконно, он не участвовал в выборах, значит выборы проведены незаконно. Но все ограничивается лишь извинениями. Каково? Сейчас вопрос передан в Прокуратуру и Верховный суд, ответ какой-то будет. Но общество молчит.

Меня настораживает также и то, что антикоммунистическая кампания, нагнетание тревоги, которые исходят из команды Президента, подхватываются прессой, средствами массовой информации, проходят через все общественные структуры. В этом отношении господин Демидов прав утверждая, что хозяин Кремля останется в Кремле.

Здесь говорили о природе КПРФ. Неужели у нам всем до сих пор не ясно, что природа у КПРФ та же, что и у команды Президента? Если говорить о социал-демократии, то единственная более-менее социал-демократическая партия - это партия господина Попова. Но она защищает людей, которые что-то прихватили в условиях экономического кризиса, превратились в мелких буржуа и пытаются сегодня защитить свои мелкие капиталы. А все те, кто прихватил побольше, опираются на партии, которые крутятся на политическом Олимпе. В том числе и КПРФ.

Пока активная часть общества и само общество не поймут, что мы находимся в таком состоянии, когда надо доказывать свое право на государственность, нами будут править те, кто привет нас в Чеченю.

Малкин Евгений Борисович, Демократическая партия России:

Я попытаюсь ответить на некоторые вопросы, которые были поставлены нашими уважаемыми ведущими в самом начале: объяснение результата КРО; почему так мало голосов у Руцкого; объяснение феномен Жириновского.

Господин Малютин совершенно правильно сказал, что у нас есть определенные арифметические константы. Существует набор избирателей, которые голосуют, исходя из политических позиций, партийных лейблов и т.д. Это, примерно, 50% избирателей. Остальные 50% избирателей “подвешены” и очень интересно понять, из каких соображений голосуют они.

Судя по всему, здесь работают не политические позиции, а положительный образ, который отождествляется с конкретной личностью. И в этом смысле совершенно понятно, что получился треугольник Руцкой-Лебедь-Жириновский. У них явной политической позиции не было. Или же она была для них почти одинаковой. Все три фигуры играли в одной номинации - “я самый сильный, я самая сильная личность России, которая выведет Россию из кризиса”. В этом плане они действовали на один и тот же электорат.

Понятно, что поделить этот электорат между собой в равной мере они не могли. Один должен был взять 80% голосов. Взять этот электорат должен был бы Лебедь. Но он был подставлен на второе место в списке КРО, и один уже этот факт его “обнулил”. Если я самый сильный, то вторым быть не могу!

КРО и при этих условиях могло взять около 5%. Только несчастный случай не дал пройти этот барьер - слишком много избирателей пришло, слишком много было избирательных объединений... Но ни о каких 10-12% речи идти не могло.

Это ответ сразу на три вопроса: что произошло с Жириновским, Руцким и Лебедем.

Теперь прогноз развития ситуации в Государственной Думе. С моей точки зрения эта Дума гораздо менее оппозиционная, чем прошлая. Если под оппозицией понимать не декларации, не некие заявления, не предложения всяких неосуществимых проектов ради игры воображения (типа немедленной отмены Беловежских соглашений), а серьезная работа - бюджет, вопрос о недоверии к Правительству, голосование за предложения Правительства и т.д., - в этой Думе оппозиционно может быть назван только Явлинский. Коммунисты прошлый бюджет приняли “на ура”. Все остальное - оппозиция к конкретным личностям, выражающаяся в желании самим сидеть в этих кабинетах Правительства. Но это не оппозиция политике! Поэтому никаких серьезных политических “выбросов” от Думы в ближайшее время не будет.

Коммунисты в Думе все очень грамотно разыграли. Захвачено большинство постов. Две депутатские группы из трех созданных, - это фактически филиалы КПРФ. Если коммунисты оттуда отзывают своих представителей, группы теряют аппарат, перестают существовать. Т.е. Дума - это новый ЦК КПРФ. Поэтому половина аппарата Думы будет аппаратом, который будет работать на КПРФ и обслуживать только эту партию. Это все, что сделали коммунисты в Думе, и больше они ничего делать не будут до президентских выборов. Только слегка шуметь.

Что касается прогноза президентских выборов, откровенно говоря, давать его бы не хотелось. Это все достаточно скучно. Судя по всему, серьезных изменений при любом результате не будет. Последствия выборов Президента затронут 0,5% людей, которые вращаются вокруг элит. Но эти выборы закончат некий этап развития нашей политической системы, связанный с тем, что подавляющее большинство фигур, которые сегодня на слуху и на виду, уйдет на второй план. К 2000 году мы будем иметь совершенно новую картину. И вот там, наверно, следует ожидать серьезных изменений.

Яковлев Владимир Осипович, Председатель Московской организации Социалистической партии трудящихся:

На всех наших московских политических “тусовках” разговор среди профессиональных политиков и политологов идет о том, кто из политических сил занимал какие позиции, кто и какие сделал шаги... Почему был сделан тот или иной шаг, что произошло бы, если бы один из этих субъектов сделал шаг влево, а другой бы сделал бы шаг вправо, какая тогда сложилась бы ситуация - вот о чем хотелось бы поговорить.

Много говорилось и писалось, о том, что люди проголосовавшие за коммунистов - 20 млн. человек, это не члены Компартии в своем подавляющем большинстве. Это подтверждает, что 90% населения страны отдает свои симпатии на знаковом уровне - “с этими мне хорошо, а с этими мне плохо”.

В начале перестройки шло резкое отторжение коммунистов, и какие бы здравые мысли не говорили коммунисты на рубеже 90-91 года, они не воспринимались. Зато в каком бы виде ни выступал господин Ельцин, чтобы он ни говорил, все равно победа в то время ему была обеспечена. Тогда в обществе была создана критическая масса невосприятия коммунизма.

Прошло 5 лет. Что мы получили в итоге? Ведь народ, наша страна весьма образована, все видят и ощущают нынешнюю жизнь на своей шкуре - промышленная жизнь замерла, заверения нашего Правительства, что намечается некоторое оживление, можно отнести только к сырьевым отраслям, все наукоемкие производства, машиностроение продолжают падать. То же самое происходит с сельских хозяйством. Целые города, целые регионы продолжают оставаться в нищете. Естественно, их политические предпочтения не изменятся. Как бы у нас в прессе не говорили об ужасах прихода коммунистов к власти, изменить эту тенденцию в экономике, и в особенности, за ближайшие полгода не удастся. ведь не слова определяют человеческую жизнь, а та окружающая среда, в которой человек живет - ходит в магазин, воспитывает детей. В этом вряд ли здесь будут серьезные подвижки. А значит не будет подвижек и в части политических предпочтений.

Второй момент - чувство обиды за страну, которая пронизывает сейчас практически все слои населения (и приверженцев коммунистов и антикоммунистов). “За Державу обидно” - это проявляется во всех аспектах.

Еще один фактор. К сожалению, за последние 5 лет демократы доказали, что управлять чем либо, за редким исключением, не умеют. Это факт. Может быть, единственное исключение - Собчак в Санкт-Петербурге и Немцов в Нижнем Новгороде. Вы помните, что в Москве, на этапе начала перестройки, господин Попов говорил, что это идиотизм - содержать государственные таксопарки. Их уничтожили, но за 5 лет ни один из наших миллиардеров не захотел наладить это дело. Наконец, появилась очень большая прослойка "новых русских", которая несмотря ни на что, ни в промышленность, ни в науку денег не вкладывают, не вкладывали и вкладывать не собираются.

Почему я останавливаюсь на этих опорных точках? Дело в том, что все это не проходит мимо внимания людей. В эмоциональном плане человек может иметь те или иные политические симпатии, но не видеть всего того, о чем я сказал, невозможно. В значительной мере, это предопределяет политические симпатии в стране в целом и тот сдвиг в сторону коммунистов, который произошел.

Хотелось бы мне обратить внимание вот еще на какую опасность. Все политологи отметили, что политические предпочтения обеих российских столиц и политические предпочтения остальной России очень существенно отличаются. Если все наши революции - и коммунистические, и демократические - начинались в столицах и потом уже распространялись на всю страну, то можно ли понять каким образом очередные выборы отразятся на политической ситуации в стране, если политические предпочтения обоих столиц и всей остальной России придут в противоречие? Это, видимо, предмет для дискуссии.

Наконец, последнее, что мне хотелось сказать. Почему у нас не возникают еще какие-либо партии, помимо КПРФ? Проблема вакуума в левом центре представляется на сегодняшний день в высшей мере актуальной, а те попытки, которые сейчас предпринимают чтобы каким-то образом заполнить этот вакуум, мне думается, ничем путным не прорастут. Инициируют их достаточно заезженные фигуры. А создание новой политической силы в левом центре, мне думается, было бы единственным выходом в нынешней политической ситуации.

Федосов П.А., эксперт Государственной Думы:

Я хотел бы прокомментировать два вопроса, которые были поставлены ведущим в самом начале и, которые касаются новой Государственной Думы и того что показали первые дни ее работы.

Судить о том, чем станет Дума второго созыва еще рано, но какие-то выводы сделать можно. Первое обстоятельство, которое хотелось бы отметить, - чрезвычайно быстрое и динамичное фракционное структурирование Государственной Думы второго созыва. Те 150 человек, которые должны были как-то фракционно организоваться, сделали это быстрее, чем в первой Думе. Кое-кто усмотрел в этом отражение возросшего уровня политической структурированности общества. Но это, к сожалению, вовсе не так.

Основную роль сыграли регламентные причины. В 34 положениях действующего Регламента Думы зафиксированы преимущественные, а в ряде случаях исключительные, права фракций и депутатских групп. Так что депутаты боятся остаться вне зарегистрированных депутатских объединений. Во-вторых, свою роль сыграло наличие фракции-донора. Огромная фракция КПРФ с большим запасом прочности оказалась в состоянии выступить в качестве донора для еще 2-х депутатских групп.

Комментируя это обстоятельство, уже всем известное, легко предположить, что сложившаяся на сегодняшний день фракционная структура устойчивой не будет. В принципе, эта структура в представительных органах может быть устойчивой лишь в той степени, в которой она отражает политическое структурированность общества. Сегодня мы такого отражения не имеем. Парламент гораздо более структурирован, чем общество, и, следовательно, мы неизбежно и во второй Думе будем иметь весьма высокую степень неустойчивости. 250 переходов из фракции во фракцию, выходов из фракций и депутатских групп имели мы в Государственной Думе первого созыва. Это почти по одному на каждых двух депутатов. Я думаю, нечто в этом роде (однако с поправкой на крупную фракцию КПРФ), мы будем иметь и в этой Думе.

Второй вопрос, вызвавший не столько дискуссий, столько скандалов и недоразумений - это вопрос об избрании Председателя Государственной Думы. Есть, фактически, только одно голосование, которое дает достаточно надежные основания судить кто проголосовал за Селезнева. Я имею в виду голосование в 19.10 16-го числа, когда речь шла о продлении заседания вплоть до избрания Председателя Государственной Думы. После этого, как 216 человек проголосовали за Селезнева.

Анализ показывает, что кто-то в очередной раз дезинформировал Бориса Николаевича. Когда он говорит, что это “Яблоко” во всем виновато, он то сам считать-то, наверно, не должен был - не барское это дело. Но кто-то должен был все-таки считать и докладывать как все обстоит на самом деле. “Яблоко” к успеху коммунистов не имеет никакого отношения. Голоса КПРФ, двух фракций ею поддержанных, и 21 регионала плюс 2 голоса независимых (Григорьев-анпиловец и Бурбулис) - этого оказалось достаточно. Чистая арифметика показывает, что “Яблоко” к этому результату отношения не имеет.

Последний пункт, который я хотел бы прокомментировать - возможные блокировки в Думе и перспективы нормальной работы парламента (т.е. сможет ли он быть дееспособным в смысле принятия законов). Я склонен отвечать на этот вопрос положительно. Вот почему. По 78% всех голосований из 1200, которые имели место за прошлую сессию по социально-экономическим вопросам, наблюдалось совпадение позиции КПРФ и ЛДПР. Т.е. в социально-экономических вопросах КПРФ, ЛДПР, аграрии и "Женщины России" - ближайшие партнеры. Нет оснований полагать, что эта ситуация радикальным образом изменится.

Надо сказать, что социально-экономическая часть голосований составляет львиную долю от общего количества голосований, происходящих в Думе, и отражает большую часть законопроектов, рассматриваемых там. Таким образом, по всему огромному социально-экономическому комплексу, который составляет сердцевину работы нижней палаты, большинство будет достаточно легко складываться из КПРФ, фракций, которые находятся под непосредственным влиянием КПРФ, и ЛДПР. Но "Наш Дом...", “Яблоко” и 50 либерально ориентированных регионах и в группе не вошедших в регистрируемые депутатские объединения вместе составляют более 150 человек. Это значит, что механизм, который прекрасно работал в первой Думе (когда законы принимались, потом отвергались Президентом, возвращались на согласование и принимались в согласованной - как правило сильно трансформированном виде), будет продолжать ровно также работать и этой Думе.

Квалифицированного большинства ни у одного устойчивой коалиции в новой Государственной Думе нет. Учитывая конституционный, законодательный процесс можем предположить, что согласовательная процедура так же, как она была в течении работы первой Думы, останется основным путем, которым проходили все принципиально важные законы. Другое дело, что крупнейшая фракция Государственной Думы получила право вето, возможность блокировать, принятие любого решения. 226 человек в какой-то ситуации теоретически могут проголосовать против воли крупнейшей фракции, но физически вместе собраться не могут. Таких явок на заседаниях не бывает, не говоря уже о том, что коэффициент сплоченности вне коммунистических фракциях достаточно низок - где-то 62-75. Это само по себе говорит, что 226 человек физически собраться не смогут.

Таким образом, вторая Дума, на мой взгляд, окажется не менее дееспособной, но и не более дееспособной, чем Государственная Дума первого созыва. Она остается многофракционным Парламентом с той лишь разницей, что одна из имеющихся группировок фактически получает возможность вето и возможность блокировать неприемлемые для нее решения. Что касается сложившихся депутатских групп, я имею в виду “Народовластие”, то деструктивные процессы здесь пойдут особенно быстро. Там слишком много сильных, с собственным профилем политических лидеров, чтобы они могли долго ходить на коротком поводке. Первые 2-3 принципиальных голосования и, я думаю, пойдет передел первично сложившейся фракционной структуры второй Государственной Думы.

Швейцер В.Я., Институт сравнительной политологии РАН:

Я бы хотел поговорить об итогах выборах как критерии существования многопартийности в России. Есть ли вообще она у нас? Такое впечатление, что у нас существует 2,5 партии. Я бы их обозначил как часть старой КПСС в виде Компартии РФ, как часть новой национал-популистской ЛДПР и как 0,5 “Яблока” (0,5 потому что речь идет о наличии первичных организаций с активной работой в массах).

Единственно, кто ходил по домам не с листовками, а с персональными общениями к людям, были коммунисты и в провинции - жириновцы. Дальний Восток - показатель активности этой партии. “Яблоко” на каком-то уровне тоже пыталось найти контакты с людьми, но из-за своего пренебрежения к такой черновой работе этот блок не получил того, на что рассчитывал.

Должен сказать, что многопартийность у нас подменяется многоличностностью лидеров. Лидер оторван от партии. Например, Боровой получает 14% в своем округе и проходит в Думу, а его Партия экономической свободы получает 0,2%. В округе, где я голосовал, проходил Владимир Лысенко, а “Яблоко” его не поддержало, выдвинув некого префекта Самарина. Самарин получил 0.3%, а “Яблоко” получило почти 15% в этом округе. Значит, связи прямой между поведением электората и рекомендациями партии или блока нет. Это лишнее доказательство того, что многопартийность у нас еще сложилась.

Беда в том, что лидеры многочисленных партий этого и не хотят. Я абсолютно убежден, что многие себя сейчас чувствуют привольно в новой Думе. Хотя во вчерашней телепрограмме у Курковой некоторые стенали, что они одиночки и не могут ничего сделать, они, в общем-то устроены - их голос будет слышен в Думе, они будут иметь выход на средства массовой информации. Они поняли, что в стране, где живут люди с неразвитым политическим сознанием, у которых сознание одномерно, легко действовать именно так, как они действуют - через личные партии латиноамериканского типа (отнюдь не европейского образца, на который они претендуют, считая себя то либералами, то социал-демократами).

В №14 журнала "Российская Федерация" я опубликовал статью "Кто выходит к избирателю? Группа лиц или общественная сила". Суть ее в том, что наша система сбора подписей должна быть заменена системой персональной регистрации членов партий по месту жительства. Если бы это сработало, был бы сильный удар и против мелких партий и против фальсификаций. Если ты действительно имеешь партию, будь любезен вручить членам своей партии регистрационные удостоверения. Регистрация по месту жительства сводится в общероссийский список и выясняется, что эта партия обладает некоторой критической массой, достаточной для участия в выборах - например, 50 тыс. членов партии. Те же партии, которые явно не собирают достаточного числа членов, могут объединяться в блоки. Избирательный блок и объединение, о которых у нас много говорилось, всего-навсего должны быть объединением партий, но уже со стабильным членством, с определенным влиянием в обществе. Только в этом случае они кого-то представляют, а не только лидера.

В заключении я хотел бы сказать о приближающихся президентских выборах. Можно, конечно, сейчас гадать, кто выиграет. Здесь главное в другом. Скорее всего, избиратель к лету этого года придет к выводу, что тот кандидат, на которого он мог бы поставить, будет лучше того кто правит сегодня. Единственный фактор, который может сыграть свою роль - пассивность, отлив избирателей от урн, который не наблюдался в декабрьские дни, но который в летний период может подействовать на результат выборов. Я думаю, что Борис Николаевич Ельцин имеет все шансы остаться у власти без применения силы или разгона парламента. Просто окажется, что на выборы не пришло 50% избирателей.

Петов П.Е., эксперт избирательного штаба А.Гальченко на выборах главы администрации Московской области:

При попытке провести аналогию между избирательной кампанией на выборах главы администрации и на выборах президента необходимо быть осторожным в силу гораздо большего числа избирателей, в силу гораздо большей площади, на которой происходят выборы и в силу большей сложности функций Президента. Тем не менее, есть несколько общих моментов в президентской кампании, которую я рассматриваю через призму губернаторской кампании.

Как несколько раз здесь было сказано, многие партии: движения, многие политики рассчитывают на средства массовой информации. Однако за московской кольцевой автодорогой выясняется, что популярность очень многих газет равна нулю и в уже 100-120 км от Москвы самой распространенной газетой оказываются "Аргументы и Факты" и еще чуть-чуть "Труд". Из телевизионных каналов имеют значение 1-ый и 2-ой, а все остальное, в том числе НТВ, которое формирует позицию Ельцина, просто не смотрят. Многие телезрители и избиратели просто не видели появления террористов, которых Ельцин как бы победил в Первомайском, и не знают об этом его провале.

В этой связи интересно подумать о чисто технических методах работы в условиях враждебного или вообще отсутствующего информационного пространства. Очень немногие партии, кроме КПРФ, обладают большими организационными ресурсами, которые позволили бы как-то реализовать заложенные в их потенциале электоральные возможности.

Все что сейчас говорилось по выборам в ГосДуму, следует умножить на коэффициент эффективности, организованности тех политиков, которые потенциально могли бы набрать необходимое число голосов, но не наберут в силу того, что у них не хватит силы, ума или возможности выстроить оргструктуры, без которых управление избирательными кампаниями на территории всей России просто невозможно.

Зенин Б.Д., Министерство внешних экономических связей РФ:

Я хотел бы затронуть только один аспект в нашей беседе - воздействие средств массовой информации на общую предвыборную кампанию. Не стоит ли нам вообще отключить от выборов средства массовой информации? Пусть наши депутаты работают непосредственно с электоратом и показывают, доказывают или предъявляют сделанный конкретный труд своим потенциальным избирателям.

Мне кажется, это сняло бы многие проблемы и всякие случайности. Мы всегда рассматриваем две стороны - кандидатов и электорат. На самом деле сюда очень активно вмешивается третья сторона - средства массовой информации. Они искажают все картину поведения электората в любых частях нашей страны. Поэтому, учитывая, специфику России, учитывая, что многие регионы отключены от средств массовой информации, необходимо решить проблему неравноправия в использовании этих средств.

В нашей стране существует вера в средства массовой информации как в закон. К сожалению, в регионах эта вера осталось в прежнем виде. Избиратели не знают, что на самом деле произошло со средствами массовой информации, что они из себя представляют на сегодняшний день. Поэтому, отключение средств массовой информации от предвыборной работы, от выборной кампании сыграло бы весомую роль.

Мы употребляем массу правильных терминов, но эти термины еще не связаны с практикой предвыборной работы. Потому, что их все хотелось бы сопроводить приставкой “квази”. Весь механизм избирательной кампании настолько сумбурен, случаен, неадекватен сегодняшней ситуации, что ни наука, ни аналитики не способны отследить ситуацию. Если за рубежом техника кампании развивались где 200, где 50, где 10 лет, то у нас эта проблема выборов возникла недавно.

На будущих выборах, всем кандидатам придется решать экономико-географические задачи. Но многие наши политики, лидеры, которые баллотируются на те или иные посты, забыли где они живут. Они забыли географию нашей страны. Один человек живет в деревне, где на много километров ничего нет, другой человек прозябает в Москве. Совершенно разные картины. Как показывают выборы 1993 года и теперешние, город и деревня, хотя они в чем-то соответствуют друг другу, в целом в оппозиции друг к другу.

СПИСОК УЧАСТНИКОВ “КРУГЛОГО СТОЛА”

Фамилия, И.О.

Организация

1.Автономов А.С.

Фонд развития парламентаризма

2.Антошина Н.В.

Фонд “Российский общественно-политический центр”

3.Анцыферов Д.С.

Аналитический СВР-Центр

4.Арон М.Б.

Институт современной политики

5.Арсеньев В.Б.

М/О Фонда развития парламентаризма

6.Басманов Б.Д.

Экологическая партия России “Кедр”

7.Беляева Н.Ю.

Фонд “Интерлигал”

8.Вдовин С.Е.

Избирательный блок “Профсоюзы и промышленники - Союз труда”

9.Волк Е.С.

Фонд “Наследие”

10.Гаврилова И.Н.

Институт международного рабочего движения

11.Григорян С.Г

Посольство Армении

12.Демидов А.М.

Институт маркетинговых и социальных исследований

13.Зенин Б.Д.

Министерство внешних экономических связей РФ

14.Зябрев А.Б.

Институт современной политики

15.Клочков А.О.

Фонд “Российский общественно-политический центр”

16.Ковлер А.И.

Центр избиратель­ных технологий

17.Кувалдин Д.Б.

“Горбачев-Фонд”

18.Кузьмин А.С.

Международный институт гумани­тар­но-политических исследований

19.Кулик А.Н.

Институт научной информации по обществен­ным наукам

20.Кульянов Е.Г.

Центр ”ИНДЕМ”

21.Лапицкий М.И.

Академия внешней торговли

22.Ларина Н.

23.Малкин Е.Б.

Демократическая партия России

24.Малютин М.В.

Экспертный институт РСПП

25.Мозжилов А.В.

Федеральная пограничная служба РФ

26.Мухаев Р.Т.

Московский государственный университет

27.Орлов А.С.

“Круглый стол бизнеса России”

28.Панин Д.В.

Администрация Президента РФ

29.Петов П.Е.

Избирательный штаб В.Гальченко

30.Петрова Т.В

31.Потемкина О.Ф.

Объединенная промышленная партия

32.Римский В.Л.

Центр политических технологий

33.Романов Б.С.

Российский Фонд конституционных реформ

34.Савельев А.Н.

Фонд “Российский общественно-политический центр”

35.Савин М.С.

Социологическая служба “Барометр”

36.Скляр Г.И.

Социалистическая партия трудящихся

37.Соколов А.А.

Российский институт социальных исследований

38.Титов В.К.

39.Тюленев А.К.

Общество “Интеллект”

40.Федоренко Т.В.

Ассоциация центров политического консультирования

41.Федосов П.А.

Государственная Дума РФ

42.Хараев А.А.

Партия жертв политических репрессий

43.Швейцер В.Я.

Институт сравнительной политологии

44.Шеболдаев С.Б.

Экологическая партия России “Кедр”

45.Шестопал Е.Б.

Московский государственный университет

46.Яковлев В.О.

Социалистическая партия трудящихся

47.Яковлева З.С.

“Союз реалистов”

Комментарии:
Быстрый доступ