Если мы всерьёз думаем о национальном согласии и конституционном патриотизме - они нужны и по вопросам общественного и парламентского контроля за деятельностью государственной власти.

В.Кикоть. О проекте Конституции (Основного Закона) РСФСР, представленном в Конституционную комиссию группой народных депутатов от фракций "Аграрный союз", "Коммунисты России", "Отчизна"

В.Кикоть, эксперт Конституционной комиссии, кандидат юридических наук

О проекте Конституции (Основного Закона) РСФСР, представленном в Конституционную комиссию группой народных депутатов от фракций "Аграрный союз", "Коммунисты России", "Отчизна".

Рассматриваемый проект представлен 10 народными депутатами Российской Федерации. В числе его авторов указаны 60 народных депутатовРоссийскойФедерации,30научных консультантов и 11 ученых - экспертов.

Проект представляет собою результат дальнейшей работы его авторов и сторонников над его прежними вариантами, два из которых были опубликованы в 1990 и 1991 гг.

Новый вариант этого проекта представляется, в принципе, по-прежнему неприемлемым из-за присущего и этому варианту непримиримого большевизма, несмотря на его полное историческое поражение в России и во всем мире. В то же время, проект содержит и некоторые полезные положения, которые следовало бы обсудить, доработать'" и, вероятно, включить в состав будущей Конституции Российской Федерации.

Принципиальная неприемлемость этого проекта вытекает, на мой взгляд, из следующих его идей и положений.

1. Россия, согласно проекту, должна оставаться советской республикой, а Советы народных депутатов провозглашаются основой власти и самоуправления. Об этом в той или иной форме говорится и в преамбуле, и ? ст. 4-1, и в ст. 139-й, и в ст. 141-й, и во многих других статьях, а также при каждом упоминании официального названия страны, которое проект предлагает сохранить, - РСФСР. Авторы не заметили, что это несовместимо с неоднократно провозглашаемым в их проекте принципом разделения властей (в преамбуле, в ст.2, 155 и др.), ипроигнорировалиисторическуюбезосновательность характеристики России как советской республики: Советы никогда не были в ней органами реальной власти, республика никогда не была советской, т.к. власть реально принадлежала только партийному аппарату, а лозунг "вся власть Советам", как и признание Советов основой всей власти (т.е. не только законодательной, но также исполнительной и судебной) несовместимо с разделением властей, с эффективной и рациональной демократической организацией единого механизма государственной власти. Тем более, что законодательная власть принадлежит только Верховному Совету Российской Федерации и Верховным Советам республик в ее составе, но не местным Советам.

Кроме того, опыт показал неэффективность Советов в тех формах, которые они имели ранее и имеют ныне.

2. Россия по-прежнему именуется в проекте Социалистической Республикой в преамбуле, в ст. 1-й и в других частях проекта. Авторы, как и ранее, игнорируют тот, на мой взгляд, очевидный факт, что РСФСР, как и весь СССР, никогда не была социалистической, ибо в ней реально не было ни народовластия, ни общественного характера собственности насредствапроизводства(онибылипо-средневековому казенными, что проект явно предлагает сохранить в ст. 11-13 и мндр.), как и фактическое недопущение частной собственности (ст.2, 4, 8, 10 и др.); упоминаемые в проекте совхозы и колхозы были и остаются не более чем феодальными латифундиями. Не имела место и ликвидация эксплуатации человека человеком (напротив, эта эксплуатация при "социализме" стала наиболее свирепой и беспощадной), хотя авторы и предлагают (в преамбуле) сохранить эту "ликвидацию эксплуатации" и на будущее время, и тд.

3. Проект, предусматривая недопущение распространения идеологий и существования общественных объединений (в т.ч. партий), преследующихцелинасильственногосвержения общественного и государственного строя, а также разжигания национальной и религиозной ненависти, подрыва нравственных устоев общества (преамбула, ст.8, 77), не включает в этот перечень запрета на разжигание социальной, классовой ненависти и вражды. Неужели имеется в виду конституционно вновь легализовать классовую борьбу, причем не только в ее вполне допустимых мирных и демократических, идейных и экономических формах, включая забастовки и т.п., но даже и в насильственных - вооруженной борьбы, восстаний, партийной и классовой диктатуры, гражданских войн, красных и иных терроров, массовых "раскулачиваний" и т.п.?

4. Столь же неприемлемы и юридически необоснованы включенные в проект положения о том, что Союз Независимых Государств существует только де-фактов, а не де-юре, хотя договоры о его создании вместо СССР ратифицированы парламентами независимых государств, входящих в состав Содружества, что СССР с участием в нем РСФСР "считается существующим де-юре"; что высшие органы государственной власти РСФСР обязаны всемерно способствовать "восстановлению СССР" или образованию законного правопреемника СССР", как будто таковых правопреемников в лице Российской федерации и других бывших союзных республик не существует (см. "временное установление", следующее за преамбулой, на стр.2 проекта).

Вместе с тем, авторы проекта предлагают включить в текст будущей Конституции и другие упоминания об СССР (преамбула,ст.21), идеализирующие эту бюрократическо-централизованную, агрессивную, партократическую унитарную империю, основанную на лжи, терроре и ограблении насильственно включенных в ее состав стран и народов, где вся власть принадлежала реально коммунистическому партийному аппарату и его номенклатуре, а партия коммунистов имела унитарную, а не федеративную структуру (компартии союзных республик были лишь территориальными организациями единой КПСС); мы имели фактически унитарное государство, которое только притворялось федерацией, Союзом республик, объединившихся (но добровольно ли?) в рамках Союза ССР и т.п. Объединение республик, которое их народы могли бы назвать, может иметь очень немного общего с СССР как по содержанию, так и по форме федеративных связей.

5. Ряд неприемлемых тенденций выражен и в положениях об общественных объединениях, партиях и тд. Допуская, как было отмечено, распространениеидеологийисозданиепартий стремящихся к разжиганию классовой борьбы и ненависти в их самых острых формах, авторы проекта предусматривают также недопущение вмешательства государства во внутренние дела партий и общественных объединений, как и государственную гарантию права собственности этих партий и объединений на здания, сооружения, жилищных фонд и различное другие имущество, необходимое им для выполнения их уставных задач и иных целей (ст.8.). Но это означает создание государством идеальных условий не только для разжигания социальной, классовой ненависти, но и для тех направлений деятельности,которыезапрещаютсамиавторыпроекта (насильственное свержение конституционного строя, разжигание национальное или религиозной вражды). Ведь государство не сможет обеспечить реализацию этих запретов без запрещаемых проектом вмешательств во внутренние дела партий, объединений, при гарантиях их прав на имущество, даже используемое в названных незаконных целях.

Если рассматривать эти положения вместе с идеями "Советской" и "Социалистической" Республики и др., становится ясным, что речь идет не столько о партиях, объединениях и Движениях вообще, сколько прежде всего об одной, хорошо всем знакомой партии с ее "приводными ремнями".

6. Признавая (в предлагаемом перечне основных принципов будущей Конституции) человека высшей ценностью общества (преамбула), проект в противоречии с этим утверждением, но зато в соответствии с традицией сталинской и брежневской конституций выдвигает на первое место (вслед за перечнем принципов) не эту, якобы, высшую ценность (человека с его правами, свободами, обязанностями и т.д.), а другие, будто-бы не высшие, но в действительности болееважныедляавторовпроекта конституционные проблемы и главы (политическая система;

экономическая система; основы социальной политики; основы политики в области межнациональных отношений; внешняя политика; обеспечение безопасности и обороноспособности). Только за этим (5 глав, 37 статей) следует раздел о правах, свободах и обязанностях граждан.

Таким образом, словесное признание человека высшей ценностью должно лишь замаскировать тот факт, что в этом проекте человек и гражданин - вовсе не высшая, а вторичная ценность. Не лучше ли было бы откровенно объявить в духе слишком хорошо известной традиции, что личные интересы должны быть подчинены другим, якобы "общественным","государственным" и несомненно партийно-аппаратным? Хотя, согласно проекту, РСФСР "признает за каждым гражданином естественные и неотъемлемые права, они все же "устанавливаются" Конституцией и законами (ст.38). Трудно не увидеть в этой двусмысленности и противоречивости осторожное подтверждение отброшенного демократией средневекого тезиса, согласно которому граждане имеют лишь те права, которые им дарует по своему произволу государство.

Проект запрещает "произвольное" лишение гражданства, но допускает лишение гражданства "на основании закона в исключительных случаях" (ст.4б). Таким образом, открывающая эту статью фраза о запрете "произвольного" лишения гражданства рассчитана лишь на то, чтобы смягчить впечатление, производимое принципиальным допущением такой меры. Между тем, если исходить из очевидной мысли, что государство принадлежит его гражданам, но граждане не являются крепостными или рабами своего государства, станетяснымподходмногихсовременных демократических конституций к данной проблеме. Этот подход состоит в том, что государство не имеет права отрекаться от своих . граждан, хотя они имеют право на выход из гражданства, разумеется, в законном порядке. Оно может их наказать за провинность, но не может лишить гражданства. Но данный проект и поэтому вопросу основан на идеях, давно отживших свой век.

Что значит текст абз. 2 статьи 62-й (о праве на жизнь)? "Никто не может быть лишен жизни. Смертная казнь применяется только по приговору суда (как всякое уголовное наказание - В.К.) как исключительная мера наказания за особо тяжкие преступления". Ясно, что и здесь первая фраза ("никто не может быть лишен жизни") - лишь фиговый листок, прикрывающий реальное сохранение смертной казни, естественно, как исключительной меры за особо тяжкие преступления. Статья 21 проекта Конституции Российской Федерации, на мой взгляд, гораздо лучше, т.к. в ней подчеркнуто не только право каждого на жизнь и запрещение произвольного лишения жизни, но также стремление государства к полной отмене смертной казни и допущение применения этой исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления только против личности (ибо она - высшая ценность).

7. Проект говорит о многообразии форм собственности (преамбула); их равноправии и хозяйственной самостоятельности.

Но эта фраза лишь прикрывает подлинную сущность предлагаемой проектом системы форм собственности. Вслед за этим положением в ст.11 "общественная" собственность объявлена основой экономической системы, обеспечивающей власть и свободу трудящихся, полнуюзанятость,высокуюэффективность производства, справедливое распределение и т.д. Поскольку данная "общественная" собственность ранее нигде ничего подобного не обеспечила, можно подумать, что речь идет о каком-то новом ее типе. Но текст проекта свидетельствует о том, что нам предлагают окончательно скомпрометировавший себя в множестве стран (от ГДР и Чехословакии до Кубы и Вьетнама) старый тип казенной собственности при легком изменении только терминологии. Государственная собственность ("всенародное достояние" сталинской конституции) теперь в проекте называется "народной" (как было в . ГДР) и вновь провозглашается ведущей формой собственности, основной гарантией социально-экономических прав и свобод граждан. В нее включается собственность как всего народа РСФСР, такинародовреспублик,населенияадминистративно-территориальных единиц каждого из уровней, от края до сельсовета (ст.12). При этом в компетенции республик, краев, областей их собственность либо вовсе не упоминается, либо, как это сделано применительно к местным Советам (ст.14), упомянуто лишь их распоряжениекоммунальнойсобственностью."Народные" предприятия"жизненноважныхотраслей"управляются непосредственно государством (ст.14). Возможности централизации всех полномочий регионов-собственников", как это было и прежде, остаются неограниченными. Поэтому предусмотренная в ст.14 передача народных предприятий во владение трудовых коллективов не исключает господства государства-монополиста над работниками и их коллективом.

То же самое можно сказать о других формах общественной собственности -коллективнойсобственности(колхозной, кооперативной и иной) и собственности общественных организаций (ст.15,16). Это пересказ положений старых лжесоциалистических конституций, закреплявших фактическое и полное эксплуататорское огосударствление экономики вместо ее реального обобществления, гармонизирующего личные и общественные интересы.

Положения проекта, относящиеся к частной и личной собственности, весьма характерны. В ст.13 о собственности на землю и иные природные ресурсы содержится заключительный абзац о личной собственности граждан "на землю", т.е. только на садово-огородные (дачные) участки горожан и приусадбеные участки сельских жителей. Не более. Ведь в ст. 13-й утверждается исключительная "народная" собственность на землю и иные природные ресурсы, а также недопущение частной собственности на землю. Противоречие между общим недопущением частной собственности на землю и ее допущением на садово-огородные и приусадебные участки бросается в глаза. Вероятно, абзац об этом допущении был вставлен наспех. Это еще одна крохотная уступка очевидным общественным потребностям, еще один фиговый листок, прикрывающий попытки фактически сохранить изжившую себя экономическую систему и отвергнуть назревшую потребность в осуществлении коренной земельной реформы.

В статьях 17 (частно-трудовая собственность) и 18 (личная потребительная собственность граждан) нетрудно узнать -пересказ давно известных "теоретических" и законодательных положений, игнорирующих современные общественные потребности. Правда, в ст. 17 упомянута возможность предпринимательства, фермерского . хозяйства, ограниченного использования наемного труда (как будто труд в "общественных" предприятиях и учреждениях - не наемный) и, конечно, установлениепределовсосредоточениячастной собственности в одних руках. Но все это - без частной собственности на землю, при господстве государства-монополиста ("народной собственности") - лишь крохотная, вынужденная уступка, еще одна словесная ширма, прячущая старую реакционную позицию авторов.

8. Формулировка презумпции невиновности (ст.65), в лучшем случае - по небрежности, довольно двусмысленна. Обвиняемый считается невиновным до наступления двух условий: пока его вина, во-первых, не доказана в установленном законом порядке, и во-вторых, не установлена вступившим в законную силу судебным приговором. Судебный порядок установления вины не вызывает сомнения, но тот факт, что вина может быть доказана не в том же судебном процессе, а в не определяемом точнее "установленном законом порядке" создает опасность допущения (по крайней мере для признания вины "доказанной") и внесудебного порядка установления вины, возможность возрождения особых совещаний, спецтроек и т.п., лишь бы законодатель их допустил. На наш взгляд, будущая Конституция должна исключать подобные опасности. Коммунисты же - авторы и сторонники подобных предложений - имеют не только общие, но и связанные с богатым опытом власти именно их партии в нашей странеоснованиятщательноизбегатьподобных двусмысленностей. Ведь они способны породить подозрения, что речь идет о попытках постепенно обосновать и возродить известную практику судебного и внесудебного террора против действительных или мнимых противников коммунистического режима.

9. Одной из сложнейших и важнейших проблем будущей российской Конституции является федеративное устройство, традиционно отождествляемое с национально-государственным устройством. В этом отождествлении выражается наша старая ложная теория вопроса и наша старая имперская практика его "разрешения".

Что касается теории, что она основана на том, что федерация допустима только для решения национального вопроса, да и то лишь на время до полного "слияния" наций в один народ. Эта теория не объясняет ниустойчивостьфедеративногоустройства "однонациональных" государств (Германия, Австрия, Австралия и мн.др.), ни федеративность государств с довольно пестрым этническим составом населения, но игнорирующих этот состав при определении круга субъектов федерации, их границ (США) и тд. Упомянутая теория не объясняет и того, что в некоторых федерациях сплошные части их территории, заселенные в основном одним этносом, часто составляют не одни, а несколько образований: кантонов Швейцарии, англоязычных автономных провинцийКанады и т.п..

Проект, исходящий из такой теории и сориентированный на сохранение Союза ССР, тем самым обречен на ряд неразрешимых внутренних противоречий.

Во-первых, глава II ("Основы федеративных отношений в РСФСР", статьи 90-96) включает в число таких основ только: определение РСФСР как федерации, единство территории и предметы ведения РСФСР, участие республик в составе РСФСР и автономий в осуществлении федеральных полномочий, действие законов РСФСР, разрешение споров о конституционности государственных актов.

Основы правового статуса республик и автономий в составе РСФСР выделены в особую главу 12 и, таким образом, выведены за пределы основ федеральных отношений в России; подчеркнуто, что только статус федерации, но не статус ее субъектов есть основа федерации.

По-видимому, это совершенно ненужный вызов республикам в составе РСФСР, стремящимся утвердить свой суверенитет, добивающимся признания договорного характера Российской Федерации, полномочия которой основаны, по мнению многих республик, на делегировании ей полномочий республиками в составе Российской Федерации. Таким образом, эти республики настаивают на первичном, исходном характере статуса субъектов федерации, как ее основе, и на производном характере статуса федерации.

Рассматриваемый проект предлагает вместо приемлемого для всех компромиссного решения данного вопроса (например, включение в число основ федерации и статуса самой федерации и статуса ее субъектов) такое решение, которое из-за своей односторонности может лишь обострить противоречия и усилить центробежные тенденции.

В противоречии с этой позицией авторов проекта находится решение вопроса о круге субъектов Российской Федерации. Согласно ст.90 проекта, в состав РСФСР входят только республики и автономии. О большей части России (краях и областях) речи здесь нет. Они не члены Российской Федерации, хотя в финансово-экономической и социально-культурной сфере края и области равноправны с республиками и автономиями (ст.94). Но в Совете Национальностей всем края и областям, население которых составляет огромное большинство населения России, предлагается 50% депутатских мандатов (ст.112). Многое здесь способно вызвать недовольство населения краев и областей.

Поиски необходимого соглашения - дело трудное, но достичь соглашения невозможно, отрицая, что статус субъекта федерации принадлежит к числу ее важнейших основ и отказываясь признать края и области субъектами Российской Федерации.

В настоящее время этот раздел проекта надо признать устаревшим. Заключениетрехфедеративных договоровс республикам, с краями и областями, с автономиями в составе России - гораздо более обоснованно решает вопросы федеративного устройства РФ.

10. Ряд замечаний вызывают и разделы проекта, посвященные организации аппарата государственной власти. Некоторые из них были отмечены выше. Поэтому здесь можно ограничиться следующими соображениями.

В ряде статей проекта проявляется стремление к ослаблению исполнительной власти. Права президента и правительства очень сильно ограничиваются в пользу парламента (по сравнению с официальным проектом Конституции Российской Федерации и конституциями многих других стран). Принятое авторами проекта избрание Президента народом, а не парламентом, логически должно ставить Президента на один уровень с парламентом и вести к созданию гораздо более сильной власти Президента и к более широким полномочиям возглавляемой им исполнительной власти, нежели это предусмотрено проектом (глава б и др). Тем более, что без сильной исполнительнойвластиневозможнопрактическое осуществление необходимых глубоких социально-экономических и политических реформ.

Вызывает некоторые возражения и конструкция раздела V ("Судебная власть, защита законности и правопорядка"). В основе Структуры государственного аппарата и системы соответствующих конституционных норм должна, на мой взгляд, лежать теория разделения властей, сдерживающих и уравновешивающих друг друга. В этом смысле, именно независимая судебная власть, состоящая только из судов, есть одна из центральных проблем Конституции. Создавая заново и конституционно укрепляя независимую судебную власть, надо особо подчеркнуть ее самостоятельность, специфику и принципиальное равенство двум другим властям. Этому в определенной мере противоречит включение судов, наряду с органами МВД и др. (составляющими часть исполнительной власти) в категорию "правоохранительных органов" в качестве одного из их видов; такую же роль играют попытки, иногда проводимые даже через законодательство, сузить сферу судебного контроля за решением многих принципиальных вопросов деятельности, например, административного, в том числе - следственного аппарата, в пользу то прокуратуры, то милиции, то КГБ и его преемников. Дескать, все они, как и суд, - "правоохранительные" органы. Это опасное заблуждение.

Такой же ошибкой представляется предусмотренное проектом формирование Конституционного суда только парламентом без участие Президента. "Третья", судебная власть, не должна формироваться одной из двух других властей в условиях, когда обе они - и парламент, и Президент - избираются народом. Все суды не должны избираться народом, а формироваться по соглашению двух других, избранных народом, властей. Лучший порядок: Президент предлагает кандидатуры (или назначает), парламент избирает (или утверждает назначение).

11. Проект вызывает и другие замечания разного рода. Ст. 54 предоставляет всем гражданам Российской Федерации право получать в государственных учебных заведениях бесплатное образование вплоть до высшего. При этом не учитываются ни материальные возможности общества и государства, ни личные способности этих граждан, ни слова не говорится о возможности 'существования негосударственных частных учебных заведений. Нет ли в этом проявления популистских тенденций?

В ст.55 ("Право на жилище") предусмотрены некоторые льготы для лиц с низкими доходами, но не упомянуты иные категории лиц, имеющие такое право уже сейчас (инвалиды, лица, пострадавшие от экологических катастроф и др). Вовсе не упомянут муниципальный жилищный фонд, которому действующий закон и практика уже отвели значительную роль в жилищном хозяйстве и жилищной политике.

12. В ряде случаев делаются отсылки к будущему закону, несопровождаемые какими-либо конкретными конституционными директивами будущему законодателю. Например: граждане имеют право приобретать жилье в собственность "на условиях, определяемых законом" (ст.55). Такое допущение произвола законодателя может оказаться очень неблагоприятным для граждан.

В ст. 47 говорится, что политика России в области обороны и безопасности должна руководствоваться "принципом разумной достаточности". Вероятно, речь непременно должна идти об оборонительной, а не о какой-то другой разумной достаточности.

Перечисленные выше основные недостатки рассматриваемого проекта, на мой взгляд, делают его совершенно неприемлемым.

Вместе с тем, представляется необходимым подчеркнуть, в что рецензируемом проектесодержатся . такжеположения, представляющие определенную ценность.

Некоторые из них совпадают с идеями официального проекта Конституции Российской Федерации и, по-видимому, отражают его влияние на рассматриваемый проект. Таковы идея правового государства (преамбула, ст.7 и др.), предложение об учреждении нового государственного органа - парламентского уполномоченного по правам человека (ст.123 и др.), допущение двойного гражданства (ст.45), меры по обеспечению занятости (ст.49) и ряд других положений.

В проекте содержится и ряд более или менее оригинально разработанных интересных идей, которые следовало бы внимательно рассмотреть с целью использования в процессе доработки официального проекта. В их числе: ряд положений о правах трудовых коллективов по управлению своими предприятиями (ст. 9, 14, 15, 20, 21, 86, 88 и др.), упоминания о плановом характере государственного регулирования экономики (ст.21), о молодежной политике государства (ст.28), конкретное указание на гарантируемую Конституцией предельную продолжительность рабочей недели (40 часов) и 24-дневного ежегодного отпуска (ст.52), признание Президента главой РСФСР, т.е. главой государства, а не только его исполнительной власти (ст.124), о бесплатном обучении и профессиональной подготовке лиц с физическими и психическими недостатками (ст.54) и др.

Положения этого рода очень важны. Таков содержащийся в ст.32-й (Равноправие народов) текст: "Каждый народ обладает правом на самоопределение, включая право на выбор на договорной основе форм своего национально-государственного устройства..."

Или в ст.164: "Со вступлением Конституции РСФСР в силу Съезд народных депутатов РСФСР принимает решение либо о досрочном прекращении полномочий народных депутатов РСФСР, и о проведении выборов в Верховный Совет РСФСР либо о преобразовании Съезда народных депутатов РСФСР в Верховный Совет РСФСР , полномочия которого прекращаются по истечении мандатов (?) народных депутатов".

Считаю целесообразным использовать ряд его положений в процессе доработки проекта Конституции Российской Федерации.

Рассмотрение содержания этого проекта приводит к следующим выводам:

1. Проект принципиально неприемлем.

2. Некоторые его положения следовало бы использовать в процессе доработки проекта Конституции Российской Федерации в соответствии с решением VI Съезда народных депутатов России.

Комментарии:
Быстрый доступ