Если мы всерьёз думаем о национальном согласии и конституционном патриотизме - они нужны и по вопросам общественного и парламентского контроля за деятельностью государственной власти.

Рубрика «Татарстан: что дальше?»

материалы бюллетеня Конституционной комиссии РФ «КОНСТИТУЦИОННЫЙ ВЕСТНИК» №14, декабрь 1992 года

Рубрика «ТАТАРСТАН: ЧТО ДАЛЬШЕ?»

-----------------------------------------------------------------------------------------

ТАТАРСТАН: ЧТО ДАЛЬШЕ?

-----------------------------------------------------------------------------------------

(c) В.Михайлов, н.д. Республики Татарстан И.Султанов, н.д. Республики Татарстан А.Новиков, политолог

Татарстан. Референдум. Национальное согласие.

"Примеры франко-канадцев, басков в Испании, шотландцев, ирландцев в Великобритании, валлонов в Бельгии, не говоря уже о сикхских в Индии и тамильских в Шри Ланка сепаратистах, часто приводятся в качестве аргумента о неодолимости стремления народов к национальному самоопределению. Но это скорее обратные свидетельства: из трех тысяч народов Земли те немногие, а вернее, часть их лидеров и активистов сепаратистских движений, которые пытаются осуществить вариант политического отделения десятилетиями, а иногда и столетиями, этой цели, как правило, не достигают - ни через войну, ни через демократические процедуры. И главная тому причина - неспособность мобилизовать вокруг своей программы большинство соплеменников, которые предпочитают совместную жизнь и отстаивание своих интересов в более крупных многоэтнических образованиях." (Валерий Тишков, "Независимая Газета", 7.02.92).

Сепаратистское движение в Татарстане. Станет ли оно в короткий ряд, приведенный выше, или Татарстан станет одним из многих примеров добрососедского и дружеского взаимопонимания и совместной жизни разных народов?

Насколько глубоки в нашей республике противоречия между властью и оппозицией, существует ли, не будем говорить громко - трещина, а различное, противоречивое понимание общественных процессов разными этническими группами населения?

Наметим хотя бы некоторые подходы к ответу на этот сложный вопрос.

Нация и национальный - что это такое ?

Термином "нация", в международном праве принято обозначать сообщество граждан, составляющих данное государство. Именно такие государства-нации образуют мировое сообщество государств, в том числе Организацию Объединенных Наций. Именно в этом смысле применяется в мировой практике слово "национальный".

В официальном справочнике, выпущенном ООН дается определение "Организация Объединенных Наций это международная организация государств, основанная после Второй Мировой Войны для безопасности, развития, социального прогресса и лучших стандартов жизни в условиях большей свободы, развития дружеских отношений между нациями и достижения международного сотрудничества".

Термин "национальные интересы" в конституции Испании означает интересы государства Испания, народ которого состоит из разных этнических групп - испанцев, каталонцев, галисийцев, басков.

В конституции Франции слова "национальный суверенитет принадлежит народу" вне всякого сомнения относятся ко всему многонациональному народу Республики Франция, а не только этническим французам, которые составляют только 82 % населения, что, кстати, равно доле русских в Российской Федерации.

Еще меньшую часть населения составляют англичане в Великобритании - 77%, голландцы в Нидерландах - 80%, испанцы в Испании - 71%. Там имеются национальные меньшинства с большим относительным весом, чем татары в Российской Федерации, и все они уже сотни лет считают целесообразным развитие своей этнической группы в рамках государственности этих стран.

В 1991 году, когда разделился Союз ССР, не произошло самоопределение украинцев, литовцев, белорусов, казахов,... а образовались государства-нации с многоэтническим составом населения. Многие лидеры, в первую очередь Н.Назарбаев, быстро поняли невозможность создания государственности только для одного этноса.

Успешное строительство государственности вновь создающихся образований возможно лишь путем интеграции интересов разных социальных и этнических групп, путем создания такого сплава разных народностей, который с полным правом можно было бы назвать благородным - он и прочен, он и долговечен, он не подвергается разрушающим воздействиям. (В отличие от хрупких и неустойчивых сплавов, которые получаются, когда атомы металлов не "сотрудничают" друг с другом в кристаллической решетке).

Национальные движения Татарстана

Однако, такая интеграция интересов не является целью действующих в настоящее время в Татарстане национальных движений. Это ясно хотя бы из их программ, заявлений, других документов. Для примера можно взять два обращения, опубликованных после референдума. Одно из них адресовано гражданам, Верховному Совету и Президенту Республики Татарстан, другое, озаглавленное "О признании государственной независимости Татарстана", - к народам, нациям и парламентам мира. Оба документа подписаны движениями "Суверенитет", ВТОЦ и "Азатлык", партией Иттифак, республиканской партией Татарстана и обществом им. Марджани.

В первом из них говорится, в частности: "Татарстан путем всенародного голосования окончательно подтвердил свою государственную независимость со всеми вытекающими отсюда последствиями". И далее "...для внесения полной ясности в отношения Татарстана с Россией Верховный Совет нашей республики должен принять специальное постановление, что Татарстан не находится в составе какой-либо федерации".

Во втором обращении: "Мы обращаемся к народам, нациям и парламентам мира в целях развития цивилизованных отношений и во имя торжества справедливости признать государственный суверенитет - независимость республики Татарстан и содействовать принятию полноправным членом в Организацию Объединенных Наций".

Эти слова противоречат не только решениям властей РФ, но и решениям ВС самого Татарстана. Но еще важнее, что перечисленные выше движения и партии не имеют поддержки среди русских и другого нетатарского населения Татарстана и пользуются только ограниченной поддержкой татар. Этот факт в совокупности со смыслом их заявлений говорит о намерении построить государство выражающее интересы лишь части одной этнической группы населения.

Официальная позиция властей

Другой характер носят заявления и выступления руководителей республики, в частности Президента РТ М.Шаймиева.

17 августа 1991 г.: "И я, и все руководители республики неоднократно и твердо заявляли - суверенитет не должен иметь национальной окраски". Вопрос: "Каким важным для президента РТ качеством вы обладаете?" Ответ: "Интернационализмом. В многонациональном Татарстане Президент не может, не имеет права не быть интернационалистом".

Декабрь 1991 г.: "... наше решение политических вопросов позволяет сохранить стабильность во взаимоотношениях между народами нашей многонациональной республики".

3 февраля 1992 г.: "Я не могу согласиться с мнением, что права русских в республике ущемляются. Нет конкретных фактов, есть только разговоры".

23 марта 1992 г.: "Главный итог референдума - ... люди вышли из него, сохранив ту традиционную дружбу многонационального народа нашей республики. Сегодня люди могут смотреть другу в глаза открыто и сказать: мы этот этап испытания на дружбу в многонациональной республике Татарстан с честью выдержали".

Такого рода цитирование легко могло бы быть продолжено. Все высшие руководители республики в каждом достаточно значительном выступлении обязательно подтверждают свою приверженность развитию глубоких традиций подлинной дружбы и братства русского и татарского народов.

20 мая 1992 г. на сессии ВС Татарстана Председатель ВС Ф.Мухаметшин сначала высказал как бы сомнение: "С одной стороны, пытаются преподнести итоги референдума таким образом, что на результаты референдума определяющее влияние оказала национальная принадлежность голосовавших. А раз так, то их нельзя признать в качестве окончательных и имеющих юридическую силу". И тут же его отмел: "Реальность такова: и среди татар были те, кто голосовал "Нет", и среди русских, кто сказал "Да", так же и среди представителей других национальностей. Главное достижение референдума состоит в том, что его результаты будут способствовать дальнейшей стабилизации ситуации в Татарстане, снятию напряженности и недоверия, которые возникли накануне голосования между людьми разных национальностей".

Наряду с заверениями в дружбе народов, официальные власти республики настойчиво и последовательно внедряют впечатление о якобы едином стремлении всех народов Татарстана к суверенитету и независимости. Есть основания полагать, что не только политики, но и демократическая общественность России в значительной мере сбиты этим с толку.

В частности, на руку этому играет позиция некоторых деятелей "Дeмроссии" по вопросу о праве наций на самоопределение, о горизонтальном совместном договоре между субъектами будущего сообщества, конфедерации или федерации, которые будут образованы на месте СССР. Принятая более двух лет назад, она явно не учитывает сильный эффект посткоммунистического сепаратизма, или взирает на него с неоправданным высокомерием.

Но, несмотря на многократные официальные подтверждения стабильности и дружбы, ситуация в Татарстане все больше привлекает к себе пристальное внимание не только в России, но и во всем мире.

Оппозиция

Надо сказать, что в Татарстане существует и другая, противоположная точка зрения, которая, на наш взгляд, намного точнее описывает ситуацию в республике. Депутатские группы "Народовластие" и "Согласие" ВС Татарстана, движение "Граждане Российской Федерации", новые демократические партии неоднократно высказывали крайнюю озабоченность усилением деятельности экстремистских, националистически настроенных партий, комитетов и движений, использующих методы политического давления, несовместимые с правом, с конституциями Татарстана и Российской Федерации. Возможно укрепление альянса между этими националистическими движениями и властями республики. В связи с этим представители оппозиции протестовали против монополизации в республике средств массовой информации.

Озабоченности усилением экстремизма власти республики не разделяют, что видно хотя бы из приведенных здесь высказываний Президента РТ и Председателя ВС РТ. Наличие вышеупомянутого альянса категорически отрицается. Прокуратура и правоохранительные органы республики занимают такую позицию между властью республики и властью федерации, которую никак нельзя назвать принципиальной, и которая может только "смазать" диагноз и отдалить излечение.

Тем временем на политическую повестку дня реально выходит противостояние двух крyпнейших народов Татарстана - татар и русских. Это показали социологическое исследование "Русские в республикaх" (ВЦИОМ. октябрь 1991) и декабрьское 1991 г. проведенное ВЦИОМ по инициативе группы "Народовластие" (В. Михайлов, "Языком цифр", Казанские Ведомости, 29.04.92).

Выводы

Данные многочисленных социологических исследований говорят, что политика, проводимая властями в отношении государственного суверенитета республики, получает значительную поддержку (до 90%) татарского населения. Вместе с этим наблюдается несогласие с такой политикой, выражаемое также величиной около 90%, среди русского населения и населения других этнических групп. Смягчить столь разительную разницу не смогло и принятие в последний момент перед референдумом постановления ВС "О разъяснении вопроса референдума" и активная пропагандистская кампания под лозунгом "Мы не нарушаем целостности Российской Федерации".

Верховный Совет РТ принял 22 мая Постановление "О мерах по реализации государственного суверенитета РТ, вытекающих из итогов референдума о статусе РТ", в котором игнорируется разъясняющее постановление ВС от 16.03.92, ни словом не упоминается не только о решениях Конституционного Суда и Верховного Совета Российской Федерации, но и о самой Российской Федерации и отношениях с ней.

Такие решения, о которых заранее известно, что они не поддерживаются нетатарской частью населения РТ, могут только усилить поляризацию мнений разных национальностей, уменьшить и без того крайне низкое (10-15%) доверие к национальной политике властей среди нетатарской части населения.

(c) Ю.Решетов,

н.д. Республики Татарстан, доктор юридических наук

Государственность Татарстана: состояние и перспективы

На нынешней государственности Татарстана сказывается весь комплекс проблем, накопленный в условиях тоталитарного политического режима, господства официальной советской идеологии. Особенно сильно деформируют государственную жизнь Татарстана следующие идеологические догмы и мифы: понимание нации как этносоциального организма, этнической общности и забвение мирового политического языка, признанных теорий, согласно которым нация - это прежде всего согражданство, социальное сообщество граждан соответствующего государства; постулат о том, что демократическое государственное устройство связано с обеспечением права наций на самоопределение, на свободный выбор ими форм своей государственности; вывод о неизбежной постановке каждым народом на определенном этапе развития вопроса о своей государственной самостоятельности; утверждение, в соответствии с которым действенная федерация предстает как государственно-правовая форма решения национального вопроса и в состав которой входят только национальные государства и национально-государственные образования, а географические районы или административно-территориальные единицы субъектами федерации быть не могут. Поэтому абсолютно отвергается сама мысль о равных статусах государственных и административных образований Российской Федерации, о кардинальном изменении полномочий регионов, предоставлении им равных с национальными республиками прав. Высказывается пожелание видеть Российскую Федерацию "ассиметричной, без унылого шагания народов в ногу".

На практике это означает попытку реализовать принцип этнонационального самоопределения.

Об этом убедительно свидетельствуют: организация и деятельность Милли Меджлиса; попытки ввести в республике в качестве государственного один - татарский язык; программные установки и заявления лидеров национальных движений и партий о развитии и функционировании государственности Татарстана прежде всего в интересах татар, о стремлении восстановить историческую справедливость - добиться полной независимости Республики Татарстан, единственного государства для татарского народа; о выходе Татарстана из-под российского "зонтика" и др.

Одновременно подпитывается мысль о том, что наполнение суверенитета Татарстана реальным содержанием означает проведение им независимой внутренней и внешней государственной политики, установление с Россией равноправных, межгосударственных отношений, функционирование Татарстана как государства, обладающего не частичной, а полной международной правосубъектностью.

Утверждается также, что это единственный, соответствующий объективному ходу истории, путь выхода Татарстана из кризиса и спасения его народа.

В чем ошибочность, даже порочность такого подхода? Да прежде всего в его безальтернативности, фатальной предопределенности. Весьма примечательно, что его сторонники не проявляют готовности к диалогу по поводу состояния и перспектив государственности Татарстана, не отказываются от монополии на истину. Как и раньше, они стимулируют не свободу мышления, а свободу разделения мономнения, утверждают единомыслие. Но ведь когда одинаково мыслят все, значит не мыслит никто.

Таким образом, вольно или невольно оправдывается этнический сепаратизм, Российской Федерации готовится беспокойное будущее.

Некоторые политики не прочь даже разделить народы, генетически сросшиеся в тысячах смешанных семей на протяжении многих поколений, призывают пожертвовать собой ради создания независимого этнонационального государства. Конечно, идею самопожертвования нельзя сбрасывать с политических счетов. Ибо она являлась одной из самых притягательных идей, верно служивших советской тоталитарной системе.

Совершенно ясно, что политика Татарстана должна надежно обеспечивать гражданское и межэтническое согласие. Политические же акции, направленные на выход Республики Татарстан из Российской Федерации, не ведут к сплочению людей, не получают принципиального одобрения со стороны большинства населения республики. В самом деле, возьмем хотя бы результаты республиканского опроса общественного мнения, подготовленного и проведенного сектором социологических исследований Верховного Совета Республики Татарстан с 5 по 17 июня 1992 года. Социологическое исследование показало следующее. Большинство опрошенных (64,5%) полагают, что свой суверенитет республика должна реализовать в рамках Российской Федерации.

Развитие же государственного суверенитета Татарстана вне состава России поддержало только 22,1% от общего числа опрошенных.

Верховному Совету РТ следовало, вероятно, считаться с этим. Но не тут-то было. Верх одерживают желания политиков, допускающих возможность удовлетворения своих амбиций лишь в рамках этнократического государственного образования, вырванного из ткани Российской Федерации.

На последней сессии Верховного Совета Республики Татарстан они предприняли решительную попытку закрепить конституционно линию на государственное обособление Республики Татарстан от Российской Федерации. Что тут еще можно сказать? Данная политическая акция расходится с собственными решениями Верховного Совета Республики Татарстан. Так, 16 марта 1992 года им было принято постановление "О разъяснении формулировки вопроса референдума Республики Татарстан, назначенного на 21 марта 1992 года". Во втором пункте этого постановления сказанно, что вопросы государственного обособления Республики Татарстан от Российской Федерации, изменения ее территориальной целостности и границ предметом проводимого референдума не являются. Тем не менее убедительного "Да" во время референдума не получилось. Посмотрим на его итоги хотя бы по Казани. Столица разбивается ныне при выборах народных депутатов РТ (как и на референдум) на 76 округов. Так вот, в 50-ти округах избиратели сказали 21 марта "нет". Значит, столица, как и некоторые другие города республики, однозначно против выхода Татарстана из Российской Федерации.

Новую Конституцию Республики Татарстан нельзя признать безупречной не только с юридической, но и с политической, точки зрения. Почему?

Как известно, жизненность Конституции тесно связана с ее стабильностью. Но о какой надежности и стабильности названной Конституции можно говорить если в ней не соблюден баланс интересов основных социально-политических сил Татарстана? В Конституции Республики Татарстан нет четких, понятных всем статей, касающихся взаимоотношений Республики Татарстан и Российской Федерации. Действительно, весьма неоднозначно можно толковать конституционные положения о Республике Татарстан как государстве, ассоциированном с Российской Федерацией, о верховенстве законов Республики Татарстан, о гражданстве. Из них уже делаются далеко идущие выводы. Так, отмечается, например, что в соответствии с новым статусом Татарстан рассчитывает заключить с Российской Федерацией не просто договор о разграничении полномочий между органами власти, а государственный договор, акт о взаимном делегировании государственных полномочий, который способен обеспечить реальный суверенитет Татарстана.

К тому же, республика сохранит возможность одностороннего отзыва любого переданного полномочия.

Трудно принять и широко используемую в высших эшелонах власти Татарстана концепцию "эффективного гражданства", которая означает, что в условиях двугражданства физическое лицо подчинено законам и органам государства по месту своего проживания. Говоря яснее, это означает, что законы и другие акты России будут непосредственно распространяться на граждан республики лишь в тех случаях, когда это сочтет нужным ВС Татарстана. Все это едва ли прибавляет стабильности во взаимоотношениях Российской Федерации и Республики Татарстан. Тем более, что переговоры делегации Российской Федерации с делегацией Республики Татарстан еще не завершены.

Нельзя не сказать и о следующем. Правового состояния государственности нельзя достичь с помощью действий, расходящихся с требованиями существующих правовых норм. Сторонники выхода Татарстана из России утверждают, например, что "Республика Татарстан - принципиально новое государство и в Основном Законе России это обстоятельство еще не отражено. А поскольку право по своей сущности консервативно, то и рождение нового явления нередко ведет к юридическому "прорыву". И в качестве самого неотразимого аргумента предлагается вопрос: "Разве советское право, рожденное революцией, в том числе и Конституция РСФСР 1918 года соответствовали законодательству дореволюционной России?"

Но это еще не все. В ходе прохождения проекта Основного Закона Татарстана через Верховный Совет нарушались нормы действующей Конституции Республики Татарстан. Так, нельзя согласиться с утверждением руководителей нашей республики, что 21 мая 1992 года Конституция была принята в первом чтении. Ведь за нее тогда проголосовали всего 146 депутатов, - то есть простое, а не квалифицированное большинство депутатского корпуса, насчитывающего 250 человек. Да и в голосовании принимало участие только 165 депутатов, т.е. сессия была не правомочна. Необходимый кворум отсутствовал.

А разве не свидетельствует о нарушении Регламента Верховного Совета республики следующий факт. В ходе сессии Верховного Совета представленный для рассмотрения проект Конституции претерпел немало изменений. Текста же Конституции с учетом принятых поправок я даже и сейчас не имею. А ведь депутаты должны были ознакомиться с окончательным, причем тщательно отредактированным текстом Конституции до голосования по вопросу принятия ее в целом. Но этой возможности депутаты были лишены.

Россия - это не только соответствующие государственно-властные структуры и люди, их воплощающие. Россия - страна с богатейшей историей, с природными богатствами, с соответствующим менталитетом и прочными духовными связями. Это - данность, имеющая непреходящее значение.

(c) В.Кикоть, эксперт Конституционной комиссии РФ кандидат юридических наук,

О.Румянцев, Ответственный секретарь Конституционной комиссии РФ

О новой Конституции Республики Татарстан

Правовой анализ показывает, что проект новой Конституции Республики Татарстан по целому ряду своих положений противоречит как нормам действующей Конституции Российской Федерации, так и основным положениям проекта новой Конституции РФ, одобренным в основном Съездом, ВС РФ, Конституционной комиссией РФ. Отметим основные черты указанного проекта.

1. Происходит юридическое оформление государственного обособления Татарии от Федерации. Полностью умалчивается вопрос конституционной взаимосвязи РФ и Татарии, хотя последняя согласно статье 71 нашего Основного Закона состоит в РФ.

О том, что линия на "постепенное" отделение РТ от РФ продолжается, говорит отсутствие прямых указаний в тексте Конституции РТ на то, что РТ является субъектом (членом) РФ, на действие Конституции РФ на территории РТ и т.п., а также отклонение внесенных парламентскими группами предложений, которые прямо говорили о "сохранении государственного единения с РФ" (группа "Татарстан") или об осуществлении государственного суверенитета РТ "без государственного обособления от РФ и изменения ее территориальной целостности и границ" (группа "Согласие").

2. Через ключевые статьи новой Конституции проведена идея государственной независимости РТ. Так, ст.1, закрепляя статус РТ, умалчивает об РФ, а в ст. 64 говорится, что РТ "самостоятельно и независимо" определяет свой государственно-правовой статус, а законы РТ обладают верховенством на всей ее территории. В преамбуле сказано, что Конституция РТ принимается в соответствии с результатами референдума о государственном статусе РТ. Таким образом, преамбула, ст. 1, 64 противоречат ч. 3 статьи 70 Конституции РФ, которая определяет референдум лишь как первый шаг в изменении статуса республики в составе РФ. Второй шаг - решение Съезда народных депутатов РФ.

Даже если бы референдум был признан конституционным, то согласно ч. 3 статьи 70 федеральной Конституции для изменения конституционно-правового статуса республик нужно не только волеизъявление большинства избирателей в них, но и утверждение этого специальным решением Съезда народных депутатов РФ. Последнего сделано не было.

3. Ряд положений Закона Республики Татарстан "Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) РТ" был признан Конституционным судом РФ конституционным условно - т.е. конституционными лишь в сочетании со статьями 4 и 53 прежней Конституции РТ, говорившими о том, что РТ состоит в РФ. Отсутствие таких статей в новой Конституции РФ лишает конституционности эти и некоторые другие положения законодательства РТ.

4. Руководство и большинство ВС РТ узурпируют народный суверенитет, нарушая статью 1 Конституции Татарстана, ссылаясь на итоги референдума, проведенного в РТ 16 марта с.г. и подталкивая к обособлению РТ от РФ. В частности, сама преамбула гласит, что Конституция РТ принимается в соответствии с результатами референдума о государственном статусе РТ.

Это абсолютно неправомерно, ибо:

Во-первых, документы татарского референдума не были признаны в качестве законных. Постановление Конституционного суда РФ от 13 марта 1992 г. признало неконституционными ряд положений Декларации о государственном суверенитете Республики Татарстан, Закона РТ об изменениях Конституции Татарстана, Закона РТ о референдуме Татарстана, Постановление ВС РТ о проведении референдума РТ по вопросу о государственном статусе РТ. Не соответствующим Конституции РФ было признано одностороннее изменение национально-государственного устройства Российской Федерации. Постановление Конституционного суда РФ является окончательным.

Во-вторых, было несколько публичных заявлений Президента РТ М.Шаймиева, которые позволили части про-российски настроенного населения также проголосовать за формулировку референдума.

В-третьих, сторонники государственного обособления не имеют поддержки населения: согласно результатам опроса, проведенного социологической службой ВС РТ осенью 1992 г., 64% населения РТ - за сохранение Татарстана в составе РФ и лишь 22% - за выход из РФ.

В-четвертых, международные документы, признавая право на самоопределение, подчеркивают недопустимость использования ссылок на этот принцип для подрыва единства государства и подрыва национального (т.е. общероссийского) единства.

5. Но и сам текст Конституции противоречит своей же преамбуле. За два дня до референдума ВС РТ принял постановление о разъяснении формулировки вопроса референдума РТ, назначенного на 21.3.92. В нем ясно записано (п.2): "вопросы государственного обособления РТ от РФ, изменения ее территориальной целостности и границ предметом проводимого референдума не являются".

Весь же текст основной части Конституции как раз и противоречит тому постановлению Верховного Совета РТ.

6. В ст.23 Конституции РТ о вопросах гражданства включено положение (часть 2-ая) о том, что граждане РТ обладают гражданством РФ, причем содержавшиеся в проекте слова "по своему желанию" из текста исключены вопреки мнению министра юстиции РТ о том, что "не надо нам принудительно навязывать чужое гражданство"; таким образом, все граждане РТ независимо от их желания являются гражданами РФ. Однако сохраняется двусмысленность текста части 3-ей статьи 23 принятой Конституции РТ, в которой вслед за упомянутой выше частью 2-й и, в явном противоречии с ней, говорится о том, что граждане РТ могут иметь гражданство иных государств, условия которого определяются договорами РТ с другими государствами, и, что граждане РТ могут отказаться от двойного гражданства. Это может быть истолковано в том смысле, что действие части 3-й ст. 23-й распространяется и на часть 2-ю, т.е. на российское гражданство граждан РТ, что позволяет свести на нет положительное значение части 2-йст. 23-й.

Ссылки на то, что это будет позже разъяснено в других актах РТ прямо нарушают положения Конституции РФ, согласно которым гражданин РФ не может быть лишен гражданства РФ, регулирование и защита которого относятся исключительно к ведению федеральных органов государственной власти.

7. В статье 66 новой Конституции Татарстана под давлением общественности РТ и РФ, а также высших федеральных органов законодательной, исполнительной и судебной власти Верховный Совет РТ пошел на ряд формальных тактических уступок единству РФ. Хотя проект Конституции РТ, представленный на рассмотрение Верховного Совета РТ, действительно не упоминал о том, что РТ состоит в РФ, Верховный Совет РТ все же внес в принятый им проект Конституции РТ ряд положений, прямо или косвенно, в той или иной степени и форме указывающий на государственно-правовую связь РТ с РФ. В статью 66 было включено положение о том, что РТ ассоциирована с РФ.

Однако, отсутствие в ст. 66 прямых указаний на необходимые важнейшие положения того Договора о взаимном делегировании полномочий и предметов ведения, который должен служить основой ассоциации РТ с РФ, дает властям РТ возможность выдвигать явно неприемлемые для РФ условия, срывая заключение договора и тем самым - ассоциацию РТ с РФ, возлагая вину за срыв ассоциации на РФ.

Это фактически переводит отношения между Татарией и Россией на международно-правовую основу и квалифицирует РТ как государство, находящееся вне Российской Федерации.

По статье 66 наиболее приемлем был бы вариант: "РТ строит свои отношения с РФ на основе Конституции РФ, Конституции РТ и Договора об участии в РФ, определяющего взаимное делегирование полномочий, разграничение предметов ведения и являющегося составной частью Конституции РТ". Этот вариант вносит 4 изменения: 1/ о конституционной и договорной основе отношений; 2/ о том, что договор закрепляет участие в РФ; 3/ что это не межгосударственный договор, а договор части и целого о разграничении компетенций; 4/ что Договор РФ и РТ становится частью Конституции РТ.

Максимум, на что соглашалось руководство Татарстана на переговорах - это на формулу "ассоциированного членства РТ в РФ". Такой подход нуждается в очень аккуратном отношении, ибо все зависит от того, что мы вкладываем в эту категорию - особые отношения в рамках ассиметричной федерации, конфедеративные отношения или же своего рода "союз" между РФ и РТ.

Внимательное отношение к "ассоциированному членству" может быть лишь при соблюдении ряда условий:

Во-первых, необходима законодательная инициатива РТ на Съезд народных депутатов РФ с предложением внести изменения в ст.71 Конституции РФ, записав, что Татарстан состоит в РФ в качестве государства, ассоциированного на основе Договора о делегировании полномочий.

Во-вторых, данное изменение подтверждает, что: а) РТ, подав законодательную инициативу, подтвердит свой статус как субъекта РФ; б) Конституции РФ и РТ сохранят значение основы отношений РФ и РТ, входящей в РФ; в) Съезд закрепит изменение статуса РТ не на основе факта и формулировки признанного КС РФ неконституционным референдума, а на основе законодательной инициативы Республики Татарстан.

В-третьих, мы можем согласиться с "ассоциированным членством" только после подписания Договора РФ и РТ, в котором станет видно - слова это, или путь к сохранению единого правового пространства в РФ. Этот Договор должен стать неотъемлемой частью новой Конституции Татарстана.

8. В ст. 62 Конституции РТ закрепляется обязанность граждан РТ нести воинскую службу и защищать свое Отечество. Из контекста Конституции ясно, что РФ этим Отечеством для граждан РТ не является.

9. Главы 12, 14, 15 проекта закрепляют полную независимость органов исполнительной и судебной властей, правоохранительных органов РТ от соответствующих федеральных органов государственной власти, противоречат разделам VI и IX Конституции РФ.

Юридическое оформление отделения Республики Татарстан от Российской Федерации продолжается.

Народные депутаты Республики Татарстан

И.Султанов, В.Михайлов.

(c) Что скрывается за туманными формулировками (новая Конституция Республики Татарстан в оценке группы "Hародовластие" Верховного Совета Республики Татарстан)

В Республике Татарстан принята, но пока еще не введена в действие новая Конституция. Этот документ можно считать еще одним шагом в совершенно определенном направлении. В последнее время руководство Республики Татарстан неуклонно проводит жесткую линию на выход республики из Российской Федерации. Мы крайне обеспокоены этим, т.к. считаем, что выход Татарстана неизбежно повлечет усиление тенденций размежевания субъектов федерации и поставит под угрозу само ее существование.

Терпимое отношение властей РФ к таким процессам в Татарстане можно объяснить только отсутствием достоверной информации о действительном положении дел в республике, о степени адекватности позиции руководства республики интересам народа Татарстана.

Центристская позиция Президента, о которой он сам так часто говорит, определяется не тем, что он мудро ее находит, а тем, что он умело отодвигает крайнюю позицию, в направлении которой хочет сместиться сам.

Это прекрасно демонстрируют результаты социологических опросов и действия Президента. Организации националистического толка поддерживаются 1,3 - 2 процентами опрошенных по данным на июнь 1992 года. Эти же организации по официальным заявлениям и выступлениям на сессиях Верховного Совета Прокурора РТ, министра внутренних дел, Председателя КГБ, народных депутатов РТ неоднократно преступали Закон. Однако, со стороны Президента М.Шаймиева ничего реального предпринято не было, а без его санкции все структуры власти республики никогда ничего не предпринимали.

Осознав это, националистические организации стали действовать открыто: созданы параллельные структуры власти (миллимеджлис, назарият, национальная гвардия), в средствах массовой информации, особенно на татарском языке, разжигаются антироссийские настроения (что привело к значительному увеличению за два года разницы в позициях татарского и нетатарского населения), со всей России отзываются военнослужащие рядового состава, саботируется призыв в ряды Вооруженных Сил, организуется психологический прессинг депутатов во время обсуждения политических вопросов, шельмуются политики - сторонники федерализма и газеты, которые публикуют их статьи. Прекрасная управляемость этих процессов была продемонстрирована Президентом в день открытия Всемирного конгресса татар, когда порядок был наведен в течение двадцати минут.

Вторая опора Президента - Верховный Совет, пятая часть которого - главы администраций, назначенные им. Через Верховный Совет М.Шаймиев проводит все документы, нужные ему для решения вопросов с Россией: с нарушениями Регламента (без кворума, подчас без обсуждения) были приняты "Декларация о вхождении РТ в СНГ", Постановления ВС "О проведении выборов Президента РСФСР на территории Татарской ССР" (установившего, что выборы Президента РСФСР юридических последствий для Татарской ССР не имеют), "О разъяснении формулировки вопроса референдума РТ" (в котором утверждалось, что вопросом референдума государственное обособление РТ от РФ не является), "О переводе судов, органов юстиции и правоохранительных органов республики под юрисдикцию РТ", кроме того, трижды ставилась на голосование одна и та же формулировка М.Шаймиева статьи 66 проекта новой Конституции РТ (по которой РТ - суверенное государство, "ассоциированное" с РФ ), пока она не была принята.

Всякий раз при принятии основополагающих документов в республике используются туманные или неоднозначные формулировки, допускающие различные толкования. И всякий раз решения по этим вопросам принимаются под заверения Президента о том, что речь о выходе РТ из РФ не идет.

С позиции политика, преследующего вполне определенные цели, такие методы очень эффективны в плане достижения этих целей. Однако, они допустимы только в случае, если эти заверения выполняются и народ не окажется обманутым.

Действительно, можно ли доверять заверениям Президента М.Шаймиева, если, выступая два года назад перед принятием Декларации о суверенитете, он говорил о необходимости "участия в подготовке Союзного и Федеративного (РСФСР) договоров". Затем, в нарушение достигнутого на сессии соглашения вынес на голосование без права обсуждения формулировку " ...Союзного договора, договоров с РСФСР и другими республиками ." А на согласительной комиссии по статье 66 в ноябре этого года без обиняков заявил: "Полностью независимое государство, как и подписание федеративного договора - это крайности , которые нужно сразу отбросить".

Можно ли доверять заверениям Президента, что вопросы государственного обособления РТ от РФ предметом референдума 21 марта не являются, если проект Конституции, написанный под его руководством (при полном лишении народных депутатов возможности повлиять на ход его подготовки) - это проект Конституции независимого государства?

Можно ли доверять заверениям Президента, что новые отношения с Россией на основе равноправного договора - это чаяния народа, если опрос проведенный социологической службой ВС РТ в июне 1992 г. показал, что за "суверенную республику в составе РФ" высказывается 64,5% опрошенных?

Теперь после принятия Конституции до введения ее в действие руководители республики делают все, чтобы убедить весь мир и свой народ в сохранении отношений с РФ. Если бы проект Конституции действительно это гарантировал, не было бы никакой необходимости в массированной обработке населения, в которой в настоящий момент задействованы все силы. Это делается в духе старого высказывания Президента: "Во всех средствах массовой информации суметь объяснить людям , что это их волеизъявление".

Аналогичная пропаганда велась и перед референдумом, когда народу доказывали, что "ДА" на вопрос референдума не означает выхода РТ из РФ.

Мы же утверждаем, что в проекте Конституции заложены все атрибуты независимого государства, в чем каждый может убедиться ознакомившись с ее содержанием:

-ст. 62 в неявном виде фиксирует возможность создания собственной армии;

- ст. 64 гарантирует верховенство законов РТ без всякого упоминания федеральных законов;

- ст. 65 дает возможность создания полномасштабных государственных границ " с другими государствами";

- ст. 67 фиксирует неограниченную международную правосубъектность Татарстана;

- ст. 152,160,162 полностью выводят суды и прокуратуру из федеральной системы;

- ст. 95,пункты 7,12 неявно вводят независимую банковскую систему.

По результатам социологических исследований официальных служб это соответствует позиции 20,1% опрошенных.

Следует также отметить, что проект договора, на основе которого Республика Татарстан "ассоциируется с Российской Федерацией" почти готов. Однако, уже название проекта этого документа указывает на то, что субъектами договора являются два отдельных государства, а не государственные органы республики и федерации. Это же относится к части 2 ст. 1 проекта договора в редакции РФ. Если же будет принята ст. 1 в редакции РТ, тогда Татарстан перестает быть частью Федерации и ст. 5 о федеральных полномочиях не имеет отношения к Татарстану.

Таким образом, дезинформация населения республики с помощью мощной пропагандистской машины об истинных намерениях pуководства, с одной стороны, и отсутствие должной реакции федeральных органов власти - с другой, привело к тому, что действия руководства РТ неадекватны интересам ни большинства населения Республики Татарстан, ни большинства населения Российской Федерации.

Выход из этой ситуации нам представляется возможным только при условии учета действительного мнения населения республики ( например, по результатам референдума с четким вопросом, не допускающим толкований ), а также при условии строжайшего соблюдения буквы Закона с обеих сторон.

Любые другие способы решения вопроса взаимоотношений РТ и РФ неизбежно приведут к правовым коллизиям, дестабилизации обстановки в регионе и федерации в целом.

(c) Т.Теребилина,

Ведущий специалист Юридического отдела Верховного Совета РФ

Новый Основной Закон Татарстана: несколько замечаний эксперта

Принятая Конституция Республики Татарстан является Конституцией суверенного государства, обладающего всей полнотой государственной власти на своей территории.

В соответствии со ст. 66 Конституции Республики Татарстан республика добровольно ограничивает свой суверенитет передачей Российской Федерации ряда важных полномочий на основании Договора о взаимном делегировании полномочий и предметов ведения. Однако, формулировка данной статьи не отражает реального характера государственно-правовых отношений между Российской Федерацией и Республикой Татарстан. Республика Татарстан не выходила из состава Российской Федерации, поэтому Россия и Тетерстан не могут быть "ассоциированными" по отношению друг к другу. Более приемлемым понятием может быть понятие "ассоциированного члена Российской Федерации", которое не ограничивает суверенитета Республики Татарстан, но и не нарушает суверенитета Российской Федерации и ее территориальной целостности. Поэтому при доработке Договора между Республикой Татарстан и Российской Федерацией о взаимном делегировании предметов ведения и полномочий органов государственной власти в статью 1 данного Договора целесообразным было бы включить формулировку, предложенную Конституционной комиссией Российской Федерации (Румянцев О.Г.): "Республика Татарстан - суверенное государство, субъект международного права, являюлщееся ассоциированным членом Российской Федерации на основании Договора о взаимном делегировании предметов ведения и основании Договора о взаимном делегировании предметов ведения и полномочий".

После подписания Договора основные его положения будут включены в содержание Конституций Российской Федерации и Республики Татарстан. Поэтому, в ряд статей Конституций Республики Татарстан и Российской Федерации необходимо будет внести изменения и дополнения в соответствии с данным Договором. В Российской Конституции это статья 71, в Конституции Республики Татарстан это статьи: 62, 64, 66.

Статья 62 Конституции Республики Татарстан определяет порядок прохождения воинской службы, в соответствии с проектом Договора (статья III п. 4) это отнесено к совместным полномочиям федеральных органов власти Российской Федерации и высших органов государственной власти Республики Татарстан. Следовательно в ст. 62 Конституции РТ должно быть прямо указано на закон Российской Федерации по данному вопросу или на договор с Российской Федерацией.

Государственно-правовые отношения между Республикой Татарстан и Российской Федерацией не являются международными отношениями, так как республика из состава Российской Федерации не выходила. Поэтому в статью 64 Конституции РТ необходимо будет внести изменения, исключив слово "международным" и сделав ссылку на Договор с Российской Федерацией.

Статью 66 Конституции Республики Татарстан и статью 71 Конституции Российской Федерации нужно будет привести в соответствие с формулировкой статьи 1 Договора после ее согласования и подписания Президентами.

Вопрос обеспечения прав и свобод человека и гражданина в соответствии с п. 1 ст. III проекта Договора отнесены к совместным полномочиям федеральных органов государственной власти Российской Федерации и высших органов государственной власти Республики Татарстан, статья 23 Конституции Республики Татарстан закрепляет гражданство Российской Федерации за гражданами Республики Татарстан, поэтому при подписании Договора необходимо оговорить механизм обеспечения законных интересов российских граждан, проживающих на территории Республики Тaтaрстан, распространив действие законов Российской Федерации, касающихся прав граждан, на граждан Российской Федерации, проживающих на территории Республики Татарстан или же оформив данный вопрос отдельным протоколом.

Неожиданный ракурс.

Поздравление, направленное Президентом Азербайджана А.Эльчибеем Президенту Татарстана М.Шаймиеву, по случаю принятия новой Конституции Татарстана.

От редакции. Публикуя этот документ, мы хотели лишь еще раз обратить внимание на , скажем мягко, неоднозначность толкования статуса Татарстана в свете его нового Основного Закона.

"Многоуважаемый Президент!

С глубоким чувством и гордостью мы восприняли весть о принятии новой Конституции суверенной Республики Татарстан. Независимость и свобода - это историческая дань и завоевание героического татарского народа - одной из могущественных ветвей древнетюркского этноса. Наконец-то должна восторжествовать историческая справедливость, а ставший жертвой национального гнева и веками преследуемый татарский народ - добиться своего почетного права. В результате проведенной жесточайшей имперской политики общетюркское единство было расколото, а наши народы - оторваны от своих корней. Конец ХХ столетия знаменуется пробуждением и возрождением тюркского мира. Сегодня вместе с развалом советской империи наступил новый этап в истории наших народов - становление на путь необратимой борьбы за независимость и национальную свободу. Уверен, что возвращаясь к своим истокам, традициям, национальной государственности и духовному единству, а также с помощью Господа Бога мы добьемся Больших побед на этом пути. Надеюсь, что связи Азербайджана и Татарстана будут и дальше крепнуть..."

Комментарии:
Быстрый доступ