Если мы всерьёз думаем о национальном согласии и конституционном патриотизме - они нужны и по вопросам общественного и парламентского контроля за деятельностью государственной власти.

О.Г.Румянцев. Выступление на пленарном заседании Конституционного совещания. Москва, Кремль, июнь 1993 г.

(Из архивной «сырой» распечатки стенограммы пленарного заседания Конституционного совещания. Москва, Кремль, июнь 1993 года)

Б.Н. ЕЛЬЦИН

Спасибо. Последним выступает председатель Конституционной комиссии О.Г.Румянцев.

О.Г. РУМЯНЦЕВ

Спасибо за предоставленную возможность.

Уважаемый Президент, уважаемые участники Конституционного совещания!

Можно по-разному оценивать то, что произошло здесь 5 июня, но сегодня налицо, что определенного рода предупреждения, может быть, сделанные в жесткой форме на неприемлемость обсуждения и доработки только лишь одного варианта, мне кажется, было воспринято большинством участников Конституционного совещания.

И сегодня два часа работы, два часа подведения предварительных итогов работы в секциях показали, что, кажется, начинает меняться политическая философия всего этого собрания. С борьбы с оппонентом на сотрудничество. Не случайно многие сегодня гово­рили, что проект Конституционной комиссии находит самое внимательное рассмотрение в различных секциях.

Что хотелось бы сказать по этому поводу? Мы на очень сложном Верховном Совете и в очень сложной Конституционной комиссии, тем не менее, пошли на признание того факта, что Конституционное совещание - это реальность.

Мимо этой реальности нельзя проходить.

4 мая, накануне, это очень важно, Верховный Совет принял-таки постановление. А ведь пришлось побороться за это поста­новление, в котором мы сказали, что при доработке согласован­ного варианта Конституции учитывать предложения Конституционного совещания. Это ведь очень важно, что все-таки Конституционное совещание в своем постановлении сказало о Конституционном совещании, созванном Указом Президента. И важно, что Конституционная комиссия тогда же, 4 мая приняла решение участвовать для согласования принципов.

Может быть, не будем анализировать ближайшее прошлое, но, анали­зируя ближайшее будущее, у нас есть два пути дальнейшей совместной работы. Один путь - согласование тех самых принципов основных, о которых сегодня говорилось, когда зачитывалась декларация, которую предлагается принять участникам совещания. И второй путь - наличие версий согласованного проекта Конституции. Я жалею, что 5 июня не было возможности доложить эти соображения здесь, на первом пленарном заседании, что нам, следовало бы; не дорабатывать конкретные статьи, поскольку мы имели раньше проект Конституционной комиссии и Президентский вариант, сегодня мы имеем тоже два проекта, но уже сближенных. Согласованную версию, которую сделали вы, Конституционное совещание, но есть свое видение, своя версия согласованного проекта Конституции у Конституционной комиссии, которая вместе с Верховным Советом с 24 мая по 4 июня проводила в Белом Доме, Доме Советов свое конституционное совещание, с теми же полномочными представителями субъектов Федерации со многими юристами, которые присутствовали здесь. Поэтому говорить, что этого нет, это опять было бы неправильно. Было. Была работа 10 дней. Работа продолжается. Рабочая группа пишет свое видение согласованного варианта. Здесь пишется своя версия согласованного варианта: По-видимому, может быть, выходом было бы, когда завершится или прервется, как сказал С.М. Шахрай работа данного Конституционного совещания в Кремле, можно было бы собрать совместную рабочую группу. Я обращаюсь с этим предложением к Президенту Российской Феде­рации, председателю Конституционной комиссии - сделать совместную рабочую группу для сведения двух версий согласованного варианта. Он сегодня не один. Я хочу, чтобы все присутствующие в этом залеобъективно на это посмотрели.

Другой вариант. Если мы уходим от возможности сведения воедино двух версий согласованного проекта, тогда давайте договоримся по принципам. Эти принципы, их всего 10, по которым нам нужно договориться. Первое - основы конституционного строя вынести в особый отдельный раздел Конституции как незыблемая основа конституционного строя.

Сегодня очень радостно слышать, что Анатолий Александрович Собчак наконец-то подвинулся, хотя на секции, в общем-то не дали мне возможности полностью обосновать свое предложение. И сказал о том, что первая глава президентского варианта разделена на двое: на права и свободы и на общие положения. Значит, все-таки мы можем договориться по основам конституционного строя. Для нас это очень важно, ибо конституционный строй нуждается в этих незыблемых основах.

Вторая проблема - проблема социального государства. Здесь уже подвинулся сам Президент, который 5 июня здесь сказал о необходимости социального принципа социального государства в проекте Конституции. Мы этого первоначально не видели.

Далее. Раздел "Гражданское общество". Мы все-таки будем настаивать и просить рассмотреть эту возможность, чтобы коллек­тивные права ассоциации свободного гражданского общества полу­чили развитие в самостоятельной главе Конституции.

Конституционная Федерация. Здесь сегодня об этом говорил Шумейко. За это мы бились все время. Не договорная и не договорно-конституционная, а чисто конституционная Федерация, где верховенство Конституции безусловно должно быть. Значит, и здесь можем договориться.

Равенство субъектов Федерации за теми изъятиями для рес­публик, которые установит сама Конституция.

Шестое. Президент, глава государства и еще глава исполни­тельной власти. Здесь тоже возможно сближение двух проектов в этой принципе.

Седьмое. Высшие суды Федерации. Будет ли конституционный суд или будет его соперник в лице высшего судебного присутствия, и тогда судебная власть в высших инстанциях будет расколота.

И переходные положения. Я лично считаю, что в переходных положениях можно было бы записать как цель одновременные выборы весной 1994 года и Федерального парламента, и Президента Россий­ской Федерации. Почему? Потому что если разные политические силы будут: одна - вокруг президентской власти, другая - вокруг федерального парламента, опять будет глубочайший политический кризис. Мне кажется, что эти два варианта сближения наших позиций воз­можны. Либо совместная рабочая группа по сведению воедино двух версий согласованного проекта, либо обсуждение вот этих самих десяти принципиальных положений и согласование их. Восьмой съезд в свое время предложил Президенту и Конституционной комис­сии заняться согласованием основных положений. Мы предложили на Верховном Совете недавно до 30 июня такое согласование завер­шить. Поэтому я думаю, что ноябрьский съезд, который намечен для рассмотрения и принятия Конституции, может стать тем общим органом, в который мы сможем внести, не идеализируя съезд, но и не бить его постоянно по голове или еще по какому месту. Для этого мы, согласовав в течение июня эти основные положения или согласованную версию проекта Конституции, могли бы на три меся­ца открыть всенародное обсуждение и выйти согласованно на ноябрь­ский съезд. Я считая, что никто сегодня из членов Конституцион­ной комиссии не вправе говорить о каком-то своем личной автор­стве, мы все считаем, что в России не должно быть ни одного автора новой Конституции. Вот почему, с уважением относясь к этому представительному форуму, не менее с уважением относясь к представительному форуму, заседавшему в Белой доме, мы обращаемся - члены Конституционной комиссии с предложением взаимного сотрудничества. '

Спасибо. .

(Аплодисменты)

Б.Н. ЕЛЬЦИН

Время наше истекло. У меня есть ряд записок, но нет возможности дать тем, кто послал записки. Я прошу их, если они посчитают это необходимым, передать свои выступления в рабочую комиссию, которая будет учитывать эти предложения э своей работе. Считаю, что сегодня прошло очень интересное и насыщенное новыми предложениями пленарное рабочее заседание конституционного совещания. Думаю, что в отношении некоторых предложений, предложения по работе в субботу и в воскресенье мы таким общим собра­нием решать не будем. Будет решать каждая группа в зависимости от того отрезка пути, который она прошла.

Дальше в отношении того, прерывать или не прерывать работу Конституционного совещания 17 июня. Я считаю, что в зависимости от того, как у нас будет продвигаться работа в группах, мы ближе к 17 этот вопрос решим. Но вообще предложение это стоящее. Может быть, и для решения других вопросов, учитывая, что это Конституционное совещание показало свою большую работоспособность, легитимность и большую пользу за такой короткий промежуток времени, проделав такую огромную работу/

Комментарии:
Быстрый доступ