Почему я остался в Белом Доме. 29 сентября 1993 года

Олег Румянцев, действующий н.д.РФ

ПОЧЕМУ Я ОСТАЛСЯ В БЕЛОМ ДОМЕ

Хочу пояснить читателям свое понимание происходящего и свое участие в нем. Считаю своим долгом оставаться в Белом Доме, работая как внутри, так и вне его стен, ибо с 28 сентября допуск всем внутрь грубо пресечен "еринцами". Надо оставаться в оимя недопущения страшной несправедливости - не по отношению к конкретным депутатам - по отношению к России, вталкиваемой в смутную и тревожную историческую полосу.

На днях уважаемый мною Глеб Павловский, в знак протеста против разнузданной цензуры уходя с поста руководителя информационного агенства "Постфактум", сказал о новой информационном и политическом ПОРЯДКЕ. Я же считаю использование этого слова недоразумением, ибо нет шансов на порядок. По России покатилась волна административного чиновного ПРОИЗВОЛА. Отвергая принцип "двойного стандарта",признаем многочисленные факты нарушений гражданских, политических,социальных и экономических прав человека и гражданина,которые видим в последние дни сплошь и рядом. Мониторинг этих нарушений - наш долг, исполняемый вопреки бравурной "поддержке" из-за рубежа, ждущего нашего окончательного геополитического падения.

Желая порядка,Ельцин и его команда жестоко просчитались: в нашей стране,как учит прошлое,волюнтаристские действия по разгону народного представительства всегда вели к трагедии.Разгон Государственной Думы в начале века стал прологом "великого октября"; разгон Учредительного Собрания в 1918-ом вел к 1937-му; разгон союзного Съезда в 1991-ом повлек кровавые межнациональные войны... Что последует за грубым сломом российского депутатского корпуса - лучше не думать, становится страшно. Кто же был непримиримым на деле? В начале сентября Парламент согласился с предложенным мною сценарием компромисса (опубликованного на страницах "НГ").Предлагалось сорвать обещанное "сентябрьское наступление" встречной мирной инициативой: 10 сентября мы сформировали полномочную делегацию и обратились к Ельцину с предложением переговоров по выработке согласованных мер в области конституционной реформы. Скажу больше: нами был заготовлен пакет решений с выходом на мартовские одновременные свободные перевыборы. Филатов, с которым я был в контакте, не сумел или (скорее) не захотел убедить Ельцина, чтобы последний использовал мирный путь. Вероятно, все было готово к жесткому варианту. Грянул государственный переворот. Пусть читатели знают - кто прошел мимо гражданского мира.

Но мы вновь искали пути к нему. Пребывание в Белом Доме (хоть и критикуемое) позволяло влиять на решения: в жесткой полемике на десятом (внеочередном) Съезде 24 сентября с.г. удалось добиться поддержки постановления об одновременных мартовских досрочных перевыборах - при условии восстановления конституционной законности в стране. Против опять были лидеры оппозиции,которых ничему не научила ошибка на 9-ом Съезде, когда с шапкозакидательскими настроениями пошли на проведение безумного, окончательно расколовшего страну референдума.

Итак, БелыйДом - за весенние перевыборы. Обществу же навязывают декабрьские "выборы": под дулами автоматов, при информационном беспределе, подавлении инакомыслия. Это не компромисс, а ультиматум:легализуйте однопартийный произвол. Авторитаризм легко ввести в одночасье, гораздо труднее восстановить демократические нормы и институты, на что уходят долгие годы.

У нас отнято право и возможность выбора: еще несколько дней назад одни читали "Известия", другие - "Советскую Россию". Сегодня это история. Отсюда фарс в декабре кажется неприемлемым. К тому же, неконституционность новых органов как раковая опухоль будет разъедать государство и общество, часть которого не признает новые решения в качестве законных и общеобязательных. Червоточина сомнительности власти подорвет саму Федерацию.

Понимают ли это бравые авторы и исполнители указа N1400? Самим указом нанесен жестокий удар по идее народного представительства. Исследователи, видимо, будут долго вспоминать романтическую "оттепель" 1990-1993 гг., когда избранные из всех слоев общества представители пытались (порой, успешно) контролировать расходы из государственной казны, действия силовых структур, чиновников всех уровней; незнакомое для России народовластие заработало. Увы, ненадолго.Я не закрываю глаза на последние месяцы, когда парламент оказался втянутым в клинч противостояния. Но почему же столь одноцветным стал российский парламент? Да потому,что люди,называвшие себя"демократами" попросту обманули избирателей и перебрались к управленческим рулям и чиновным рычажкам. Трудно отстаивать в каждодневной полемике свою точку зрения,влияя на коллективные решения; гораздо проще показалось убежать к привычным, но примитивным отношениям веления/подчинения, сев на должность столоначальника в какой-нибудь государственной конторе. Вину же за развал народного представительства не снимет никакой новый указ.

Обращение к нам, депутатам России и поддерживающим нас избирателям (число которых растет) иначе как скотским назвать трудно. Нет света, воды, тепла, вентиляции, продуктов, связи. Лужков кивает на Черномырдина, последний - на Лужкова; кто крайний,чьи приказы выполняются - граждане России не знают. Не правда ли, знакомая по прежним десятилетиям ситуация? Нанесен ущерб и материальному воплощению парламентаризма: кадрам, связям, атмосфере, зданиям, архивам. Вспоминаю, как со сложным чувством сам приходил в помещения бывшего союзного парламента, разрозненные архивы которого за ненадобностью вывозились огромными мешками, специалисты терялись. То же неизбежно случится и здесь, несмотря на обещанные оскорбительные подачки. Прийдут новые люди, без интереса к чужому и опять поскачет по ухабам российская история. Там, где нет преемственности - нет и никогда не будет стабильности. А получилась все из-за отсутствия целостного конституционного строя: мы не успели его воплотить ни в конституционно-правовых актах, ни на практике. Три года титанического труда ушли на увязывание трех этажей нового строя: безусловных ценностей (свободы, справедливости, солидарности, иных), незыблемых основ конституционного строя (народовластия, государственного суверенитета, верховенства права и основанной на нем Конституции, федерализма, разделения властей, иных), а также писаных правовых норм, институтов. Произвольное и недальновидное изъятие одного из этих уровней и понятий сразу же нарушило целостность строя и неизбежно влечет распад самого конституционного строя, деградацию правосознания. Это - философская причина моего настойчивого стремления не подчиняться насилию в угоду абстрактной свободе и порядку.

Поразило первоначальное отношение к случившемуся нашего народа: безразличие или злорадство. Хотя о социальном благополучии или национальных интересах парламент заботился капитально, об этом не вспоминают. Досада берет,как же легко стать оболваненным, дать прокомпостировать собственные мозги, поверить в чудовищную ложь холуйской прессы!.. История ничему не научила, мы "достойные" наследники тех, кто десятилетиями собственными руками уничтожал свою культуру, храмы, гордость.

И тем не менее, стойкость обитателей и защитников Белого Дома - вне зависимости от их идеологической окраски - стала серьезнейшим фактором сопротивления и отрезвления. И вот уже все больше жителей Москвы, ходоков с мест идут к Дому Советов с выражением солидарности, в поисках своей правды. Думаю, чем дольше продержится Белый Дом - тем больше пространства для политического маневра и надежды возникнет у всех нас. А маневр остро необходим. С группой коллег мы обсуждали на днях в Белом Доме пути из тупика. Если в конце - свободные выборы, то надо их обеспечить. Для чего - восстановить конституционную законность, договориться о принятии опомнившимся Съездом согласованных актов о власти и выборах, обеспечить деятельность законного и опытного (а не самозванного) Центризбиркома, фактический равный доступ к средствам массовой информации для представителей различных ветвей власти и политических сил, дать время на разворачивание действительной предвыборной кампании.

Это - политические вопросы. Без них не решить вопросов технических - сдачи оружия, снятия оцепления, восстановления жизнеобеспечения Дома Советов. Кстати, об оружии. Руководство Белого Дома в сложнейших условиях держит ситуацию под контролем, и если забрезжит политическая перспектива - вопрос об оружии будет по-военному четко решен А.В.Руцким. Обо всем этом надо немедленно договариваться представителям команды Ельцина, Правительству, делегации Белого Дома, Конституционному суду и субъектам РФ. О скорейшем начале таких переговоров я говорил раньше с Руцким, Хасбулатовым, Зорькиным, затем - с Горбачевым,а вечером 29 сентября - с В.С.Черномырдиным и О.И.Лобовым, временами встречая понимание. Кстати, руководство Белого Дома не исключает своего ухода - если это будет необходимо для восстановления нормальной жизни.

Обществу, становящемуся на реальные баррикады с реальной жаждой победы, в одном случае, и возмездия, в другом, нужен срочный сигнал перемирия. Дурной сон, в который мы все погрузились, должен закончиться. Победы же быть не может, ибо непобедимо различие в мировоззрении.Россия никогда не станет монотонно серой. Реалии требуют диалога и трудных совместных решений.

29 сентября 1993 г.

Комментарии:
Быстрый доступ