Конституцию сделали, а счастья нет...?

Интервью Румянцева О.Г. газете GeograpH с комментариями о студенчестве и географическом образовании

Олег Румянцев, управляющий партнер консалтингового агентства «Румянцев и партнеры», президент Фонда конституционных реформ,
к. ю. н., выпускник 1983 года кафедры экономической географии зарубежных социалистических стран

Из студенческих лет вспоми- наются, главным образом, три вещи. Во-первых, сопричастность «географическим» моментам жиз- ни — это практика в Сатино после первого курса, страноведческие практики на Украине (после вто- рого) и в Чехословакии (после третьего), участие в экспедиции на Енисей (в качестве копателя шурфов), полугодовая стажиров- ка в Венгрии на 5-м курсе. Все это выработало умение воспринимать окружающую действительность, что называется, «в 3D».

Во-вторых, ростки студенче- ской «самостийности» на фоне позднего застоя рубежа 70-х и 80-х

годов: и в отдельных песнях Гоши и Лёпы, и в наших попытках изда- вать неформальную стенгазету «Контекст», которая, по Венедик- ту Ерофееву, «расходилась быст- ро, благо была в одном экземпля- ре», то есть снималась со стены возле аудитории 2109 представи- телями парткома или комитета ВЛКСМ — кто быстрее сорвет. К таким росткам отнесу и свое активное участие в организации мирного митинга на смотровой площадке МГУ 21 декабря 1980 го- да — памяти убиенного Джона Леннона, митинга, жестоко подав- ленного спецслужбами, но давше- го мне путевку в политическую жизнь.

В-третьих, первая любовь — переживания, которыми была окрашена добрая половина моих студенческих лет.

Таким образом, факультет дал уроки жизни по всем направле- ниям: государственному, обще- ственному, личному. И за эту школу взрослой жизни я ему при- знателен.

Географическое образование — штука неоднозначная, особенно для нас — экономико-географов- страноведов. Обширная палитра предметов от геологии до идеоло- гии имеет как свои плюсы, так и минусы (скачки по вершкам отдельных отраслевых знаний в сфере природоведения, опреде- ленный и явный дефицит базовых

обществоведческих дисциплин). Это делало нас менее конкуренто- способными, чем выпускников близких специальностей — эконом- фака, например. С другой стороны, на кафедре ЭК ЗСС (ныне — соци- ально-экономической географии зарубежных стран) мы получили бесценную и глубокую подготовку по региону стран — членов СЭВ, что помогло быстро найти себе место в политической и научной системе тогдашнего соцлагеря. Конечно, огромным плюсом было овладение на факультете вторым иностранным языком, в моем слу- чае — венгерским. В итоге, после такой подготовки я плавно пере- шел в Институт экономики мировой соцсистемы АН СССР, хотя декан факультета Г.И. Рычагов и распре- делил обладателя редких знаний о соцлагере и Венгрии на работу школьным учителем — видимо, чтобы меньше выказывал вольно- думства, а в ближайший призыв пошел бы из школы в Вооруженные силы. А через 7 лет после работы в АН СССР я уже был избран народ- ным депутатом РСФСР и занялся политической и конституционной реформой, чему в немалой степе- ни способствовали глубокие зна- ния подобных реформ в других странах социализма конца 1980-х – начала 1990-х годов. И этому изначально я был обязан именно нашему факультету и нашей кафедре.

Электронная версия газеты доступна по ссылке: http://www.geogr.msu.ru/structure/geograph/geo_19.pdf (см. вторую страницу)

Комментарии:
Быстрый доступ