В этой рубрике собраны мои научные труды, разнообразные публикации, общественные инициативы за последние... упс.. 30 лет...

Заключение. Функции справедливой Конституции в России.

Функции справедливой Конституции в России

Направления развития конституционного строя в Рос­сии можно определить через уточнение функций Конституции. Последняя может представить и стратегический путь к лучшему состоянию, и стать ключевым инструментом преодоления кризиса в требующем прочной и справедливой основы Российском государстве. Ослабленное разнонаправленными реформами, тяготами пере­ходного периода государство наше продолжит путь к упадку, если мы не создадим живительную совокупность здоровых и твердых правил, порядков и обычаев, извес­тных и постоянных для всех.

Вопрос о функциях Конституции имеет в Рaоссии боль­шое научное и политическое значение. В ходе преобразо­ваний постоянно возникает вопрос: для чего нужна новая Конституция? Несколько раз представляя ее проект Съезду народных депутатов и Верховному Совету РФ, автор этих строк вынужден был большую часть времени уделять прежде всего этому вопросу.

Подводя итоги монографии, выделим несколько основных функций Конституции России применительно к задаче становления в ней правового строя. Поясним, что критерием их выделения, мерилом оценки являются требования, выдвигаемые политиком и законодателем к справедливому Основному Закону с целью приближения практики жизни к общественному идеалу.

I. Конституция как комплексное отражение конституционного строя и инструмент его становления (системо-образующая функция).

Выполняя актуальнейшее требование общества, Конституция способна утвердить конституционный порядок, дав целостное видение ключевых его характеристик. Порядок невозможен без системного определения роли Российского государства как суверенного, правового, демократического, республиканского, с разделением властей, федеративного (или: союзного), социального, светского.

Подчеркнем, что наличие Конституции как свода обще­обязательных «правил игры» — лишь предпосылка ре­ального становления основополагающих принципов. По­зитивная системообразующая роль Конституции состоит именно в том, что она способна послужить инструментом такого становления, играя учредительную роль в широ­ком смысле.

II. Конституция как документ равновесия между основными подсистемами общества и государства, обеспечивающий регулирование общественных отношений (функция общесоциального регулирования и баланса).

За счет направленного регулирования она могла бы обеспечить устойчивое развитие социальной системы «человек — гражданское общество — государство — мир». Она призвана закреплять баланс между политичес­кими силами; покоем, порядком и прогрессом; федеральной властью и интересами субъектов федерации; ветвями и институтами центральной власти; каталогом прав чело­века и механизмами их гарантий и защиты; свободой труда, предпринимательства и социальной ответственностью собственников, участием государства в регулировании хозяйственной жизни в интересах общества; защитой национальных интересов и участием в союзе республик и мировом сообществе.

Устанавливая условия для всех «актеров» социальной системы, Конституция выполняет роль общесоциального регулятора общественных отношений, поскольку упоря­дочивает, налаживает и направляет их в нормативную плоскость.

III. Конституция как документ согласия и гражданского мира, механизм согласования интересов и поиска социального компромисса (политическая функция).

Конституция — плод сочетания разнонаправленных социальных интересов, юридическая форма их соединения и консенсуса. Необходимый показатель действенности Конституции заключается в том, чтобы ее защита сопровождалась бы не гражданской войной, а развитием институтов, охраняющих гражданский мир.

Грядущая Конституция России может стать средством достижения национального согласия, если ее разработка и принятие станут процессом открытым, коллективным, идущим с привлечением различных сил и учетом противоположных подходов. Ее можно будет назвать созревшей, справедливой и нефиктивной, если вокруг заключенных в ней идей сложится согласие в основных слоях общества: в различных элитах, в интеллигенции, в массах. Требованию справедливой Конституции сегодня созвучны слова Высочайшего Манифеста от 17 октября 1905 года: «...призываем всех верных сынов России вспомнить долг свой перед Родиной, помочь прекращению сей неслыханной смуты и вместе с нами напрячь все силы к восстановлению тишины и мира на родной земле» {183}.

IV. Конституция как высший закон страны, основа правовой системы государства (юридическая функция).

Добротная формальная Конституция призвана слу­жить базой всего законодательства и определять несущие конструкции правового регулирования различных сторон общественной жизни. В системе источников права она является верхним звеном, законом законов. Обладая высшей юридической силой и прямым действием, она применяется на всей территории страны; законы и иные правовые акты, противоречащие ей, не имеют юридической силы. Она устанавливает основы других отраслей права — гражданского, административного, трудового, уголовного, уголовно- и гражданско-процессуального, иных.

События 1991—1993 годов привели к разрушению такого порядка: подзаконные акты исполнительной власти вышли из правового русла и подвергли эрозии всю правовую систему России. Поскольку никакими «законами о законах» устойчивой иерархии правовых актов не восстановить, на помощь должен прийти новый высший закон. (Кстати, об этом термине, он не случаен. Мы отказались от термина «основной закон», записав в Преамбуле, что многонациональный народ Российской Федерации провозглашает Конституцию «высшим законом нашей страны» {184} при регулировании государственных отношений и при защите общества от произвола государства. И это не игра в пустячные слова, как может показаться на первый взгляд. Происходит придание высшей юридической силы нормам, наиболее важным для государства с точки зрения народа и законодателя. Термин «основной закон» такой смысловой нагрузки не несет.)

Являясь центром правообразующей системы, Консти­туция устанавливает виды правовых актов и их соотношение между собой. (См. подробнее гл. II, § 5.)

V. Конституция как база и план нового законотворчес­тва (программная функция).

Начиная или продолжая реформу, государственная власть призвана четко понимать ее план, средства реализации, последствия. Конституция, по нашей концепции, не конец определенного пути, но путеводная нить для разумных и принципиально осуществимых преобразований, задающая направления для государственного развития в различных областях, подводящая под него солидную основу. Законы, упоминаемые в Конституции, раскрывают и дополняют конституционную реформу пакетом сопряженных с нею частных реформ.

В таком понимании сия функция Конституции по сути стыкуется с ее юридической функцией. Но, ориентируя и направляя всю законодательную деятельность, Конституция проявляет себя как программный документ, закрепляя ценности и принципы, во многом остающиеся для России общественным идеалом.

Оспаривая «программную» функцию Конституции, не­которые оппоненты подчеркивали, что она лишь оформляет уже сложившиеся отношения, и институты. Но история мировой цивилизации знает ряд примеров, когда Основной Закон, отправляясь от логики преобразований и поиска более совершенных форм и институтов, обеспечивал переход к стабильному строю. Напротив, отсутствие четкой линии, хаотичность в подготовке и принятии правовых актов позволяет законодателю нарушать принцип верховенства Конституции, подгоняя ее положения под принимаемые противоречивые нормы текущего законодательства. Конституция призвана ограничивать парламент в его законотворчестве, заставляя готовить зако­ны на основе и в строгом соответствии с ней, а не наоборот,

VI. Конституция России — высший федеральный акт, скрепляющий федеративное государство и устанавливающий форму его государственно-территориального устройства (функция упорядочения по вертикали).

Преобразование России: на началах подлинного феде­рализма не допустит ущемления, с одной стороны, местных интересов, а с другой — не позволит превратить Россию в конгломерат разрозненных государственных образований. Закрепляя единое федеративное государство, Конституция России призвана остановить войну законов, суверенитетов, юрисдикции, конституций и попытки перейти от внутригосударственных к международно-правовым отношениям между Россией: и ее субъектами.

Россия — особая страна, где присутствует причудливая смесь территориальных общностей и родовых государств. На определенном этапе понятие государства от­делилось от понятия народ в смысле общины, связанной этническим, происхождением и единством внешних признаков, нравов, характера и образа мыслей. Для Российского государства показательна прочная связь прежде всего с определенной территорией, пространственным и цивилизованным мышлением, поднятие над этническими признаками. Многочисленность народа, ставшего распространителем своей культуры — русского народа, — не ущемляет стремления этнических общностей к культурному и правовому развитию, вплоть до обретения государственности в составе России. Конституция России, надеюсь, станет зеркалом приемлемых решений в этой области.

VII. Но Конституция России может стать и правовым документом союзного государства (объединительная функция).

Возможно, что нам предстоит отказаться от почти бесперспективной затеи совершенствовать Конституцию РФ 12.12.93. Российская Федерация — это все-таки не синоним подлинной исторически сложившейся социально-культурной, территориальной и государственной общности — России (хотя формально эти названия ныне равнозначны). Бесславное решение о прекращении Союзного государства вопреки воле миллионов его граждан должно быть пересмотрено. И правовую основу может предоставить Консти­туция союзного государства (возможно с названием Российского Союза). Именно она, по нашему предвидению, обещает дать государственно-правовую форму объединительной идее, столь необходимой населению нынешнего разрозненного Содружества. Главное, что наше единое цивилизованное пространство продолжает существовать и неизбежно потребует конституционно-правового урегулирования вопро­сов общежития в нем.

Конституция союзного государства откроет дорогу асимметричной федерации с элементами конфедерации на части пространства бывшего СССР. Договорные внутригосударственные и межгосударственные отношения внутри такого сложного образования должны строиться и действовать на основе именно Конституции.

Возможны три основных пути реализации "ре интеграционной идеи.

1) Принятие в состав РФ новых субъектов со статусом республик. Перечень кандидатов известен. Здесь важен политический момент — позиция руководства России, на­личие волеизъявления граждан в новых регионах, наличие законодательной базы в РФ, готовность к увязке этих вопросов с другими на переговорах с соседями по «ближнему зарубежью». С международно-правовой точки зрения есть как препятствия для данного варианта, так и основание: ведь РФ как правоприемник СССР соблюдает не только свои международные договоры, но и международные дого­воры СССР.

2) Укрепление интеграции в рамках СНГ. Реализация Договора об экономическом союзе. Принятие решения об избрании депутатов Межпарламентской Ассамблеи СНГ непосредственно от населения. Это станет шагом к союзу политическому, в котором осуществляется единое правовое регулирование общих вопросов. По мере нормализации отношений в рамках новой союзной политики будет очевид­ной потребность в расширении массива союзного законодательства, в надстроечных государственно-правовых институтах — Конституции, парламенте, едином гражданстве, правительстве, вооруженных силах.

3) Путь политико-правового дизайна. Принятие поли­тической договоренности о созыве специального форума для восстановления легитимности и единства государственно-правового пространства. Принятие Закона о Конституционном (Учредительном) Собрании. Выборы его делегатов либо — формирование его состава в соответствии с предварительными политическими — в т.ч. межреспубликанскими договоренностями. Разработка и принятие (ли­бо — пересмотр) Конституции.

VIII. Национальная Конституция призвана играть важную внешнеполитическую роль, задавая главные рамки национальных государственных интересов (геополитическая функция).

Конституция задает гарантии государственной и территориальной неделимости России, территория которой — едина и целостна. Ее изменения в сторону уменьшения возможны только через сложную процедуру: посредством выраженного на референдуме волеизъявления населения субъекта, территория которого затрагивается таким изме­нением, и с последующим волеизъявлением всего народа России. Все территориальные договоры России подлежат обязательной ратификации Парламентом. Этих важнейших положений нет в Конституции РФ 1993 года, а значит из неоправданных, неправовых и несправедливых территориальных потерь 1991—1992 года не сделано.

Конституция, на наш взгляд, должна определить открытость России: государство, признающее Конституцию России, может быть принято в ее состав по его просьбе на основании волеизъявления своего населения. Признаки такого интереса мы уже наблюдаем в разных частях бывшего Союза ССР. Россия обязана открыться навстречу соотечественникам и их естественным союзникам, которые против своей воли либо в результате поспешных и непродуманных действий оказались за ее пределами. Быть готовой защитить их законные требования и естественные устремления — значит стать гарантом исторической справедливости.

Конституция РФ 1993 года могла бы задать приоритеты российской политики в нынешнем Содружестве Независимых Государств, но не делает этого. Из-за внутренней нестабильности и спорной политики федеральных властей Российская Федерация начала в 1990-е годы утрачивать престиж лидера в регионе своих геополитических интересов. Новая Конституция, в которой геополитический фактор занимает видное место, могла бы позволить России занять более достойное место в Содружестве, дать импульс к упрочению союзной политики вплоть до воссоздания союзного государства, ощущающего и защищающего естественные интересы.

IX. Конституция как документ о системе государственной власти, закрепляющий дееспособную и взвешенную форму правления (организационная функция).

Конституция призвана разрешить спор о полномочиях представительных органов и исполнительной власти, главы государства и главы правительства, решить про­блему взаимодействия властей и подотчетности всей административной системы. Перекос в одну («власть Советов») или другую («супер-президентская власть») сторону неизбежно делают Конституцию документом авторитарного строя, индульгенцией вседозволенности. Справедливая Конституция закрепит подлинно республиканскую форму правления со свободной выборностью и ответственностью органов власти,

X. Конституция как сочетание современного каталога нрав человека и дееспособных механизмов их отправления (правозащитная функция).

Взаимоувязка широкого перечня прав человека и раз­личных общностей с основами судоустройства, государственными и общественными институтами их защиты поможет уйти от неподкрепленных деклараций. (Вспом­ним, как последний Съезд народных депутатов СССР в 1991 году лить продекларировал права и свободы, при­няв соответствующую Декларацию; но, не создав гаран­тий, институтов и методов их реализации, съезд пошел на очередное нереализуемое решение и тем самым нанес еще один удар по своему авторитету),

Права осуществимы настолько, насколько их можно защитить с помощью судебного иска. Справедливая Кон­ституция будет пронизана непреложной истиной о реаль­ности судебной власти (а не «правосудия», как предлага­лось Конституционному совещанию в президентском проекте весной 1993 года). Судебная власть в условиях реформы 1987-1993 годов была забытой властью: сначала упор делался на представительную демократию, затем пошло увлечение властью исполнительной. Но только судебная власть в условиях конституционного строя выступает защитником его устоев, Конституционный Суд России — высшим органом судебной власти по защите конституционного строя. Дело за «малым»: воспи­танием уважения к Суду и неподкупностью последнего, а также — созданием нового юридического свода ограниче­ний государственной власти.

XI. Конституция как механизм равновесия между трудом и капиталом, свободой экономической деятель­ности, ответственностью собственника и государствен­ным регулированием экономики (функция социально-экономического партнерства).

Справедливая Конституция определит взаимосвязанные принципы развития хозяйственных отношений. Про­движение к культурному хозяйству невозможно без государственного регулирования в интересах человека и общества. Смешанная экономика основана на социальном рыночном хозяйстве, равноправии форм собственности. Она должна подпираться гарантиями развития государственных социальных служб.

Процветание России зиждется не только на свободе предпринимательства и уважении к собственности, но и внутренних сдержках этой свободы. В современном социальном государстве собственность не только право, но и обязанность. Она обязывает к надлежащему использованию недвижимости, выплате соответствующего налога, добросовестной конкуренции, общественной пользе. Без этих норм экономическая свобода переплетается с мошенничеством, преступными действиями, вседозволен­ностью, нарушением социально-экономических прав, сви­детелями чего мы являемся в «пореформенной России» 1990-х годов. Ущемление интересов целых слоев населе­ния поставило под сомнение согласие общества относи­тельно методов «великого эксперимента» и ощутимо ударило по престижу Конституции 1993 года.

XII. Конституция — основа развития конституцион­ного правосознания (воспитательная функция).

Правовая доктрина объективизируется в Конститу­ции, но преломляется через правовую культуру. Последняя-то во многом и определяет особенности конституционной практики. Воспитательная роль Конституции не менее важна, чем ее роль в упорядочении государственных дел. Следует наметить задачи, которые мы ставим перед Основным Законом в этой области:

— воссоздание единой, культурной и государственной общности, осознание многонациональным народом России себя как общего «МЫ». (Вспомним, что идеальный смысл общения не исчерпывается принципами формаль­ного права, обеспечивающего каждому свое. Еще более того он выражается в «требованиях высшего нравствен­ного закона, объединяющего людей духом солидарности и любви и связующего их разрозненные силы в общее культурное стремление» {185});

— воспитание справедливых, правовых отношений между личностью, обществом и государством;

— внедрение в умы духа и буквы конституционализма как системы идей, заложенной в конституционном строе и его основах;

— возможно более полное раскрытие правового содержания Конституции как документа прямого действия;

— направленное воздействие на чувства, настроения, представления населения по отношению к праву и кон­ституционному строю.

Сохраняется задача не просто принять Конституцию, но заложить традицию глубокого уважения к ней. В условиях недостатка правовых традиций, дезориентации населения резкой сменой знаков, идеалов, устоявшихся представлений Конституция могла бы дать твердую систему четких, привлекательных нравственных и правовых ориентиров.

Уровень общественного сознания оказывает воздействие на содержание основ Конституции. Но верно и обратное. Конституция призвана стимулировать правомерное поведение субъектов права. Вряд ли можно согласиться, что наш народ по своей культуре и менталитету лишен правовой потребности; признаем, что формирование у народа потребности в праве «дело длительное, но не невозможное»{186}.

Закрепление в Конституции подобной задачи иным специалистам представляется спорным. В первых редакциях проекта Конституции в главе «Воспитание, образо­вание, наука, культура» была такая норма: «учреждения и лица, осуществляющие деятельность в области воспитания, образования, науки, культуры, призваны спо­собствовать формированию человека как свободной, нравственной и ответственной личности, уважающей Конституцию Российской Федерации и закон» {187}. Она заслуживает внимания.

Переходный период высветил противоречие между устаревающими правовыми нормами и опережающим правосознанием «революционных» слоев. Но если последнее ведет к сознательному отрицанию писаных норм Основного Закона, оно играет провокационную роль: возникает «черная дыра» абстрактно понимаемых права и легитимности, открывающая дорогу произволу. Граж­дане России должны поверить в возможность решения своих проблем с помощью права и убедиться в ограничении вседозволенности. Тогда и Конституция станет мерой уважаемых обществом ценностей, осознанного и добро­вольного подчинения властным решениям.

Наконец, справедливая Конституция призвана вос­становить легитимность правового и властного пространства.

12 декабря 1993 года состоялось голосование по Консти­туции РФ. Россия получила еще одну фиктивную грамоту, которая далеко не во всем отвечает требованиям справедливого конституционного строя. Вопрос о продвижении к нему остался открытым. Я не склонен серьезно критиковать закрепленные в ней основы строя, большая часть их была! просто-напросто заимствована из проекта Конституционной комиссии (см. приложение 1). Но положе­ния об устройстве власти сводят на нет многие прекраснодушные принципы. Соображения политической целесообразности и властного комфорта привели к размыванию начального стройного замысла, появлению в заключи­тельной редакции ряда положений, несовместимых с принципами справедливости. Конституция 12.12.93 «не завершила процесс конституционного обустройства России, а наоборот, усилила те деформации, которые уже были заложены» {188}.

Помимо спорной формы правления следует указать на неприемлемые обстоятельства, сопутствовавшие принятию Конституции 12.12.93. Увы, она не стала ни общеприемлемой, отражающей согласие разных социальных общностей; ни общеобязательной, ибо административная система не прекратила после ее принятия неконституционные действия; ни общеуважаемой, развивающей правосознание.

Сомнительность легитимности Конституции РФ 1993 года подтверждается рядом обстоятельств.

Во-первых, она существует после трехкратного неправового прерывания российского политико-правового про­цесса: разгона Учредительного собрания в 1918 году, упразднения Съезда народных депутатов СССР и самого

Союза в 1991 году, прекращения полномочий народных депутатов РФ и представительных органов государственной власти в 1993 году. Недоверие к такой власти будет постоянно подпитываться сомнительной конституционностью ее органов. Червоточина эта может подорвать государство, если ее не упразднить.

Во-вторых, никто не отменял и не вправе отменить заключение Конституционного Суда РФ о несоответствии Конституции РФ действий и решений Президента РФ Б.Н. Ельцина, связанных с его указом «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» от 21 сентября 1993 года №1400 и его же обращения к гражданам России 21 сентября 1993 года. КС РФ признал, что упомянутый указ не соответствует статьям 1(2), 2(2), 3, 4(2), 104(1)(3), 121(2), 121(3) п. 11, 165, 177 Конституции (Основного Закона) РФ и служит основанием для отрешения Президента РФ Б. Н. Ельцина от должности или приведения в действие иных специальных механизмов его ответственности в порядке ст. 121 Конституции РФ {189].

Специалисты по конституционному праву также ста­вят вопросы о легитимности действий, предшествовавших новой Конституции; так, по мнению С. А. Авакьяна, «президент напрямую нарушил Конституцию; он ликвидировал конституционные органы и учредил вместо них новый российский парламент, не имея никакого права этого делать» {190}. Понимая это, десятый чрезвычайный (внеочередной) Съезд народных депутатов РФ в своем Постановлении от 24 сентября 1993 года подтвердил решение ВС РФ, констатировавшего ранее прекращение полномочий Президента РФ Б. Н. Ельцина, нанесшего удар по конституционным органам власти, дестабилизировавшего управление страной, создавшего реальную угрозу единству и целостности РФ {191}.

В-третьих, подготовка проекта Конституции велась кремлевским Конституционным Совещание без равноп­равного участия основных оппозиционных сил либо учета необходимости поиска реального компромисса между противоположными подходами (решения принимались голосованием «лояльного большинства »). Более того, даже в том виде, в каком он был представлен на референдум, документ отличался от одобренного Конституционным к совещанием, на что указывали члены совещания (например, А. И. Вольский и др.)

В-четвертых, при проведении 12.12.93 референдума по Конституции РФ были допущены нарушения Конституции (Основного Закона) Российской Федерации и Закона I РСФСР «О референдуме» 1990 года. В соответствии с ними референдум может проводиться только в порядке, установленном Конституцией и законами Российской Федерации (статья 5). Референдум 12 декабря 1993 года был проведен так, как это установил неконституционный подзаконный акт должностного лица. По закону «О референдуме» для принятия Конституции РФ или внесения изменений в нее необходимо получить большинство голосов от общего числа избирателей. Конституция же собрала менее трети таких голосов.

В-пятых, в организации проведения референдума были допущены нарушения. Сформированные исполнительной властью избирательные комиссии заменили законно избранные избирательные органы. Более того, они выступили в поддержку документа (в частности, всем памятны недопустимые для председателя Центральной избирательной комиссии призывы Н. Т. Рябова голосовать за проект Конституции), тем самым поставили под сомнение объективность подведения итогов голосования. В ходе подготовки к референдуму неоднократно был нарушен принцип свободы агитации «за» и «против» проекта. Контролируемые исполнительной властью средства массовой информации не всегда допускали всестороннее обсуждение проекта Конституции. Кампания по проведе­нию референдума характеризовалась нагнетанием истерии, угрозами гражданской войны. В таких условиях стало невозможным выявить подлинное волеизъявление избирателей.

В-шестых, возникают вопросы о добросовестности подсчета итогов голосования; по свидетельству целого ряда наблюдателей, к 20.00 вечера 12.12.93 явка была не более 38-43% от списочного состава избирателей, но ко дню сильно запоздавшего официального опубликования итогов референдума число явившихся вдруг выросло до 58%. Показательны данные А. Собянина (бывшего в 1990 году руководителем секретариата Конституционной комиссии): «По заключению специальной экспертной группы при администрации президента РФ, в референдуме по новой Конституции 12 декабря 1993 года приняло участие не 58,2 млн., а лишь 49 млн. избирателей, т. е. не 54,8%, а 46,1%» {192}. Еще пример: из Амурской области поступили официальные данные о принятии Конституции, а позже, в ходе проверки, выяснилось что это не так. Такие данные могли бы «смести» любое правительство в действительно конституционном государстве, у нас же эта «бомба» осталась незамеченной. Конституции непозволительно быть фиктивной, хоть и проведенной через голосование, которое не помогает воспринять ее как документ справед­ливости. Количество официально проголосовавших «за» в 27 (из 109) млн. избирателей, даже если верить этим цифрам, представляется явно недостаточным. Roma locuta, causa finita (Рим высказался, вопрос решен), говорили древние; но в декабре 1993 года высказался далеко не весь «третий Рим», не половина и даже не треть избирателей России!

В-седьмых, целый ряд регионов России — субъектов РФ — не поддержали при голосовании данный текст. По оценке Е.А. Лукьяновой (Мандатная комиссия Государ­ственной Думы Федерального Собрания России), референдум по проекту Конституции РФ не состоялся в 13 субъектах РФ; а поскольку это означает существенное сокращение общего количества голосов, поданных за проект Конституции, то получается, что данный рефе­рендум не состоялся в целом.

К тому же число пришедших на референдум нельзя принимать за количество участвовавших в нем.

В-восьмых, нелегитимность Конституции проявляется в том, что она практически не применяется по целому ряду ее положений вот уже длительное время после «принятия».

Не случайно ряд влиятельных общественных деятелей России заявил, что документ 12 декабря 1993 года не может быть признан легитимной и вступившей в силу Конституцией России {193}. Согласно этой точке зрения Федеральное собрание, избранное на основе Указа № 1400, должно действовать до разработки и принятия Конституции России Конституционным (Учредительным) собра­нием, закон о котором должен быть принят по согласованию с основными политическими силами России. В этом — возможный выход для продолжения конституционно­го процесса. Пока же этого не сделано — формально продолжает существовать Конституция РФ 1993 года, как некоторая основа жизнедеятельности органов госу­дарственной власти РФ и меньшее зло, нежели вообще отсутствие всякого Основного закона.

...Когда власть обещает новую основу для упорядочения жизни государства и общества, а в итоге внутриполитической борьбы страна получает государственный переворот, из которого возникает нечто сомнительное, то начинается массовое обесценение идей конституционализма. Остановить этот пагубный ход вещей может лишь легитимная, общая для всех нас Конституция России.

В стремлении увидеть Россию в числе развитых кон­ституционных держав и с верой в успех мы продолжаем поиск ответов на остающиеся открытыми извечные российские мучительные вопросы — надеюсь, вместе с Вами, уважаемый читатель данной книги.

Комментарии:
Быстрый доступ