Спор о букве и духе Конституции

Не прошло и дня после переизбрания Председателя КС, как Зорькина уже записали в "буквалисты". Сам факт интереса к этой проблеме не может не радовать, о чем был наш предыдущий комментарий.

Между тем, трудно согласиться с противоречивой логикой критического комментария в "Ъ". В 1993 мы уже поимели по полной программе: к национальной трагедии осени-93 как раз подтолкнули через вольное толкование сути права и его "изначального" верховенства над писаной Конституцией. Т.е. в споре "буквы" и "духа" долженг был победить последний, по решению некоей непрозрачной инстанции. По этой странной логике, действовать по букве Основного закона было зазорно как тогда, так и сейчс. А ведь именно в этом заключается охранительная сила Конституционного Суда. И эта сила в полной мере вытекает из духа новой Конституции. В этом смысле КС был и остается последним бастионом.

"Конечно, сейчас неимоверно легче работать,– отметил после избрания председатель КС.– Тогда Россия фактически находилась в состоянии революции, сегодня же мы имеем более или менее оформившуюся систему законодательства, и теперь главное – правильно его применять".

Раз уж Председатель КС обмолвился о ранней стадии работы суда, выступим в роли аналога передачи "Чтобы помнили" и помянем красочным словом времена, когда деятельность суда была приостановлена указом президента и предшествующую ей зарю российского конституционного правосудия.

ОР

Комментарии:
Быстрый доступ