Претенденты-96: очерки о кандидатах. Зюганов, Ельцин, Руцкой, Жириновский, Явлинский, Лебедь.

ПРЕТЕНДЕНТЫ - 96: ОЧЕРКИ О КАНДИДАТАХ

Н.Кротов, М.Холмская

ЗЮГАНОВ ГЕННАДИЙ АНДРЕЕВИЧ

Председатель ЦИК Коммунистической партии Российской Федерации, сопредседатель Политсовета Фронта национального спасения, председатель Совета Народно-Патриотических сил России

Бывший главный идеолог Компартии РСФСР, патриот-государственник, с февраля 1993 г. лидер самой многочисленной российской компартии Геннадий Андреевич Зюганов - фигура неоднозначная и в своем роде уникальная на российском политическом небосклоне. Многие из его соратников по патриотическому лагерю не могут простить Зюганову его коммунистическое прошлое и настоящее. "Правоверные" же коммунисты также не склонны принимать его за "своего", обвиняя в национализме, ревизионизме и т.п. Есть и те, кто считает именно такую фигуру наиболее подходящей для объединения раздираемых противоречиями оппозиционных сил, "красных" и "белых". Противники, такие как Михаил Полторанин, раздраженные тем, что "куда ни кинь взгляд - всюду Зюганов", называют его "коммунистическим Фигаро". Сам же Геннадий Андреевич, естественно и органично сочетающий в своей позиции как "левый", так и "правый" компоненты, пытается всюду успеть. Зюганов убежден в совместимости национальной государственнической и социалистической идей, но пока он - "свой среди чужих, чужой среди своих"...

Родился Геннадий Зюганов 26 июня 1944 г. в селе Мымрино Знаменского района Орловской области, в местах, для России весьма примечательных. "У нас в селе петух кричал на три области - Орловскую, Брянскую и Калужскую, - вспоминает Зюганов. - Это граница лесостепи, дальше идут Брянские леса. Междуречье Оки и Волги, откуда русский народ пошел". В 1941 г. сто мужчин ушли из села на фронт, вернулись десять. Геннадий формировался в среде, в которой "чувство защиты Отечества, добросовестный труд были присущи всем".

Зюганов происходит из семьи потомственных учителей в трех поколениях, десять педагогов из этой семьи проработали в общей сложности 300 лет: "были партийные, беспартийные, но есть две особенности: все с утра до вечера трудились, все практически воевали, защищая Отечество, многие не вернулись, отец потерял ногу в Севастополе; и никто ни разу не был под судом и следствием". Трудовая биография самого Геннадия началась примерно с 7-8 лет, когда шло послевоенное переустройство деревни и мальчишкам небольшими бригадами приходилось крыть крыши щепой. Тогда просто больше некому было делать это.

В 1961 г. Геннадий заканчивает с отличием среднюю школу в родном селе (в начальных классах учителем у него была его мать) и, следуя семейной традиции, вступает на педагогическое поприще. В течение года работает сельским учителем, а в 1962 г. поступает на физико-математический факультет Орловского педагогического института. Затем три года службы в армии (1963-1966) - в Группе советских войск в Германии, в специальной военной разведке по борьбе с атомным, химическим и бактериологическим оружием. "Служба - никому такой не пожелаешь, - вспоминает Зюганов. - Из трех лет год провел в противогазе и резиновом костюме. Таскал руками все типы отравляющих и радиоактивных веществ. Сжег три пары сапог, пропитанных радиацией". Однажды на полигоне,зараженном синильной кислотой, верхняя гайка на его противогазе отошла: "потерял бдительность". Почувствовав привкус металла во рту, Геннадий Андреевич успел подать сигнал напарнику, и тот, увидев у Геннадия "зрачки во весь глаз", перекрыл подсос ядовитого воздуха... Тогда же в армии в 1964 г. Зюганов "совершенно осознанно" вступил в КПСС. В студенческие годы активно занимался общественной работой, избирался председателем студенческого профкома института.

По окончании ОПИ преподавал на кафедре высшей математики физико-математического факультета. С 1971 г. Зюганов на комсомольской работе. Сначала он секретарь одного из райкомов, первый секретарь Орловского горкома и обкома ВЛКСМ. Затем - секретарь, второй секретарь Орловского горкома КПСС (1974-1978). С этого начинается его довольно быстрое восхождение по партийной иерархической лестнице. В 1978 г. Зюганов вновь садится за "парту" в Академии общественных наук при ЦК КПСС, где получает философское образование и в 1980 г. защищает кандидатскую диссертацию по теме: "Основные направления планового развития городского образа жизни (на примере крупных городов страны)".

В 1980-1983 гг. Геннадий Андреевич заведует отделом пропаганды в Орловском обкоме КПСС и одновременно преподает марксистско-ленинскую философию на литературном факультете и факультете начальных классов педагогического института, в своей alma mater. В 1983 г. Зюганова выдвигают на работу в аппарат ЦК КПСС заведующим сектором в отделе пропаганды и направляют в Москву. "На Старой площади в нижних этажах, наверное, не было ни одной ступеньки, где бы не пришлось себя попробовать", - говорит Геннадий Андреевич. Работа была "весьма разнохарактерна": "С одной стороны я проехал всю страну насквозь - от Западной границы до Сахалина, от Ленинграда до Средней Азии. Наверное, за последние 10 лет не было ни одного социального пожара, где бы мне не пришлось разбираться, т.к. я был одним из немногих, кто занимался "Особой папкой" на случай чрезвычайного положения и войны. Принимал участие как в крупных массово-политических мероприятиях, так и в мероприятиях военно-стратегического характера". Приходилось с коллегами готовить аналитические материалы по ситуации в Прибалтике, по Кавказу, Средней Азии - "все они были положены руководством под сукно". А в них между тем предупреждалось, например, о том, что будет в Таджикистане в случае разрушения государственно-политических структур и о многом другом. Перестройку Геннадий Андреевич "воспринял как знамение, приближал, как мог", но вскоре понял, что его надежды на реформы не оправдываются: "перестройка - это тяжелая и ответственная работа, а не бесконечная, бессодержательная говорильня", - считает он. Гласность Зюганов видит в образе "неопрятного существа с узким лобиком,, злыми глазенками, визгливым голосом, бессердечно гогочущее у постели больной матушки Отчизны". Горбачева он называет не "выдающимся реформатором", а "гениальным разрушителем, путаником и приспособленцем". Уже в 1989 г. Зюганов начинает бить тревогу в связи с положением в стране и прежде всего ростом преступности. Занимаясь анализом работы Советов и правоохранительных органов, Геннадий Андреевич кладет на стол своему руководителю, по его словам, "мастеру закулисных интриг", А.Н.Яковлеву доклад с ужасающими цифрами роста за год числа убитых, погибших в результате несчастных случаев, изуродованных, изнасилованных и ограбленных, в несколько раз превышавшими десятилетние потери в афганской войне. Проблемы, которые накапливались в обществе, были у Зюганова на глазах и не могли оставить его равнодушным. По его мнению, системный кризис в стране начался еще в 70-е гг. Именно тогда "социализм в СССР постепенно начал утрачивать историческую инициативу, КПСС не смогла адекватно ответить на новые проблемы внутригосударственной и международной жизни, а верхний эшелон компартии постепенно деградировал - нравственно, идеологически и политически". С конца 80-х гг. происходит "постепенное, вполне осознанное отстранение партии от выработки политического курса, когда она, как правило, в основном лишь узаконивала ряд положений и мер, которые в принципе уже были проговорены и на высшем уровне приняты".

Еще тогда, когда противоречия между "командой Горбачева" и российскими коммунистами только назревали, Зюганов активно поддержал идею создания Российской компартии как "партии, отстаивающей национально-государственные интересы". Это вызвало, по словам Геннадия Андреевича, "жуткий пропагандистский огонь из всех "демократических" орудий. С нами не столько спорили по существу, сколько пытались дискредитировать". К тому времени Зюгановым была уже опубликована целая серия статей -"Третий раз гневаемся, а репа не растет", посвященных гласности как "инструменту социально-психологической обработки населения", ряд статей о российской государственности и других.

Летом-осенью 1990 г. Зюганов участвует в работе Учредительного съезда Компартии РСФСР и XXVIII съезда КПСС. На российском съезде его избирают членом ЦК, а на пленуме - членом Политбюро, секретарем ЦК КП РСФСР. "Либеральная" пресса писала по этому поводу: "Мало кому известный мелкий функционер воспользовался почти невероятным шансом пробиться наверх в скандально учреждавшейся иерархии руководителей РКП. Сумел-таки совершить головокружительный кульбит - смог стать членом Политбюро, секретарем ЦК и главным партийным идеологом".

В то время, выражаясь словами Зюганова, уже во всю "гремели фанфары перестроечной пропаганды, витии свободы вещали о новой духовности в распахнутом всем ветрам общеевропейском доме. Под этот грохот яковлевской идеологической молотилки к 1991 году горбачевская команда... уже наглядно доказала, как она заботиться об "этой стране" и "этом народе". Нарастает ощущение того, что "наш государственный корабль без руля и ветрил болтается в бушующем политическом море и вот-вот налетит на рифы". Попытка пленума ЦК Компартии РСФСР в ноябре 1990 г. "прямо и честно ответить, почему не удалась перестройка и что нужно сделать для того, чтобы были все-таки реализованы идеи социалистического обновления, была попросту блокирована замалчиванием". Уже в декабре 1990 г. Зюганов всерьез говорит "о возможности социального взрыва".

В феврале 1991 г. Геннадий Андреевич выступает одним из инициаторов конференции "За великую, единую Россию" (Москва, 27 февраля 1991 г.). В ней участвовали В.Стародубцев, В.Варенников, А.Проханов, Ю.Бондарев и другие. На конференции был образован Координационный совет народно-патриотических сил России, куда вошли представители около 40 "государственнически ориентированных" организаций, люди совершенно разной политической и идеологической ориентации - от дворян-монархистов до социалистов и коммунистов. "Либеральная" пресса уже тогда начинает создавать Зюганову имидж "национал-большевика", "сильной личности" в руководстве "партии Полозкова". В это время он много ездит по стране, встречается с трудовыми коллективами, интеллигенцией, воинами Советской Армии, партактивом. "Как ни горько, ни больно осознавать, но цели и идеалы перестройки еще более отдалились, - констатировал Зюганов, - а в чем-то и обернулись своей противоположностью". В своей статье в "Советской России" "Еще не поздно" (март 1991 г.) Геннадий Андреевич писал: "Налицо кризис перестройки и он стал всеохватным. Однако причины его носят скорее субъективный характер. Это прежде всего кризис компетентности, политической воли и нравственности руководства разных уровней". По его мнению, не был реализован главный замысел "столь желанной и так широко поддержанной перестройки" - не раскрыт потенциал социализма через включение всех творческих сил народа. Не способствовали успеху и "поспешная и бездумная смена приоритетов","насаждение политического плюрализма", "быстрая возгонка многопартийности".

7 мая 1991 г. в "Советской России" под заголовком "Архитектор у развалин" было опубликовано открытое письмо Г.А.Зюганова бывшему члену Политбюро, секретарю ЦК КПСС, тогдашнему старшему советнику Президента СССР А.Н.Яковлеву. Хотя оно было адресовано вполне конкретному лицу, многие усмотрели в нем "прямую атаку на Горбачева". Зюганов слышал выступления Яковлева, читал все его статьи, анализировал их, хорошо знал его лично и, как уже говорилось, был его подчиненным. "У меня сложилось ощущение, - вспоминает Геннадий Андреевич, - что Александр Николаевич не знает во всей необходимой полноте повседневной жизни страны. И в годы работы в ЦК КПСС он не часто жаловал производственные, трудовые коллективы своим вниманием. Предпочитал иметь дело лишь с теми, кто "отражал" интересы трудящихся...". В письме велся политико-идеологический спор о сущности перестройки. Зюганов клеймил ее "архитектора" за нигилистическое отношение ко всей предшествующей истории страны, разрыв связи времен, за абсолютизацию понятий "демократия" и "гласность", за внедренные в общественное сознание "с легкой руки" Яковлева "новые идеологические стереотипы" - "застой", "административно-командная система", "возвращение в мировую цивилизацию", отвечал на выпады Александра Николаевича в адрес руководства Компартии РСФСР, ставил вопрос о политической ответственности (при жизни) руководства страны. В письме он также обращал внимание на угрожающий рост "теневой" экономики, предупреждал об опасности вновь нарождающегося при демократии "союза охотнорядцев, люмпенизированной интеллигенции и уголовников".

Письмо вызвало бурную ответную волну критики в адрес Геннадия Андреевича. Первый комментарий дал советник Президента СССР В.Игнатенко. Он заявил, что Горбачев за занятостью письмо не читал, но если бы прочел, то оценил бы его так-то и так-то. "Я знаю, - с иронией заметил по этому поводу Зюганов, - Игнатенко довольно способный человек, но не предполагал, что он обладает и даром предвидения". Ожесточенной критике Зюганов подвергся не только со стороны демократической прессы. Даже газета "Правда" высказала негативное отношение к письму. Зюганов пошел ва-банк. По существу это было первое серьезное выступление против человека, которого давно уже соратники Геннадия Андреевича называли "серым кардиналом", но задевать не решались. Оппоненты обвиняли его в том, что "устами идеолога РКП ее руководители в открытую ревизуют решения XXVIII съезда КПСС, начисто отвергают перестройку и, выползая из окопов, помышляют о реванше, о своем термидоре". Автору даже пытались приписать "уязвленные амбиции типичного чиновника небольшого пошиба, которого когда-то и, видимо, справедливо недооценивал его бывший начальник".

Зюганов неоднократно публично выступал и против Горбачева, считая его "даже не социал-демократом, а типичным, классическим либеральным буржуа, с закваской, которая попахивает изменой невиданного масштаба". Геннадий Андреевич сожалеет о том, что "ЦК КПСС не хватило мужества освободить Горбачева даже тогда, когда уже были очевидны его полная неспособность руководить партией и государством, моральная нечистоплотность, нарушение клятвы, данной народу и государству".

В июне 1991 г. после выборов Президента РСФСР и триумфа Б.Н.Ельцина Зюганов, оценивая ситуацию, подчеркивал, что "перестройку оседлали крайне правые силы, стремящиеся не к реформированию, а к перелицовке общественного строя", и что страна находится на грани национальной катастрофы. Не снимает доли ответстенности Геннадий Андреевич и с себя: "Мне есть в чем каяться. Я прежде всего себя обвиняю в том, что, будучи на высоком политическом Олимпе, сне недостало времени и возможности до конца разоблачить эту мафиозную политическую структуру, которая по сути дела разрушила государство." 28 июля в газете "Советская Россия" публикуется подписанное Эдуардом Володиным (председатель Союза патриотических сил), Геннадием Зюгановым, генералом Борисом Громовым, Александром Прохановым (главный редактор газеты "День"), писателями Юрием Бондаревым и Валентином Распутиным, будущими "путчистами" Валентином Варенниковым, Александром Тизяковым и Василием Стародубцевым и другими "Слово к народу", вызвавшее такую же реакцию, как некогда - письмо Нины Андреевой. Страсти не улегались, а 6 августа 1991 г. состоялся пленум ЦК КП РСФСР, удовлетворивший просьбу И.К.Полозкова об освобождении его с поста первого секретаря ЦК. Тогда на пост "первого" от Политбюро выдвигалась кандидатура секретаря ЦК КПСС В.А.Купцова. В качестве претендентов назывались фамилии первого секретаря Московского горкома КПСС Ю.А.Прокофьева и секретаря ЦК КП РСФСР Г.А.Зюганова. Оба сняли свои кандидатуры. Свое решение Геннадий Андреевич мотивировал отсутствием опыта парламентской работы. Первым секретарем ЦК КП РСФСР был избран В.А.Купцов. Зюганов стал "вторым", правда, очень ненадолго.

События 19-21 августа 1991 г., застали Зюганова на отдыхе. Вспоминая через два года, Геннадий Андреевич пишет: "Изучая в силу профессиональных обязанностей техгологию введения ЧП, в том числе международный опыт, который обработан по странам и континентам. И знаю: чтобы совершить хоть маленький переворот, надо, во-первых, отключить как минимум телефон. И во-вторых, надо по крайней мере оставить людей, на которых можно опереться в критическую минуту. Нас же почти всех отпустили с 15 августа в отпуск. Я нходился на Северном Кавказе. Когда меня утром встретил знакомый министр и сказал, что в шесть утра радио передало сообщение о перевороте, я сразв спросил: "Где - в Колумбии?" Он сказал: "Нет, у нас". Когда стал перечислять, кто вошел в состав ГКЧП - Язов, Болдин, Пуго, я сказал: "Извини, пожалуйста, но они буз согласования с Гобачевым ни одного вопроса не решают..." Когда я выяснил, чего требуют члены ГКЧП... мои симпатии были на их стороне... Но весь вопрос: как это было сделано... В городе, по которому проехать нельзя, - танки. Ничего другого, кроме раздражения и озлобления, у населения это вызвать не могло. Я попросил набрать "Белый Дом". Все три связи работали. Любой сержант в самой банановой республике знает, что при перевороте надо отключить телефоны. И вот тогда меня ударила мысль: да это никакой не путч и не переворот. Это провокация." События были были расценены как "сокрушительное поражение партии и прежде всего политического курса, разочаровавшего трудовой народ, приведшего страну на грань катастрофы". По его мнению, к столь бесславному концу КПСС привели наряду с другими факторами, в том числе и внешними, "гипертрофированное ощущение зазнавшейся партии", а также монополия на власть, истину и собственность.

"В КПСС давно было две партии, - говорит Геннадий Андреевич, - партия манипуляторов и изменников и партия государственников и патриотов. В августе 1991 г. к власти пришла партия национальной измены". Если бы не запрет КПСС, считает Зюганов, на очередном съезде она неизбежно распалась бы на два крыла и в стране образовалось бы несколько крупных центров политических сил, способных на основе диалога вырабатывать конструктивную политику - "вот тут-то и возникла бы полноценная демократия". При этом КПСС была тем стержнем, вокруг которого "вращалась" общественно-хозяйственная жизнь, начиная от Совмина и Госплана, и кончая профсоюзами, комсомолом и кооперацией. Система была "весьма изношенной и требовавшей реконструкции и реформации", но "ее уничтожение разрушило всю государственную систему".

Августовские события перевели Зюганова в разряд "бывших". Но он не пытается "перекрашиваться" в демократа и не ищет "теплого места" в коммерческих и правящих структурах, а переходит в активную оппозицию. В декабре 1991 г. Геннадий Андреевич с ленинградцем Юрием Беловым обратились с открытым письмом ко всем коммунистам "Отечество превцше", провозгласив необходимость создания собза государственно-патриотических сил. 21 декабря он участвует в I съезде Российского общенародного союза (РОС), входит в его координационный совет (председателем был избран Сергей Бабурин), а 18 января 1992 г. он "реанимирует" Координационный совет народно-патриотических сил России - прообраз объединенной "левой и правой" оппозиции, а затем и Фронта национального спасения, становится одним из проводников в жизнь теории примирения "красных" и "белых". 24 января, на следующий день после столкновения демонстрантов с милицией в День Советской Армии и Военно-Морского Флота, названного оппозицией "побоищем", лидеры правых и левых дали первую совместную пресс-конференцию. В тот же день на заседании КС, собравшемся в редакции газеты "Советская Россия", по предложению известного публициста Эдуарда Володина (явно - не коммуниста) Зюганова избирают председателем Совета. "Независимая газета" писала в связи с этим, что в патриотических кругах бывший главный идеолог КП РСФСР уже давно считается не ортодоксальным коммунистом, а государственником, способным достигать компромиссов. Новый председатель заявил, что его политическая позиция не изменилась с тех пор, как в июле 1991 г. он подписал известное "Слово к народу".

На Учредительном съезде Всероссийского патриотического движения "Отчизна" в феврале 1992 г. Зюганова избирают членом Координационного совета.

1 марта проходит совещание лидеров движений, партий, депутатов Советов разных уровней и редакторов патриотической печати. Принято решение о создании объединенной оппозиции. 3 марта КС Народно-патриотических сил России подписывает платформу Объединенной оппозиции "Справедливость, народность, государственность, патриотизм", а Зюганов входит (29 июня) в ее Политсовет.

12-13 июня в Нижнем Новгороде проходит I съезд Русского Национального Собора. Геннадий Андреевич вместе с Александром Стерлиговым, Альбертом Макашовым, Валентином Распутиным и директором красноярского химкомбинатаПетром Романовым становится сопредседателем Думы РНС. Длительного союза Зюганова со Стерлиговым не получилось. Уже в ноябре сопредседатели Зюганов и Распутин, члены президиума Думы Баркашов и Илюхин и член Думы Макашов, не согласные со Стерлиговым, "хлопнули дверью". Но еще раз был продемонстрирован союз "красной" и "белой" оппозиции, Зюганов заявил: "Мы обязаны отложить идейные разногласия на потом и прежде всего добиться избрания правительства народного доверия".

На состоявшемся после длительного перерыва пленуме ЦК КПСС 13 июня 1992 г. Зюганова включают в состав группы лиц, уполномоченных представлять и отстаивать права КПСС на заседаниях Конституционного суда РФ. Указ Б.Н.Ельцина о фактическом запрете партии Геннадий Андреевич считал неконституционным по самой своей сути. Выступая свидетелем в Конституционном суде, он говорил: "В самом факте, когда бывшие члены КПСС, ее руководители, по сути, запретили и судят породившую их партию, есть нечто противоестественное, нечеловеческое. Ведь попирается извечная норма народной морали: дети своим родителям не судьи. Любопытен и тот факт, что беспартийный адвокат Ю.Иванов защищает КПСС, а бывший член КПСС А.Макаров, чьи реплики порой напоминают Хазанова, является ее главным обвинителем". На суде Зюганов признал, что вина партии заключалась в том, что она "осуществляла длительное время монопольное право на власть, растеряла опыт политической борьбы, реальные оценки обстановки и опору в массах", подчеркнув, что процесс демократизации КПСС обязана была начинать с самой себя. Тогда же Геннадий Андреевич с уверенностью заявил, что считать драматические события последних лет результатом "естественного" развития страны было бы "совершенно наивно". По его глубокому убеждению, против СССР были применены качественно новые технологии разрушения социальных систем - "информационно-психологическое программирование и организационное управление вялотекущими катастрофами". В итоге - "страна напоминает сухой лес, залитый бензином,..свирепствует бандитизм, рэкет, рекой течет оружие с юга и запада к центру, крестьяне отказываются сдавать хлеб государству.., вот-вот остановятся все массовые производства и на Манежную площадь выйдут не разночинцы, а те, кто сам себя кормит трудом своим". От лица "объединенной оппозиции", блока народно-патриотических сил и Русского Национального Собора Зюганов заявил, что они сделают все, чтобы "не допустить очередного братоубийства в Отечестве, повторения 1937 года и появления новой компрадорской опричнины". Среди коренных причин постигшего страну кризиса им были названы также "невежество государственных деятелей и национально-государственная измена". Тогда же для своих противников он вводит определение - "партия измены".

В августе 1992 г. Зюганов вместе с другими представителями КПСС и КП РСФСР в Конституционном суде РФ (В.Зоркальцевым, В.Купцовым, И.Рыбкиным, И.Осадчим и др.) выступает с обращением к коммунистам России с изложением своего видения путей восстановления деятельности КПСС и Компартии РСФСР. Одновременно он ведет большую подготовительную работу по созданию массового народно-патриотического движения - Фронта национального спасения, подписывает "Обращение к гражданам России" оргкомитета Фронта, опубликованное 1 октября в "Советской России". "Пришло время действовать, - говорилось в обращении. - Оставим идеологические споры до лучших времен. Только объединившись, мы сможем предотвратить катастрофу. Сегодня нам нужна сила, способная остановить разрушение Отечества и взять на себя ответственность за будущее страны. Нам нужен Фронт национального спасения". Зюганов считает,что перед лицом "порабощения" страны идеологические и политические разногласия становятся второстепенными, а основополагающей проблемой является "укрепление единства оппозиционных сил во имя сохранения и выживания, спасения России". 24 октября 1992 г. "национал-государственники и народо-патриоты" (по выражению Зюганова) собирают Учредительный Конгресс Фронта национального спасения. Геннадий Андреевич, бывший одним из членов образованного еще в сентябре 1992 г. оргкомитета, делегат и член президиума Учредительного Конгресса ФНС, избирается на нем одним из девяти сопредседателей, членом Политического и Национального советов Фронта. По итогам конгресса, через три недели, 12 ноября, Геннадий Андреевич объяснял необходимость создания ФНС тем, что страна находится на грани диктатуры, именуемой прямым президентским правлением. По мнению Зюганова, в то время бвл "готов к действию ГКЧП-2 в составе Гайдара, Чубайса, Бурбулиса, Полторанина и Козырева" и "Г.Бурбулис налаживает контакты с командованием ооруженных сил на разных уровнях, разрабатывает планы введения Чрезвычайного положения".

После решения Конституционного суда РФ вместе с В.Купцовым, Ю.Беловым, Л.Вартазаровой, А.Денисовым, И.Осадчим и другими Геннадий Андреевич подписывает обращение Инициативного оргкомитета по созыву съезда коммунистов Российской Федерации (впоследствии II Чрезвычайный съезд КП РСФСР), входит в состав оргкомитета, созданного из представителей компартий, возникших на базе КПСС, региональных объединений коммунистов, активных членов бывшего ЦК КП РСФСР, народных депутатов России. Зюганов убежден, что обрести "вторую жизнь", стать массовой организацией, привлекательной политической силой Компартия Российской Федерации сможет только, если из своей среды выдвинет достаточно молодых, энергичных, деятельных людей; если будет партией государственников, партией национальных интересов; если сможет отсечь "крайне левацкую ортодоксию тех, кто остался идейно в прошлом веке, а справа - тех, кто предал партию и пытается снова подтачивать ее изнутри"; если она будет утверждать свой приоритет за счет интеллекта, более широкого видения горизонта, четко отражать взаимодействие человека, общества и природы, перспективы общецивилизованного и государственного развития. Выступая на II Чрезвычайном съезде КП РФ (13-14 февраля 1993 г.), Зюганов подчеркивал, что мировоззренческое кредо возрождаемой российской компартии должны составлять справедливость как основа социалистического идеала, народность как форма реализации народовластия, государственность (не просто форма существования, а форма гармонизации интересов), патриотизм - как сохранение традиций и связи времен и поколений.

Ситуация на съезде складывалась не просто. "Съезд - по замечанию газеты "День" - с блеском продемонстрировал плоды коммунистического плюрализмаи убедительно показал, что коммунисты способны наплодить столько же платформ и линий, сколько и демократы... И вновь объединиться в одну партию и прийти к соглашению они могли только при условии появления на съезде товарища Сталина, который бы четко и ясно объяснил, что есть левый и правый уклон, что есть генеральная линия, и что каждому из уклонистов будет за отход от нее". Исправляя прежние ошибки, съезд принял историческую поправку, предъявив жесткие требования к новому поколению коммунистов: определиться, в какой из многочисленных компартий они состоят, и отказаться от двойного членства и создания платформ и фракций в партии. Особым драматизмом отличались выборы нового состава руководящих органов. Столкнулись две позиции: одна - взаимного прощения "грехов" за поведение до и после августа представителей среднего и высшего эшелонов старой партбюрократии; другая - не допустить избрания деятелей, запятнавших себя соучастием в "горбачевщине" и политическом бездействии после августа 1991 г. Это столкновение двух настроений повлияло и на соотношение двух конкурирующих группировок на съезде, одну из которых возглавлял В.Купцов, а другую - Г.Зюганов. Еще до процедуры выборов взошедший на трибуну генерал А.Макашов заявил, что во главе партии должны стоять борцы, а не соглашатели, которых "Горбачев топтал, а они даже в ответ не мяукали", и потребовал избрать председателем ЦИК Зюганова прямым голосованием съезда. Сильные "антигорбачевские" (а, следовательно, и "антикупцовские") настроения делегатов съезда привели к победе в руководстве сторонников Фронта национального спасения и объединенной оппозиции - Г.Зюганова, С.Терехова, С.Горячевой, А.Макашова, Г.Костина и других. 14 февраля на I организационном пленуме ЦИК выборы председателя и шести его заместителей длились 15 минут. По предложению В.Купцова председателем ЦИК почти единогласно (один голос против при одном воздержавшемся) был избран Геннадий Зюганов, т.е. с точностью "до наоборот" повторилась ситуация августовского (1991) пленума ЦК КП РСФСР, когда Зюганов снял свою кандидатуру в пользу Купцова. Ехидный "Московский комсомолец" написал, что коммунисты "обзюганились". Неоднозначную реакцию работа II съезда КП РФ вызвала и у новых "послеавгустовских" компартий. Так, в Москве в те же дни был проведен еще один "II Чрезвычайный съезд КП РСФСР", организатором которого выступила Российская коммунистическая рабочая партия (В.Анпилов). "Анпиловцы" осудили "стремление партократов реанимировать антикоммунистическую линию Горбачева в партии с коммунистическим названием", признали работу ЦК КП РСФСР во главе с В.Купцовым неудовлетворительной и в довершении всего исключили из партии В.Купцова, И.Антоновича, А.Ильина и Г.Зюганова - "за осознанное и неосознанное пособничество антикоммунистам, за отход от классовых позиций, за ликвидаторскую деятельность". Лидерам же другой компартии - Всесоюзной коммунистической партии большевиков (ВКПБ) не понравилось то, что новоиспеченный председатель ЦИК "категорически отверг революционный путь борьбы с буржуазной контрреволюцией". Заклеймив его "ренегатом", они заявили, что "зюгановщина есть специфическая форма социал-демократизма на нынешнем переломном этапе истории России" и все силы должны быть направлены на ее разоблачение. Тем не менее, сегодня Зюганов - "первое лицо" самой многочисленной российской компартии и один из лидеров патриотического движения. Считается "энергичным руководителем, способным к решительным действиям, с хорошими организаторскими способностями". Однако его идейные позиции далеко не всегда находят понимание как среди руководства, так и в массе рядовых коммунистов. Его нередко обвиняют в идеологической "всеядности", попытках "деидеологизации" компартии, в соглашательстве - за его "готовность сесть за стол переговоров с любым человеком, независимо от политических взглядов", в ревизионизме - за отказ от классового подхода, пропаганду идей примирения "красных" и "белых". Называют его и "националистом", обвиняя в отходе от интернациональных позиций. Многие просто не считают председателя ЦИК КП РФ коммунистом. Особенно сильны нападки на Зюганова со стороны сторонников КПСС. Это и понятно. Ведь Геннадий Андреевич открыто заявляет, что КПСС больше не существует и что "склеить осколки этого уникального политического сооружения, какой была прежняя КПСС, вряд ли удастся". Бурю негодования среди коммунистов, вплоть до призывов к исключению из партии, вызвала и статья Г.Зюганова "Русский вопрос", опубликованная в "Советской России" 3 июля 1993 г. В ней представлена целостная концепция деятельности российского патриотического движения. Призывая отказаться от привычных иллюзий, догм и стереотипов, "умело сконструированных русофобствующими идеологами", осознать новые реальности, Зюганов пишет: "Восстановив русскую идею во всем ее историческом величии и духовной притягательности, обогатив ее нашим недавним трагическим и героическим опытом, анализом причин нынешней смуты, сотрясающей в конвульсиях многострадальную страну, мы сможем наконец гармонично соединить искусственно расчлененное историческое Отечество, уврачевать болезни, расколы и язвы национального самосознания". Именно эта идея сохранила после октября семнадцатого народную душу "вопреки потугам идеологов "перманентной революции" - циничных космополитов, рассматривавших Россию лишь как плацдарм для разжигания мирового пожара". Она же помогла "одержать славную победу в кровопролитнейшей войне, воссоздать великую державу, на развалинах которой пирует сегодня воронье ренегатов, предателей и откровенных русофобов". Долг патриотов перед народом, заключает Зюганов, "вырвать страну из рук конструкторов глобальной политической диктатуры и вернуть ее на путь исторически преемственного, гармоничного развития".

Возвращаясь к истокам формирования своей мировоззренческой позиции, Геннадий Андрееевич вспоминает, как уже после службы в армии, в более зрелом возрасте прочитал Библию, Коран и вдруг открыл для себя "истину", что этика социалистическая и этика христианская по многим основным характеристикам совпадают. Достаточно сравнить забытый сегодня "моральный кодекс строителя коммунизма" и заповеди христианства, чтобы убедиться в этом. Тогда же Геннадий Андреевич глубоко осознал, что в мире идет борьба двух магистральных направлений: частноэгоистического и общественно-коллективистского. "Россия всегда шла своим собственным путем, при котором духовное неизменно торжествовало над материальным и господствовали идеи социальной справедливости, а не алчного эгоизма". По его мнению, социалистическая идея, в основе которой - братство, социальная справедливость, солидарность, так легко легла на российскую почву потому, что основой народного бытия является коллективистский, общинный образ мышления. Зюганов убежден: "люди всегда тянулись и будут тянуться к справедливости, а коли так, то пока жив человек, будет жива и социалистическая идея". Для него "даже идеалистическая идея, человек, верящий в хорошую идею, всегда предпочтительнее, чем потребитель, жизнь которого сводится к тому, чтобы что-то достать или перепродать". "Люди, верящие в социальную справедливость.., в братство и дружбу народов, мне всегда симпатичны. Я к ним питаю братские чувства, они мне душевно родственны".

"Когда сейчас некоторые социалисты, коммунисты говорят, что Зюганов кому-то там изменяет, - говорит Геннадий Андрееевич, - а в Русском соборе корят меня моими левыми убеждениями, я вижу главный смысл деятельности в развитии общественно-коллективистской тенденции. Но таком развитии, при котором будет найдена разумная форма сочетания государственной собственности и индивидуально-частной - в пропорции, которая бы позволяла заполнить все ниши и каждому реализовать свой талант...". Интересный опыт такого сочетания государственных, частных, коллективных форм хозяйствования Зюганов находит в Китае. "Когда я вижу, - добавляет он, - как наши старатели начинают указывать китайцам, что и как им делать, подталкивая их к дестабилизации, я прихожу в ужас. Если и Китай начнет подражать Ельцину, то, боюсь, Земля с оси сойдет". Именно с социализацией жизни, социалистической идеей, приматом общественных интересов Геннадий Андреевич связывает будущее страны и всей планеты, считая, что частноэгоистическая линия, индивидуалистическая потребительская психология ведут человечество к гибели. Допускает Зюганов и существование различных моделей социализма. "Анпиловская" "Молния" иронизировала по этому поводу: "Недалеко ушел Геннадий Андрееевич от своего знаменитого учителя-антикоммуниста А.Н.Яковлева, заявлявшего точь в точь то же самое: "исторической реальностью становится многообразие форм как современного капитализма, так и современного социализма". В России от "современного социализма" стараниями Яковлева остались рожки да ножки, однако это ничуть не смущает карасей-идеалистов Зюганова, Белова, Купцова".

Отвечая своим оппонентам, ревнителям идеологической чистоты партии, Геннадий Андрееевич подчеркивает, что "сейчас отстоять Россию, спасти народ от геноцида куда важнее, чем сохранить свою идеологическую невинность". Ведь "когда страна была на краю пропасти, то коммунист Шолохов и антикоммунист Бунин выступали в общем строю, оба отстаивали национально-государственные интересы". Не видит Зюганов противоречия и между патриотизмом и интернационализмом. По его убеждению, любовь к своему Отечеству, родным корням, традициям и культурным ценностям не противоречит интернациональным интересам рабочего класса, народов, проживающих в России; напротив, они дополняют друг друга.

Оглядываясь на прошедшие после августа 1991 г. два года, Геннадий Андреевич замечает, что они обогатили его таким опытом, которым он раньше не располагал. Все это время Зюганов постоянно изучал ситуацию. Не было ни одного крупного мероприятия, где бы он не присутствовал, не анализировал, не исследовал. На этой базе он готовит аналитические материалы, справки, прогнозы для самых разных "заказчиков" (не всегда под своей фамилией), пытаясь повлиять на процесс принятия управленческих решений, предупредить о возможных последствиях, раскрыть людям глаза на происходящее. "И нигде не встречаю неприятия, - замечает Зюганов, - так как любой серьезный человек хочет оценить ситуацию и глазами специалиста левых взглядов". По его сегодняшним оценкам, в стране осуществляется формационный сдвиг, который точно определяется понятием "контрреволюция". Она началась приблизительно в 1989 г., достигла своего пика в начале осени 1991 г. и в настоящее время пускает свои метастазы во все слои общества и сферы экономики, изменяет фундаментальные принципы человеческих взаимоотношений. Суть современной трагедии, считает Зюганов, лежит в плоскости личности каждого человека. И выздоровление начнется только после того, как каждый задаст себе лично вопрос: "а что я сделал, а что я могу, насколько я раскаялся в содеянном и готов действовать иначе...".

Геннадий Андреевич постоянно встречается с самыми разными людьми, выступает в различных аудиториях, на митингах. Он - хороший оратор, всегда учитывающий к кому обращается. Участвует во всех крупных общественно-политических акциях оппозиции, много ездит по стране. Нет недели, чтобы не проходили его встречи с посланцами нынешних независимых государств. Посылает своих "гонцов" для изучения ситуации на Кавказе, Украине, Средней Азии, Дальнем Востоке, в других "горячих точках". Общается с промышленниками и предпринимателями, представителями различных партий и движений, директорами, военными. Вспоминается Зюганову и одна из его многочисленных встреч с ведущими западными специалистами. Один из них, прямо глядя Геннадию Андреевичу в глаза, сказал: "Вы - системник, я читал все ваши статьи. Скажите, почему к 1 октября (1992 г. - авт.) страна не рухнула?". И в ответ услышал: "Потому что вы не учли тот гигантский запас прочности, который есть в среднем звене кадров и на которых сегодня держится наше государство. Уверяю, оно выдержит".

Очередной всплеск интереса к Геннадию Андреевичу произошел во второй половине 1993 г. После II конгресса ФНС (24-25 июля) резко возросло влияние Зюганова во Фронте; участие в конференции Союза левых сил регионов Дальнего Востока и Восточной Сибири, прошедшей в г.Благовещенске, привело к укреплению позиций коммунистов за Уралом (что было продемонстрировано на декабрьских выборах в ГосДуму).

В сентябре председатель ЦИК дает интервью "Российской газете" и заявляет, что "основное внимание... уделяет созданию мощного и влиятельного предвыборного блока государственно-патриотических сил", главного противника Геннадий Андреевич видит в "склочной власти, не имеющей концепции управления страной и допустившей ситуацию, при которой девять ограбляются во имя десятого". Тогда серьезно притязания Геннадия Андреевича восприняты не были.

1 октября, за 2 дня до трагических событий, Зюганов вместе с председателем Моссовета Николаем Гончаром встречался с прокурором Москвы Пономаревым и представителем "Демократической России" и пытались предотвратить ожидающиеся столкновения. В кровавых событиях 3-4 октября Зюганов не принимал, однако счета партии были закрыты, Геннадия Андреевича это не смущает, он заявляет, что опыт подпольной работы давно уже научил коммунистов держать деньги в местных ячейках и закрытие счетов не помешает партии баллотироваться на выборах. Первый звонок прозвенел в ноябре - Компартия в свою поддержку набрала полмиллиона подписей. Зюганов заявил, что рассчитывает на успех в выборах и что "коммунистическо-аграрное большинство сможет сломать хребет Ельцину!" Но как высказался один из наиболее точных независимых аналитиков из провинциального Рыбинска - Андрей Новиков - в конце июня в газете "Век": "Когда коммунист Зюганов придет к власти, он должен будет вручить демократу Петру Филиппову именной маузер, наручные часы и наградить его орденом Красного Знамени. Никто из патриотов не делает сегодня больше для победы национал-большевизма, чем наши радикал-демократы". Ему вторит в "Комсомольской правде" Василий Устюжанин: "Каждый танковый залп по Дому Советов 4 октября давал дополнительные сто-двести тысяч голосов коммунистам и пятьдесят-сто тысяч - жириновцам". Но им мало кто верил. В правительственных и околоправительственных кругах царили праздничные будни. Александр Гамов, выразил в "Комсомольской правде" их настроения: "Я уверен... что ни Зюганов, ни Жириновский со своими избирательными блоками не перепрыгнут через пятипроцентную планку... зюгановская "партгруппа"... уже прыгала, правда с капээсэсовским шестом, на парламентскую высоту... И что же? Высоту вроде взяли, а планку сшибли. Теперь коммунисты говорят: не та была толчковая, надо было с левой, а мы с правой". Пророческий дар Гамова был посрамлен уже через два дня. (Правда и сам Зюганов не находил места Жириновскому в Думе, 11 ноября он дал следующее предсказание результатов выборов: "Выбор России+ПРЕС - 30% голосов избирателей, центристы - 1/3, левые силы - 20-25%".

Набрав вместе с главными союзниками - Аграрной партией - около 110 голосов (из 450), около 25% по партийным спискам, Зюганов стал истинным победителем выборов - волей судьбы он встал в центр политической палитры будущей Думы. О возможности сотрудничества с ним заявили все фракции, прошедшие 5-процентный рубе, от Гайдара и Козырева ("Выбор России") до Жириновского (ЛДПР). Геннадий Андреевич вдруг сделался богатой политической невестой. Однако он заявляет: "Мы не меняем своих друзей и союзников, с которыми сотрудничали на съезде народных депутатов". Среди возможных новых союзников Зюганов назвал и "тех членов ЛДПР, которые в целом поддерживают приоритет курса коммунистов", отметив при этом, что заявления о "походах на Юг или Восток не имеют ничего общего с конструктивной политикой". В ответ Владимир Вольфович снизошел: "Представители КПРФ займут два или три поста в правительстве. Это будут небольшие министерства, в крайнем случае таможня".

Из других партийГеннадий Андреевич предпочитает ДПР Травкина ("Нам близка и понятна позиция ДПР, связанная с возрождением России"), женщины. На его згляд, "видя свое полное поражение, будут вынеюдены перегруппироваться демократы. Явлинский умнее многих из них. Вряд ли он объединится с ними".

Легкое и удобное объяснение победы оппозиции, предложенное известным публицистом Корякиным: "Россия, ты обезумела", опроверг еженедельник "Аргументы и факты", представивший итоги голосования в московской психиатрической больнице им.Кащенко: "Выбор России" - 200 голосов, ЛДПР - 111 голосов и Компартия - 40.

Для Зюганова итоги выборов не стали неожиданностью: еще в 1992 г. ему приписывали фразу: "После Гайдара придет Вольский, после Вольского - я". Вольский пока или уже премьером не стал...

Андрей Вознесенский, среагировав на декабрьские выборы, написал стихотворение "Ночь 12/13" (имея ввиду шоу "Встреча нового политического года", организованное телестудией "Останкино"), в котором есть строчки:

Какая мука там толпиться,

Когда ослепшая страна

От боли, как самоубийца,

Готова прыгнуть из окна!

Знал ли он строчки, написанные так же в декабре, но 1922 г. Владимиром Ходасевичем:

Было на улице полутемно.

Стукнуло где-то под крышей окно.

...

Счастлив, кто падает вниз головой:

Мир для него хоть на миг - а иной.

Может быть появился повод для внедрения еще одного "нового мышления".

Зюганов - оптимист, он уверен, что как только к власти придут патриотические силы, "правильные мужественные люди, России достаточно будет поднять лишь правую бровь, чтобы Союз вновь был могучим и единым".

Зюганов помимо всего прочего занимается научно-исследовательской деятельностью. Его интересуют проблемы развития социальных систем, национально-государственного устройства России, ее настоящего и будущего. Прочитав работы митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна, он, по его словам, лучше понял русскую духовность, историю развития России. Обращался и к историческому опыту деятельности коммунистической партии в первые месяцы Великой Отечественной войны. Его поразило, что "партия, вначале отринувшая опыт российской государственности и российского патриотизма, немедленно осознала, что без этих глубинных духовно-нравственных ценностей, опирающихся на державный инстинкт нашего народа, Россия выстоять не сможет". "И я почувствовал, - рассказывает Зюганов, - что это был в известной степени мой личный пробел, но и пробел в идеологии партии, которого она до конца не сознавала".

Перечень почитаемых им великих людей прошлого приведен в одном из обращений к рядовым коммунистам: "В нашей борьбе с оккупационным режимом нас вдохновляют и поддерживают Сергий Радонежскийи политрук Клочков, патриарх Гермоген и маршал-коммунист Жуков"... Еще называются С.П.Королев, М.Ломоносов, Н.Вавилов, Пожарский, Матросов, Гагарин. Список, прямо скажем, разнообразный.

Аналитическая деятельность Геннадия Андреевича является сейчас статьей его заработка, может быть, не очень важной, но все же поддерживающей его материально. "У меня есть два десятка записных книжек, - рассказывает Зюганов, - в которых тысяча фамилий. В свое время я знал всех руководителей России, не только политиков, но и крупнейших производственников. Если, допустим, поставить чисто эгоистические цели, я бы... со своими связями сколотил бы огромное состояние".

Зюганов занимается также публицистикой. Часто выступает с острыми материалами в "Советской России", "Правде", "Литературной России", "Дне" и других оппозиционных изданиях. Нередко его статьи становятся предметом жарких дискуссий. Геннадий Андреевич - член редколлегии газеты "День".

О большинстве своих увлечениях Зюганов говорит в прошедшем времени: когда-то регулярно ходил на хоккей, играл в волейбол, когда-то знал весь репертуар Большого театра, помнил наизусть целые главы из произведений Лермонтова и Некрасова. Сейчас увлекается чтением классической литературы. Любит ходить пешком. Предпочитает прогулки по центральной улице города (б.Горького), запомнившейся ему еще с юности по его первому приезду в столицу. Его "ностальгически" тянет туда - "в ней, как в лучике, отражаются события беспокойной истории Родины от Юрия Долгорукова до наших дней...". Но сегодня картины городского пейзажа уже не радуют: "у меня, когда хожу по городу и вижу обездоленных людей - стариков, калек, детей, торгующих порнографией, сердце кровью обливается". Православный.

Всем, кто считает Зюганова политиком жестким и непримиримым, остается поверить ему на слово, что в жизни он исповедует исключительно миролюбивые настроения. Его сосед по подъезду - президент Борис Ельцин. Встречая членов президентской семьи, Геннадий Андреевич "никогда не соотносит, чьи они родственники и близкие".

Зюганов женат, имеет двоих детей, двух внуков. По его словам, в доме царит мир: "У нас восемь душ, с котом девять". Да еще бесконечное множество друзей и родственников. По подсчетам Геннадия Андреевича, в семье кусок мыла исчезает меньше, чем за неделю, тюбик зубной пасты - за четыре дня, а ведро картошки - на третьи сутки. Труднее всех приходится коту, он очень любит рыбу, а с ней теперь проблемы.

Борис Ельцин - свой человек в Кремле

Сергей Митрофанов

В политическом портрете Бориса Ельцина важнее всего, конечно, не столько фиксация этапов его жизненнного и политического пути, сколько фиксация тех его отличительных индивидуальных черт, которые способствовали восхождению этого, в коммунистическом прошлом обкомовского работника, на вершину власти России антикоммунистической, помогли адаптировать эту власть под себя, но главное - сделаться своим человеком для власти. Настолько "своим", что постсоветская антикоммунистическая бюрократия готова костьми лечь ради того, чтобы "разрушитель" Борис Ельцин, в свое время явившийся из Свердловска в Москву наводить порядок, в 1996 году продлил президентские полномочия. Один за другим неожиданно "прозревают" относительно Ельцина критики режима, разваливается карточный домик псевдодемократов, скинутых Ельциным на обочину, а идея безальтернативности буквально овладевает массами. Ельцин становится единым кандидатом так называемых конструктивных сил.

На первый взгляд, это странность политического театра. Ведь

- у Ельцина отсутствует сколько-нибудь внятный социальный проект. А ведь способность власти быть властью, а общества ¤ обществом, определяется по сути только одним: имеет ли власть социальный проект, соответствуют ли внутренние побуждения людей во власти их социальному проекту, отвечает ли сам проект общественным потребностям, может ли общество повлиять на этот проект в интересах целого;

- президент Ельцин абсолютно не разбирается в реальных процессах общества переходного периода. Начнем с того, что из выступлений президента по-прежнему не ясно, от чего к чему оно переходит. Ельцина как будто не волнует проблема возрождения экономического могущества России.

- Ельцин ответственен за принятие катастрофичексих решений: расстрел Белого дома, начало войны в Чечне, либерализация по плану Гайдара и т.д.;

- беспринципин. Так же как и Ленин, он дружен только с теми, кто является попутчиком в данный момент и мгновенно расходится с теми, кого он больше не может использовать в своих интересах (так у Егора Гайдара был срезан телефон правительственной связи буквально через несколько часов после того как тот выразил несогласие с линией президента).

На первый взгляд, странно и то, что в стране произошли судьбоносные события (распад прежней государственности, понижение статуса сверхдержавы, ряд переворотов, смена идеологем, перераспределение общественного достояния, ослабление одних социальных и политических институтов и усиление других, формирование новых классов), а у власти оказался человек, который не то что не способен руководить - на самом деле, он прошел хорошую школу партаппарата, просто масштаб личности которого совершенно не соответствовал нерву истории. История должна была бы выдвинуть человека типа Ганди, она же, кажется, выдвинула - доминошника, соседа по даче. И в общем-то неплохого мужика, способного и пошутить, и ущипнуть секретаршу на глазах у миллионов телезрителей, и проспать пьяным в самолете встречу с первым лицом иностранного государства, но не президента. Нет, не президента.

Ельцин рассказывает о себе в "Исповеди", например, такой эпизод, который он считает забавным и иллюстрирующим его находчивость. Этот эпизод якобы произошел с ним во время приема его в партию. Ему задали вопрос на заседании парткома: "На какой странице, в каком томе "Капитала" Маркса говорится о товарно-денежных отношениях?" Не моргнув глазом, Ельцин ответил: "Второй том, страница 387" Экзаменующий, который согласно легенде, естественно, сам не знал точного ответа, похвалил: "Молодец, хорошо знаешь Маркса".

Можно умилится, но точно также он управляет и государством. В 1990 году оказавшись в непосредственной близи от будущего президента, я своим ушами слышал как он говорил: "У нас есть программа, называется "500 дней", МЫ все посчитали - если нам ее дадут ее выполнить, в России сразу же поднимется уровень жизни. Мы знаем, откуда взять деньги..." С подачи Ельцина программа "500 дней", которую Ельцин, возможно, так же как и Маркса, не читал, начинала казаться чем-то вроде массонского плана. Вот бы избиратели удивились, если бы узнали, что Борис Николаевич НИКОГДА не собирался ее выполнять, ровно как и многое другое, что он наобещал за время своего движения к власти. Что касается "500 дней, то в том же 1990 году Ельцин встретился с компетентным экспертом - сенатором Доулом - лидером республиканцев в сенате США и спросил его, опасна ли программа Явлинского. Доул ответил: "Да, опасна." Ельцин спросил: а тяжела ли она? Доул ответил: тяжела. Тогда Ельцин признался: "Я не буду за нее бороться, потому что весной у меня выборы."

С президентской находчивостью Борис Ельцин судит и об экономике, и о западных кредитах, и о министре обороны, и о бойне в селе Первомайское...

И тем не менее, Борис Ельцин, скорее всего, станет новым президентом России

Работая в прямом радиоэфире на радиостанции "Резонанс" я, например, часто сталкивался с таким беспокойством радиослушателей, инспирированным "новостями" масс-медиа, давно уже ставшими приводными ремнями различных финансовых групп. Электорат на выборах проголосовал за коммунистов, - интересовались мои радиослушатели, - что ¤ у нас теперь власть переменилась и реформы остановятся? Я отвечал: нет, не переменилась ¤ потому что реальная власть сосредоточена в другом месте. Я отвечал: нет, не остановятся ¤ потому что реформы (неважно, что там под ними понимается) проводят совсем другие люди с совсем другим целями.

Или выражали такое беспокойство: конечно, Ельцин совсем плох, а электорат предпочитает чудаков. Еще немного и нам достанется неправильный президент. Все рухнет. Я отвечал: нет, не рухнет. Вдумайтесь в такой факт: по выбору мы не можем организовать пространство в непосредственной близости от себя ¤ подвинуть автостоянку, сменить "районного полицейского", повлиять на расценки коммунальных услуг, найти того, кто роздал землю и нежилые помещения, да и вообще разобраться, как все это устроено. (Жириновский: "Мы победили на выборах, а никто из наших людей даже не стал начальником бани!") Неужели эта система, непрозрачная для постороннего взгляда, в один прекрасный день, называемый выборами, на которые к тому же не все придут, даст вам возможность заменить ключевого функционера? Да ни за что! Что-нибудь обязательно да случится.

Феномен Ельцина заключается в том, что, как ни странно, несмотря на свой имидж тарана, он всегда был на стороне сильных. Он закатал в асфальт дом Ипатьевых, когда сила была на стороне идеологов партии, и превратился в диссидента, когда общество пришло в движение, а партийной буржуазии (новому классу) потребовалось легализовать и свои капиталы и, главное, свои представления о "хорошей жизни".

Почти все свои решения, включая решения о роспуске Союза, он принимал в интересах "нового класса", поскольку деление империи сопровождалось стремительным размножением бюрократий. Именно в интересах бюрократий иметь ТАКОГО своего человека в Кремле, который не только не имеет собственной идеологии, но мастерски озвучивает позицию доминирующей силы. С этой точки зрения, Ельцин оптимальная ключевая фигура власти, поскольку появление любой другой более яркой и самостоятельной личности на Олимпе приведет к резкой разбалансировки аппарата. Этого не хотят ни на Востоке, ни на Западе.

Сегодня пропагандисткая машина оборачивает все минусы Б.Н.Е. в плюсы:

1) сохранил целостность России;

2) якобы обеспечил режим свободы - политической, экономической, гражаданской;

3) начал реформы по переходу к рыночным отношениям;

4) реализует идею федерализма;

5) сторонник консолидации СНГ;

6) в хороших отношениях с Западам...

В руках у коллективного Б.Н.Е. секретное оружие - зарплата госслужащих за несколько месяцев и наказание нескольких зарвавшихся директоров, и козырь в рукаве - воссоединение с электоратом Белоруссии. На стороне Б.Н.Е телевидение, армейское руководство, западный капитал, заинтересованный в устранении конкурента размером в 1/6, и мастера политической интриги - не исключено, что именно они подбросили Думе не ко времени и не к месту идею о денонсации Беловежских соглашений.

И ничего, что пропагандисткой машине Б.Н.Е. мало кто верит, на стороне Б.Н.Е так же и то, что он фигура - карнавальная, а карнавализация жизни спасает народное сознание от неизбежной депресии, возникающей в результате слома укладов.

Чем ближе выборы, тем больше сторонников появится у коллективного Б.Н.Е., потому что он сила, а актеры политического театра понимают, что силе можно противопоставить только силу гражданского общества. Они перебегут, потому что понимают, что сначала должно образоваться гражданское общество, а потом пройти свободные выборы, а совсем не наоборот.

ЖИРИНОВСКИЙ ВЛАДИМИР ВОЛЬФОВИЧ

Председатель Либерально-демократической партии России

"Жириновский - это милый старомодный Тарталья нашего российского "Комеди дель Арт". И разборки здесь выглядят глупо. В балагане все дозволено, кроме крови и глубой спеси. Работает Жириновский под Бармалея из фильма Ролана Быкова:

Я кровожадный, я очень жадный

Я всех на свете страшней и злей,

Ношу я саблю, душу и граблю.

Я злой разбойник, я Бармалей.

А вот то, что Горбачев и Ельцин не удоволетворились присущими им ролями Бригеллы и Панталоне, а полезли в президенты - это уже не балаган, а алексадрийский стиль, ода, и значит, не демократия" - одна из первых партайгеноссе Жириновского - Валерия Новодворская знает, что говорит.

Избирателю хочется видеть сильного, разумного с чувством юмора лидера. По первым двум качествам могут быть споры, а вот достаточно невеселую атмосферу российской политической жизни безусловно скрашивает Владимир Вольфович.

С ним не соскучишься. Он прямо на пляже принимает в партию отца спасенного им мальчика, на теледебаты кандидатов в президенты приходит с бабочкой, вдруг меняет имидж и предстает (как в январе 1992 г.) перед журналистами с короткой стрижкой, которую носят ныне, как говорят знатоки, боевики, да еще позирует для своей восковой копии.

В феврале 1993 г. он, защищая честь российского президента, организует пикет у посольства Франции в Москве, протестуя против выпуска франузами водки под названием "Борис Ельцин". Но эффектнее и остроумнее всего, конечно, был организован десант в ирак, в который поверили все газеты и на неделю Жириновский стал чуть ли не главной темой не любящей его и неоднократно обещавшей не обращать на него внимание прессы.

Критика не беспокоит Владимира Вольфовича - пишите, что хотите, указывайте только правильно фамилию. Смешно, но следовало бы обратить внимание на его частные попадания. Искренним гневом ответили некоторые журналисты на продолжение включить наших солдат в число войск ООН, получающих оплату валютой, вскоре первые российские воины отбыли в Югославию. А стоило ему в ноябре 1992 г. заявить, что он запретит в Москве рекламу на иностранных языках, если станет мэром города, и действующий мэр Лужков подобный указ издал.

Жириновский родился 25 апреля 1946 г. в одинь день с Кромвелем в г.Алма-Ата в многодетной семье, шестой ребенок.

Свою первую самостоятельную акцию Владимир Вольфович описывает так: "25 апреля 1946 г. в 11 часов я хотел выйти в этот мир. Позвонили в "скорую" - она не приехала.Побежали за пенсионеркой-акушеркой: она не пришла. И я сам вышел. Сам!!!"

В тот же год отец Владимира - Вольф Андреевич, юрист, - умер, мать - Александра Павловна, домохозяйка, - вынуждена была пойти на работу в зооветеринарный институт. Александра Павловна родом из Саранского уезда Пензенской губернии, как и ее роители. О родителях отца он говрит следующее: "Бабушка и дед, погибшие еще в войну были русскими. Но если... историки, занявшиеся моей родословной и защитив на этом диссертации, найдут другую кровь, я буду только рад, поскольку президент многонациональной страны тоже должен быть многонационален".

Семья жила бедно, в коммуналке, выданная им в 1940 г. трехкомнатная квартира, во время войны из-за наплыва беженцев в тыл была "уплотнена", Владимира сдали в детский сад на "пятидневку", здесь проявились его будущие диссидентские наклонности: "Мои детсадовские воспитатели... могут подтвердить, что просили родителей забрать меня из сада, поскольку я оказался неуправляем, как все дети, которые соглашались играть в одну игру. Мне нужно было свое. И первая учительница... Мария Петровна, тоже была недовольна моей неуправляемостью".

В то же время Владимир не мог реализовать своих потенциальных способностей: мечтал научиться играть на фортепиано, но не было возможности... Пытался играть в духовом оркестре Дома пионеров в Алма-Ате, потому что бесплатно, в струнном оркестре на народных инструментах, на домре... Родители гитару купили и самоучитель. После окончания алмаатинской школы в 1964 г. он приезжает в Москву с желанием сделать дипломатическую карьеру. Надо сказать, весьма честолюбивая мечта была у этого нового провинциала. Без "специальной подготовки" поступить в Институт Азии и Африки при Московском университете, кузнецу советской элиты было практически невозможно. Владимир поступает с первой попытки. В группе по специальности "Турция и турецкий язык" было 6 человек: в том числе сын генерала, сын заместителя министра иностранных дел , сын ответственного работника ЦК КПСС, сын начальника главка госкомитета по внешнеэкономическим связям. Завязать дружбу с ними ему, живущему в общежитиии на небольшие деньги, присылаемые матерью, было невозможно. Оставались занятия и общественная работа. Ужен первокурснику Жириновскому дается характеристика, аттестующая его как активного дисциплинированного комсомольца, всегда охотно исполняющего поручения. Кроме того он отличник в вечернем университете марксизма-ленинизма. Вот только из-за скудной разнарядки для интеллигенции для вступления в КПСС у Жириновского шансов не было.

В 1967 г. он участвует в работе дискуссионного клуба на Центральном телевидении, а в 1969-1970 гг. стажируется на Гостелерадио.

Уже на 4-м курсе Владимир - член профсоюзного комитета, секретарь бюро ВЛКСМ института. В качестве поощрения в 1969 г. его направляют в Турцию на строительство Искендерунского металлургического комбината переводчиком. " Еще перед отлетом купил в "Шереметьево-2" на все оставшиеся деньги значки, - вспоминает Жириновский, - дарить как сувениры. штук 30 взял. В Турции я провел несколько месяцев. Значки раздавал знакомым - в кафе, магазинах. А турецкая тайная полиция, наблюдавшая за мной, истолковала все по-своему. На одном из значков был Пушкин. С бакенбардами. Полицейский принял его за Карла Маркса в молодости, а в Турции коммунистическая пропаганда запрещена законом... Пытались завести дело. Допросили моих знакомых, они подтвердили, что я наоборот ничего такого им не говорил. Месяца два длился этот процесс, мне не разрешали уезжать из страны, пока не разобрались"

Стамбульская же газета "Миллиет", освещая эти события (ей, очевидно принадлежит приоритет в осещении многогранной деятельности Владимира Вольфовича), писала, что Жириновский посажен был в турецкую тюрьму на целые сутки за то, чтог несмотря на многочисленные предупреждения местных властей, он не только продолжал распространять среди турецких рабочих и ИТР стройки значки с изображением Ленина и Маркса, но даже агитировал их за коммунистический образ жизни.

После этого инцидента комсомольская карьера была оставлена. Несмотря на то, что Жириновский с отличием заканчивает в 1970 г. университет, а в 1969-1970 гг. стажируется в Госкомитете по внешнеэкономическим связям, вместо экзотических стран он получает распределение в штаб Закавказского военного округа. В тбилисских казармах лейтенант Жириновский провел 2 года (1970-1972 гг.) один без молодой жены, оставшейся в Москве. Демобилизовавшись из армии, он до 1975 г. работал в секторе Западной Европы Международного комитета защиты мира. Изучение немецкого языка он совмещает с учебой на вечернем отделении юридического факультета МГУ (1974-1977 гг.), оставаясь "невыездным". У сменившей его в международном отделе племянницы тогдашнего секретаря ЦК КПСС Бориса Пономарева судьба была более благоприятной.

В 1975-1977 гг. Жириновский работал в системе профсоюзов - на экономическом факультете Высшей школы профсоюзного движения, в деканате по работе с иностранными учащимися, в 1977-1983 гг. - в Инюрколлегии Министерства юстиции СССР, с 1983 по 1990 г. был руководителем юридической службы издательства "Мир".

Пробуждение своего политического темперамента Жириновский сваязывает с началом "перестойки". В первые годы - безусловная поддержка Горбачева, сочувствие гонимому Ельцину ("Я очень переживал, когда его не выбрали в Верховный Совет на I съезде народных депутатов"). В середине 1990 г. появляются первые интервью, критикующие Бориса Ельцина.

Первое проявление политической активности, по свидетельству газеты "Русская мысль", было замечено на учредительном собрании Общества еврейской культуры (ОЕК) в театре "Шалом". "Поразивший многих активностью, отличался человек, неизвестно откуда взявшийся, -Жириновский. Был он благополучно избран за свое искрометное красноречие... "в первое правление (под номером 12),собравшее "будто в Ноевом ковчеге, всякой твари по паре: член ЦК КПСС, главного еврея Еврейской автономной области - ее первого секретаря Льва Шапиро, и подпольщика-отказника Юлия Кошаровского." Жириновский "застолбил за собой руководство сразу несколькими секциями. В частности: а)гуманитарно-правовой; б)философско-религиозной; в)исторической; г) внешнеэкономических связей".

Следующий шаг - 8-9 мая 1988 г., учредительный съезд Демократического союза. Именно Владимир Жириновский, когда оказалось, что проводить заседания на второй день съезда в Кратово негде, договорился с сельским народным депутатом, и тот предоставил местный клуб для этой антисоветской акции. Именно Жириновский здесь же под лозунгом "Решения XXVII съезда КПСС - в жизнь!" создал первую фракцию ДС - меньшевиков. И легка беда начала - от первого Совета ДС начали отпочковываться российские партии: партия Убожко (Консервативная партия), партия В.Богачева (Европейская либерально-демократическая партия), партия Е.Дебрянской (Транснациональная радикальная партия), Либертарианская партия, кроме того Лига сексуальных меньшинств, а легендарная Валерия Новодворская стала сама себе партия.

Тогда, правда, в пылу дискуссий забыли Координационный совет избрать, так опять Жириновский выручил - вспомнил об этом на станции Кратово, - тут же на платформе он сам и вошел в КС, правда, в партию так и не вступил, но поддерживал ее и весь май этого года на Пушкинской площади интервью давал и митинги организовывал. В этом же году он подготовил проект-программу Социал-демократической партии России, поиск сторонников для создания которой окончился безрезультатно. Позднее этот документ был использован с незначительными поправками при составлении программы Либерально-демократической партии Советского Союза (ЛДПСС), инициатором создания которой выступил Жириновский, организовавший "неформальный" учредительный съезд ЛДП в декабре 1989 г.

Основные сформулированные тогда позиции ЛДП сохранились и в настящее время. Уже тогда Жириновский сформулировл главный вопрос своей программы - вопрос национально-государственного устройства. Он предложил для решения национальных проблем учреждение губерний по принципу, существовавшему до 1922 г.; предложил смело перейти к европейской модели общества (свободная экономика, права человека на первом месте, гражданское общество), жестокой централизованной власти. "Иначе никакие реформы не пройдут, - говорил он. - Должно быть одно государство, один президент. Но без централизации экономики".

В марте 1989 г. В.Жириновский выставил свою кандидатуру на выборах директора издательства "Мир", но получил лишь 30 голосов из 600.

31 марта 1990 г. Владимир Жириновский на учредительной конференции был избран председателем Либерально-демократической партии Советского Союза (ЛДПСС) и стал профессиональным политиком, перейдя на освобожденную выборную должность. В этом качестве в мае 1990 г. он совершил свое первое зарубежное турне в Италию по приглашению Либеральной партии. Затем последовали поездки в Швейцарию, Германию, Бельгию, Турцию, Финляндию, США, Ирак, Францию. В результате поездок Жириновского ЛДП установила контакты с правыми консервативными партиями Голландии, Южной Африки и Немецким народным союзом Герхарда Фрея и др.

Весной 1990 г. Владимир Вольфович выступил одним из инициаторов создания Центристского блока политических партий и движений, который и был учрежден в июне 1990 г. Одним из сопредседателей блока стал Жириновский. Но 16 апреля 1991 г. Либерально-демократическая партия из состава блока вышла.

2 января 1991 г. Жириновский подал документы на регистрацию в Министерство юстиции СССР, но только 12 апреля с задержкой на 40 дней против установленных сроков его партия была зарегистрирована. В Советском Союзе появилась первая после 1918 г. легально действующая некоммунисчтическая партия.

6 октября 1990 г. во время очередного зарубежного вояжа председателя в Москве 40 членов партии организовали II Чрезвыйчайный съезд ЛДП, на котором исключили В.Жириновского из членов партии "за политическую беспринципность и угодничество перед КПСС". Узнавший об этом Владимир Вольфович, сумел вместе с заместителем председателя партии Леонидом Алимовым собрать свою конференцию и исключить из ЛДП "за склоки и клевету на своих соратников по партии" организаторов чрезвычайного съезда Л.Нариманидзе и В.Богачева. Богачев же обвинил Жириновского в организации покушения на его жизнь, поведав, что он как в гангстерском фильме был захвачен на улице, брошен в черную "Волгу", избит и после "укола в плечо потерял ориентировку". В поликлинику и в милицию потерпевший обращаться не стал. И скандала не получилось, кроме "любимой" газеты Владимира Жириновского "Московский комсомолец" о покушении никто не написал.

Не прошло и полугода, а 13 апреля 1991 г. вновь на II (несчастливая цифра для Владимира Вольфовича) съезде, уже не чрезвычайном, хлопнув дверью, опубликовав статью в журнале "Столица" под названием "Зачем Жириновскому либеральная партия? Чтобы ее уничтожить", партию покинул Л.Н.Алимов.

Однако В.В.Жириновский был выдвинут кандидатом на пост президента РСФСР. Он становится первым подавшим заявку на пост кандидатом за всю ее историю. И первым зарегистрированным кандидатом.

В соответствии с законом РСФСР о выборах, у Жириновского есть альтернатива: для регистрации необходимо либо собрать 100 тысяч подписей "поддержки", либо получить 20% голосов (при тайном голосовании) после изложения своей программы на заседании съезда. Владимир Вольфович избирает второй путь. И 21 мая на заседании его поддержало более половины зала (477 депутатов). Итоги голосования удивили даже самих голосовавших депутатов. Но противники Жириновского не успокоились. Они создают Российскую ЛДП (РЛДП) и организуют 23 мая инициативное собрание, объединившее всех раскольников и призвавшее отдать все голоса на выборах президента России за Б.Н.Ельцина, а также обратившаяся с заявлением, в котором содержалось требование проверить правильность регистрации Жириновского Управлением общественных объединений Минюста СССР.

В ходе прежвыборной кампании В.В.Жириновский и его довернные лица посетили Рязань, Киров, Красноярск, Волгоград, Свердловск, Ленинград, Воронеж, Ростов-на-Дону, Челябинск, Тулу и некоторые другие города. Предвыборное турне было распланировано таким образом, чтобы попасть в те же города, которые уже посетил Б.Ельцин. "Лос-Анджелeс Тайм", оценивая феномен Жириновского, не увидела "на необъятных просторах России" каких-либо значительных претендентов на пост президента кроме Ельцина и Жириновского. Газета заметила, что "если Ельцин теряет сторонников.., то число сторонников Жириновского растет". Жириновский обещает быстрые, безболезненные и радикальные перемены к лучшему по сравнению с "противоречивым и неоднозначным подходом своего конкурента к рыночной экономике". Он, замечала газета, "с неослабевающей энергией продолжает свою бесконечную предвыборную кампанию, почти ежедневно появляясь в фойе, на улицах, в убогих кинотеатрах, на заводах - в любом месте, где есть достаточно людей, готовых выслушать простые решения их проблем".

20 дней, отпущенные на выборы, определили стратегию кампании. Не имея в своем распоряжении прессу, команда Жириновского стремилась максимально использовать телевидение и радио. "Будете ли вы жалеть, если Вас не выберут президентом?" - спрашивали его корреспонденты. "Это вы будете жалеть, что меня не выбрали. А я дождусь новых выборов и вступлю в борьбу", - парировал лидер ЛДП.

Основные положения своей программы он вносит в первый президентский указ, который он выпустит в случае прихода к власти:

1. Прекращение гражданской войны, включая, если потребуется, и применение Вооруженных Сил.

2. Восстановление границ Российского государства, хотя бы в границах бывшего СССР по Конституции 1977 г.

3. Ответственность гражданская и уголовная за неисполнение указов Президентов России.

4. Приведение всех Вооруженных Сил под единое командование Президента России.

5. Создание полиции... для обеспечения внутренней безопасности и пресечения деятельности организаций, которые прямо или косвенно ставят своей целью расчленение существующего государства.

6. Снятие ограничений со всех видов экономической деятельности.

12 июня он уверенно заявляет: "Я буду третьим". Место это стольже уверенно отдавали В.Бакатину, предрекая Жириновскому провал ("не больше 1%"). 22 июня результаты были оглашены. Первым Президентом России стал Борис Ельцин, на втором месте по числу голосов оказался, как и ожидалось, Николай Рыжков, на третьем, набрав 7,8% голосов избирателей (6211 тыс.) - Владимир Жириновский. В Ростовской же области Владимир Вольфович получил 11,5%, в Савропольском крае - 11,9%, в Краснодарском - 13,1% голосов. А в Еланском районе Волгоградской области он вообще обошел всех соперников, набрав в 1,5 раза больше голосов, чем Ельцин - 5705 против 3355.

Предвыборную кампанию Жириновский, понимающий, что стать президентом с первого раза не удастся, проводит для расширения влияния партии, а скорее для повышения собственного престижа. Во время кампании он принимает в партию племянника первой женщины-космонавта Валентины Терешковой, содействие в организации кампании (выбивание штабного номера в гостинице "Москва") оказывает известный народный депутат СССР от Армении - Зориб??? Балаян.

Журналист Алексей Митрофанов снимает 75-тиминутный фильм-хронику "Кандидат в президенты господин Жириновский". В первом музее восковых фигур справа от Ивана Грозного ставится восковая скульптура Жириновского. "Позировал, ездил в студию раз пять-шесть. Дал свою одежду". Скульптор, делавший его бюст тот же, что изгтовил бронзовые фигуры Горбачева и Ельцина, так что преемственность сохранена. Владимир Вольфович обещает запустить в продажу и свои бронзовые бюстики. "Мы должны помочь людям удовлетворить их естественное желание [видеть Жириновского у себя дома, на даче, на работе], - считает он. - Наладим выпуск моих изваяний".

Владимир Вольфович заводит себе "двойников" из активистов, из сторонников в Москве и Санкт-Петербурге".

"Денег пока мало. Но у нас будут деньги. Люди, разуверившиеся в деморосах, в Ельцине, к нам потянутся. Устаревшие имена, допустим, Алкснис, Макашов, сегодня прежний рейтинг уже не наберут... Движение демократических реформ - последняя отрыжка перестройки. Кто им мешал эти реформы проводить на руководящих постах в КПСС... Стерлигов тоже повязан с прежним режимом - коммунист, генерал. Кто остается? Я."

Первые серьезные спонсоры появляются во время президентской кампании - межотраслевой многопрофильный концерн "Голанд" из Москвы, председатель которого становится кандидатом в вице-президенты; товарищество "Эком-ПАФ" из Абакана, занимающееся торговлей мясом.

Сейчас, по признанию Жириновского, деньги выделяют даже такие крупные банки, как "Столичный" и "Инкомбанк".

30 июля 1991 г. Владимир Вольфович в газете "Советская Россия" с поддержкой открытого письма "Слово к народу" и призыва создать общенародный патриотический фронт, за 20 дней до знаменательных августовских событий предсказывает: "Семнадцатый год обернулся девяносто первым. Все повторяется в этой стране. Тогда Керенский нанес удар по Корнилову. Сейчас готовится, видимо, удар по руководству армии и КГБ". Признанной Касандре - Шеварднадзе, - далеко до такой точности.

Во время августовских событий 1991 г. В.Жириновский выступил с рядом заявлений от лица партии о поддержке программы ГКЧП по выходу из кризиса. Однако письменно, очевидно6 их закрепить не успел, поэтому когда 23 августа 1991 г. сессия Моссовета приняла решение о приостановлении деятельности районных и городских организаций ЛДП в Москве и опечатывании их помещений, пришлось отметить после протеста Жириновского, указавшего, что нет ни единого факта, подтверждающего участие ЛДП в событиях 19-21 августа".

Чтобы опровергнуть обвинение в работе на КГБ Владимир Жириновский официально запрашивает КГБ (т.е. своего недавнего соперника В.Бакатина, неожиданно ставшего шефом этого ведомства) о своих связях с ним. 28 августа 1991 г. он получает официальный ответ за подписью заместителя Председателя Комите В.Лебедева: "Председателю Либерально-демократической партии т.Жириновскому В.В. в связи с Вашим запросом сообщаем, что в КГБ СССР не содержится каких-либо материалов, свидетельствующих о Вашем сотрудничестве с органами государственной безопасности".

Не разделяя праздничного настроения победившей столицы с сентября 1991 г. В.В.Жирниовский много ездил по различным регионам России и республикам тогда еще СССР и вел агитацию в преддверии выборов президента СССР. Известные Беловежские события не дали ему второго шанса.

6 декабря 1991 г. ЛДП начала кампанию по требованию немедленного суда или освобождения "гэкачепистов". 21 декабря Жириновский проводит у тюрьмы "Матросская тишина" митинг в защиту самых известных узников этой тюрьми. Последовал ответный удар. В декабре 1991 г. эксперт парламентской комиссии по расследованию причин и обстоятельств государственного переворота, бывший подполковник КГБ Александр Кичихин заявил, что ЛДП фактически не существует, т.е. ее численность дутая, предложив возбудить против Жириновского уголовное дело, а деятельность ЛДП подвести под Указ Президента России о прекращении деятельности КПСС и его структур. Но и в этот раз обошлось.

Жириновский опять много ездит. В Санкт-Петербурге его встречают с оркестром. А в апреле 1992 г. жители Архангельска встретили председателя ЛДП с хоругвиями, красным знаменами и хлебом-солью. Рабочие и служащие же одной из судоверфей Северодвинска, где строятся атомные подводные лодки, сказали, что будут добиваться, чтобы новая атомная субмарина носила его имя.

В июне 1992 г. Владимир Вольфович все же становится президентом пока теневого кабинета Национального правительства ЛДП. Вместе с ним в него вошли - известный писатель и политический деятель Эдуард Лимонов, как директор Всероссийского бюро расследования (ВБР), Сергей Жариков (руководитель рок-группы "ДК", главный редактор "Сокола Жириновского", а потом бюллетеня "К топору", считающий, что "немцы - это славяно-русы, подвергшиеся латинизации арийской Гипербореи... Объединенный Север встанет под знаком свастики - священного огня, - символа, единого для всех арийских племен"), как министр культуры и по делам молодежи, А.Митрофанов (сценарист фильма о Жириновском, распространили легенду о его внебрачном происхождении от Юрия Андропова) - министр иностранных дел, А.Архипов (пресс-секретарь ЛДП) - министр информации и другие.

Кабинет проработал недолго. Лимонов выразил общую обиду5 "Говорить никому Владимир Вольфович не дает, говорит на всех пресс-конференциях только сам" и увел Жарикова и Архипова в свою партию.

В августе 1992 г. замминистра юстиции Геннадий Черемных все же ознакомил журналистов с подписанным им распоряжением "Об аннулировании регистрации устава Либерально-демократической партии Советского Союза", указав, что регистрация была "умышленно-незаконной". Лидеров партии обвинили в приписках. Однако В.Жириновский вновь, сдав документы для регистрации уже ЛДП России получил новое свидетельство, после проверки, проведенной, по словам замминистра, "с особой тщательностью".

10 октября 1992 г. 5-я конференция уже воссозданной московской организации ЛДП выдвинула Владимира Вольфовича на пост мэра г.Москвы. Он обещает "запретить торговлю на рынках Москвы лицам, не имеющим российского паспорта, т.е. все кавказцы в течение 2 недель покинут столицу... ни одного беженца, ни одного южанина, ни одного мафиозного боевика не останется на территории города. Создам новую милицию. Приглашу весь рижский, вильнюсский ОМОН... В Москве будут торговать и заниматься бизнесом только москвичи". Однако кандидатов в мэры Москвы уже так много, что их даже не считают. Баталии на съездах народных депутатов отвлекли от председателя ЛДП народ, хотя он и постоянный гость в Кремлевском Дворце, его практически не замечают.

Жириновский использует любые возможности для выступлений: протестует против передачи Курил японцам, выступает в поддержку сербов. "Только бы успевать откликаться на события, происходящие в мире, и выдумывать ничего не надо. Стоит мне выйти на улицу, сразу вокруг собирается толпа народу и тема для разговора находится. У меня по любому поводу собственное суждение имеется".

Жириновский рекомендует Японии, требующей российские острова, не забывать 45-й год, Хиросиму и Нагасаки, хотя атомные бомбы сбрасывали не советские самолеты, а американские: агрессивно проявившие себя народы получили по заслугам и не должны забывать, что впредь агрессия не пройдет.

Такой же совет дается Пакистану. Для того, чтобы вернуть наших пленных ребят надо не торговаться, не просить, не уговаривать, а потребовать. "Я вызову посла Пакистана и дам ему срок 72 часа. если через 72 часа наши русские ребята не будут в Шереметьеве, я пошлю Тихоокеанский флот к берегам Пакистана, и он для начала сметет с лица земли Карачи. Это для начала, а потом все другие города Пакистана и "мы встретимся с нашими друзьями индусами на Ганге". Надо ли иметь чувство юмора, чтобы всерьез опровергать этот метод решения международных проблем, тем более сказанных в кинотеатре.

Любимым занятием Владимира Вольфовича стала подача исков на российские средства массовой информации. Сложно сказать, с кем он не судился "Куранты", "Огоньки", "Московские новости", "Московская правда", "Постфактум", "Россия", ИТАР-ТАСС, агентство "Северо-Запад" и др.

"За рубежом,- считает он, - на этих процессах я миллионером стал бы, а здесь тратишь силы, здоровье, время... но безнаказанно наступать себе на ноги я не дам". А они наступают. Журнал "Столица" поместил на обложке коллаж: половина лица Жириновского, половина - Гитлера. Жириновский потребовал компенсации за оскорбление и выиграл процесс. Журнал выплатил 5 тысяч рублей (в ту пору сумму приличную) и поместил извинение: "Простите нас, Владимир Вольфович!", а рядом новый коллаж: его голова с туловищем зебры. Тем не менее это очевидно первый случай в отечественной практике, когда графическое изображение признано оскорблением7

11 июня 1991 г. в "Московском комсомольце" появилось обвинение, что "демократия по Жириновскому - это смесь военной диктатуры красно-коричневых полковников и генералов и великодержавного шовинизма". Ему были приписаны (Жириновский отказался от этих слов) веьма эффективные методы борьбы с беспорядками: "подавить танками пару миллионов непокорных демократов". Цитата стала легендарной.

В одной из передач программы "Вести" был показан монтаж - лающая собака и выступающий Жириновского. Телевидение и пресса сделали Владимира Вольфовича популярным. Некоторые его противники даже предлагали "наложить мораторий на разговоры о Жириновском", поскольку "каждая новая ругательная статья только работает на нового лидера либералов, создает ему рекламу". Но их опроверг известный публицист Леонид Радзиховский в статье "Пессимистическая комедия", посвященной нашему герою: "Поздно! Он уже вырвался "на оперативный простор", имя и образ запомнились, и теперь даже гробовое молчание демократической прессы не изгладят Жириновского из памяти сограждан".

Да и попробуй не обращать внимания: январь 1993 г. - скандал с отправкой в Ирак "боевиков ЛДП". 24 января в аэропорту Шереметьево-2 Владимир Жириновский с оркестром проводил в путь десять "интернационалистов", среди которых "взрывник (полковник с афганским опытом), врач и несколько молодых боевиков, всерьез настроенных "погонять шейхов по Персидскому заливу". Полковник же, "взорвавший пол Кабула" намерен в порту Басра "рвануть несколько американских кораблей". Жириновский также просит Министерство обороны решить вопрос о переброске еще 30 боевиков в Ирак. Шум, организованный кампанией, можно оценить по заявлению статей: "Боевики жириновского летят в Ирак заниматься терроризмом. Российские власти не в силах этому воспрепятствовать" ("Известия"), "Прячьте спички от Жириновского!" (МК), "Соколы Жириновского летят в Ирак" ("Комсомольская правда"). Через несколько дней все оказывается организованным блефом, даже по возрасту лишь двое из "группы наемников" подходили в бойцы Саддама. Никто до сих пор не знает, были ли они в Ираке. Но Жириновский на неделю привлек к себе внимание прессы, МИДа, посольств Ирака и США...

Лидер ЛДП совершает многочисленные партийные визиты. Наиболее эффективными были визиты в Германию и Швейцарию, тогда были установлены официальные отношения с Немецким народным союзом (Германии Жириновский уделяет особое внимание: он считает полезным воссоздание "Антанты", но уже с участием Германии, заявляет, что союз с Германией должен стать стратегически важным для России (другими союзниками он считает Сербию, Кубу, Ирак, надежными и верными соседями хотел бы видеть Японию, Китай, весь арабский мир). Вместе с тем Жириновский считает, что руководство Германии должно выплатить компенсацию за каждого убитого советского человека, каждой пострадавшей от фашистского нашествия семье. "Как платят они за ущерб, нанесенный, например, немецким евреям". О своих последних визитах Жириновский рассказывает так: "Я не только по любимым пивным заведениям Гитлера ходил, но в Кенигсберге посетил могилу Канта, могилу русского философа Ильина в Цюрихе. Я был там первым российским гражданином за многие годы. Постоял над могильной плитой, взгрустнулось мне... Привезенную гуманитарную помощь - 5 компьютеров, - отдал московским школьникам". Во Франции Жириновский встречался с Ле Пеном, причем протекцию ему в этом составил известный писатель Эдуард Лимонов, в то время член "теневого кабинета" Жириновского.

Популярность лидера партии не падает, и как выразился один из делегатов прошедшего 24 апреля 1993 г. IV съезда ЛДП, "дар божий Жириновского принадлежит не ему, а России. И предназначен он для ее спасения".

На съезд прибыло 420 делегатов и гости: представители парламента Финляндии, Немецкого народного союза, Партии арабского социалистического возрождения "Баас" (ждали сына Саддама Хуссейна). На съезде был избран руководящий орган. Как охарактеризовал его состав глава партии, "все мужчины, все молодые, у всех по полтора высших образования". Сформулировал Жириновский и цель партии: "Мы концептуалисты, патриоты, государственники, через полтора года мы будем у власти". Для этого, по словам Владимира Вольфовича, придется отправить в кутузку 2 тысячи представителей команды Ельцина в Москве, 500 в Санкт-Петербурге и 3 тысячи в других городах России. Жириновский часто бывает раздраженнным, самое свежее раздражение у Владимира Вольфовича вызвало превращение "Дем ократической России" в партию нуворишей, неуклюже пытающейся играть в элиту общества, хотя это движение приобрело авторитет на пропаганде близости к народу, демократичности. "У демороссов сейчас, - говорит Жириновский, - главный герой Андрей Болконский, а раньше был Герасим из "Муму".

Он предупреждает, что не будет расплачиваться за набранные нынешними властями иностранные долги. "Пусть об этом знают сегодня, до того, как они будут давать... Пусть отдают те, кто занимает. Не могут - пусть не занимают".

Несмотря на обвинения в том, что он фашист, Жириновский предостерегает от "русского фашизма", который "сокрушит все: и суверенитеты, и демократов... И предпосылки к нему, даже первые шаги есть". "Для меня фашизм, - утверждает он, - самая отвратительная вешь. Почти вся семья моего отца была расстреляна фашистами".

ЦК партии Жириновского располагается в четырех обшарпанных полупустых комнатах на третьем этаже жилого дома, охраняют председателя посменно более десятка телохранителей. Начальник охраны Жириновского в 1979 г. был в первой десятке тех десантников, которые ворвались в Кабуле во дворец Амина. Работу охранники, судя по всему, выполняют квалифицированно и во время нападения на Жириновского в феврале 1993 г. "десяти неизвестных в масках" пострадало два охранника, а охраняемый получил лишь "разок в плечо".

Своим идейным и духовным наставником Жириновский считает русского философа И.И.Ильина. Его политические идеалы - граф П.Д.Киселев, Н.А.Милютин, С.Ю.Витте, П.А.Столыпин. Идеальной по политическому и идеологическому устройству страной он считает Австрию.

Что касается марксизма, Жириновский считает, что коммунисты неправильно поняли Маркса, так как "он хотел не призвать рабочих к реализации какой-то коммунистической перспективы, а напротив, предостеречь западную буржуазию от этой опасности, призвать ее улучшать положение рабочих, чтобы подобного не произошло."

Любя выражаться образно, советскую историю он делит на "ленинский этап - изнасилование, сталинский этап - эпоха гомосексуализма", последний период хрущевского этапа называет "форменным онанизмом", время Брежнева - "свальным блудом, групповухой", а период развала СССР - "политико-экономической импотенцией".

Жириновский владее английским, французским, немецким и турецким языками, изучал также арабский. Является автором многочисленных публикаций в советской и партийной прессе ("Слово Жириновского", "Правда Жириновского", "Сокол Жириновского", "Рядом с Жириновским", "Либерал" и др.), написал книгу "О судьбах России". "Приходится работать по 16 часов в сутки", - порой сетует он.

Пытается не пропускать информационные выпуски по ТВ, симпатий к телепередачам у него нет, скорее антипатии - "Взгляд", "Без ретуши", "Портрет на фоне".

В музыкальных пристрастиях Жириновский скорее консерватор. С малых лет его любимым музыкальным произведением является "Полонез Огинского", любит марши, особенно "Прощание славянки" (отсуда и любовь ко встречам и проводам с оркестром), песни, исполняемые Владимиром Трошиным, Сергеем Захаровым и Валентиной Толкуновой, Рафаэлем, Сальваторе Адамо, Хосе-Хосе. Студентом любил ансамбль "Битлз", но сейчас слушает музыку рок-групп "ДК", "Гражданская оборона", на первом этаже ЦК партии открыл "Рок-магазин у Жириновского", наполненный атрибутикой "крутых" металлических групп. Музыканты отвечают ему взаимной любовью: руковдитель группы "ДК" был главным редактором бюллетеня "Сокол Жириновского", а на премьеру фильма о Жириновском пришли бывшие защитники Белого дома: музыканты рок-группы "Мистер-твистер", металлисты, и люди "системы" (хиппи) во главе с Василием Бояринцевым. "Владимир Вольфович - клевый дядька, - пишет российская "Молодежна газета", - для советского рокера критерий истины - крутизна, а кто круче Жириновского и Саддама Хуссейна?"

Его хобби: охота и горные лыжи. Имеет две машины - "Волгу" и "Москвич", подаренные ему как лидеру партии, водить их он может сам, но пользуется услугами шофера.

Недостатков за собой Жириновский не знает: "Алкоголь - не употребляю. Не курю. С женщинами нормально все, обычно... Ни одна женщина в этой стране меня не проклянет плохим словом".

Женат, его сын Игорь (родился в 1972 г.) - "не вундеркинд, обычный, для безопасности носящий фамилию матери", в 1993 г. закончил 2-й курс Московского юридического института. Дома последнее слово за Владимиром Вольфовичем. Семья проживает в 2хкомнатной кооперативной квартире в Сокольниках, купленной в 1974 г. Квартира содержится в идеальном порядке: ежедневно, утром и вечером сын "вылизывает" каждый угол. В этом чувствуется влияние отца, ежедневно меняющего сорочку и галстук, носящего всегда идеально начищенные ботинки.

Мать Владимира Вольфовича умерла в 1985 г. Из близких родственников у него осталось пять сводных братьев и сестер. Два брата - офицеры запаса. "Периодически мы встречаемся, - как-то заметил Жириновский, - но мы мало жили вместе, разница в возрасте большая, да и во взглядах..."

АЛЕКСАНДР РУЦКОЙ

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ

Взвихренная атмосфера перестроечной России выдвинула немало колоритных фигур, ставших заметными образами на ее политической сцене.

Один из самых поразительных взлетов (даже на фоне богатой приключениями карьеры Б.Ельцина) совершил Александр Руцкой. Злые языки иногда называли его "непотопляемым", хотя этот эпитет с неменьшим успехом можно было бы отнести и к самому Борису Ельцину. Александра же Руцкого скорее можно было бы назвать "несгораемым": будучи дважды сбит в небе Афганистана, он не только вернулся в строй (да еще и с повышением) после списания с летной службы по ранению, но и, самое главное, сохранял поразительную политическую живучесть, несмотря на то, что поостоянно был вовлечен в круговорот политических баталий.

"Я научился пробивать забор не головой, а кулаком, и расширять образовавшееся пространство," - говорил о себе Руцкой в один из критических моментов в его судьбе. Достаточно убедительно звучат и слова его партийного соратника Василия Липицкого: "О Руцком сейчас многие пишут в прошедшем времени. Рано. Позволю себе смелое сравнение с Нельсоном Манделой. Ситуация в стране, не сулящая легкой жизни, дефицит новых лидеров не дают основания для того, чтобы ставить точку в его политическоой биографии..."

Вступление

Александр Владимирович Руцкой родился 16 сентября 1947 года в Курске (фамилия Руцкой встречается только в курских краях). Вырос в семье профессиональных военных: по словам родных вице-президента, основной профессией мужчин этой семьи по крайней мере уже около 130 лет была военная служба. Дед его служил в железнодорожных войсках, отец был танкистом, прошел всю войну от первого до последнего дня и дошел с боями до Берлина. Награжденный шестью орденами и двадцатью пятью медалями, вышедший в отставку в звании подполковника после 30 лет в Вооруженных Силах, он скончался в начале 1991 года в возрасте 67 лет. Семья Руцких, судя по всему, была привержена коммунистической идее: отец его был членом КПСС 47 лет, дед - 52 года.

У Александра Руцкого два брата: старший брат Владимир тоже стал летчиком, а младший - Михаил закончил в 1991 году Академию МВД и стал старшим уполномоченным уголовного розыска в Курске.

Александр Владимирович Ручкой окончил Барнаульское высшее военное авиационное училище летчиков, Военно-воздушную академию им. Ю.А.Гагарина, и, наконец, в 1990 г. - с отличием - Академию Генерального штаба, став пилотом истребителя.

Еще школьником, с 9 класса, Александр занимался в аэроклубе. Работал слесарем на авиационном заводе. На срочной службе, куда его призвали в 1965 году, был стрелком-радистом в звании сержанта. Уже в летном училище демонстрировал лидерские качества. Хорошо рисовал: как-то в училищной стенгазете нарисовал сам себя в генеральских погонах. После окончания военного училища служил летчиком-инструктором в Борисоглебском авиационном училище им. В.П.Чкалова.

После окончания Военно-воздушной академии Руцкой был направлен в Группу советских войск в Германии. Здесь проявились многие его качества. "Я жестковат, - говорил он о себе, - и голос громкий". Люди, служившие с ним в ГДР, а затем и в Липецке вспоминают, что за малейшую провинность он наказывал очень жестко, а на партсобраниях, когда разбирали проступки коммунистов, требовал обычно самых крутых мер.

В 1985 г. Руцкому поручили весьма почетную и многообещающую в плане карьеры миссию: сформировать полк, который должен был летать на новой авиационной технике, причем полк молодежный, летчики которого были только что выпустившимися из училища молодыми людьми, средний возраст которых был всего 22 года. "За год подготовил мальчишек до уровня 11 класса", - с гордостью вспоминал Руцкой впоследствии. Известно также, что подопечные почему-то прозвали своего шефа "Лобачевским".

Всего Александр Владимирович сменил 9 мест службы.

Афганистан

В 1985 г. Руцкой попадает в Афганистан. За время "афганской войны" он совершил 428 боевых вылетов.

Сам Руцкой про свои афганские приключения рассказывал так: "В 1985 году направили в Афганистан. Это был единственный полк, который не потерял ни одного летчика. Мы были единственными, кто в афганских горах стал воевать в ночных условиях. Все летчики части были отмечены государственными наградами, а 80% из них дважды. Но полк расформировали. Возглавил другой полк, совершенно неподготовленный. За 3 месяца потеряли 7 летчиков".

Сам командир дважды горел, заходил без двигателей на посадку, 39 пробоин оставил противник на его Су-25.

В начале апреля 1986 г. он совершал свой 360 полет в район Хоста с заданием "помощь афганской пехотной дивизии" и был сбит у Джавара. Перелом позвоночника, ранения в руки. Врачи совершили чудо, сохранив жизнь летчику.

За боевые подвиги Руцкого представляют к званию Героя Советского Союза. В Афганистане о мужестве и доблести полковника ходили легенды. Документы прошли все инстанции. О награждении было даже публично объявлено на каком-то ответственном совещании. Но звание так и не дали. Так получилось.

13 июня 1986 г. Руцкого впервые заметила пресса - о нем появилась статья в "Красной звезде". После госпиталя от летной работы отстранили, назначили заместителем начальника Центра боевой подготовки в Липецке. По состоянию здоровья Александр Владимирович мог легко уйти на достаточно солидную по советским меркам пенсию, но он добивается возвращения в Афганистан. И в 1988 г. становится заместителем командующего ВВС 40-й армии. Его непосредственным начальником, кстати, был Борис Громов, через 3 года ставший соперником Руцкого на выборах Президента России как кандидат в вице-президенты у Николая Рыжкова.

"В 1988 году, - рассказывает Руцкой, - противник начал получать ракеты класса "земля-земля" ("Стингер") для обстрела гарнизонов. Я создал эскадрилью штурмовиков, набрав лучших летчиков. Разведка донесла, что за мной идет охота. И вот, 4 августа, вновь в районе Хоста истребителями Ф-16 пакистанских ВВС я был сбит и ветром занесен на территорию Пакистана. 5 дней отстреливался, уходил от преследования, преодолел 28 км. Снова был ранен. Потом контузия, плен (Пешевар, Исламабад. Предложение уехать в Канаду). В плену 1,5 месяца, потом обменяли. Весил тогда 48 кг".

16 августа пакистанские власти в помещении пакистанского МИДа передали летчика советским дипломатическим представителям в Исламабаде. Ему было присвоено звание Героя Советского Союза. До этого он уже был награжден орденом Красной Звезды и шестью медалями.

Последнее приключение неугомонного полковника вызвало большое эхо. Лишь очень узкий круг лиц знает или хотя бы предполагает, что, собственно, мог "в районе Хоста" делать военачальник, в должностных обязанностях которого не предусмотрено непосредственное участие в штурмовых или истребительных действиях. По официальной версии, целью полета был "удар по складу боеприпасов, обнаружение караванов с оружием, которое шло с территории Пакистана в нарушение Женевских соглашений". За границу его задуло восточным ветром.

Вернувшись из Афганистана, Руцкой не получил генеральских погон и соответствующего им направления (говорят, воспротивилось командование ВВС).

С 1988 г. до июня 1990 г. Александр Владимирович учится в Академии Генерального штаба и затем вновь получает назначение в Липецк, уже в качестве начальника центра. Недоброжелатели Руцкого утверждали, что это была полковничья должность. Но Руцкой с ними не соглашался, он заявлял, что генеральская.

Вторжение в политику

Боевой офицер плохо разбирался в политике. Его первые шаги на политическом поприще доказывают это. Предвыборная кампания во время выборов в народные депутаты СССР в мае 1989 г. окончилась неудачей. Свою кандидатуру Руцкой выставляет в Кунцево, в весьма политизированном районе, густо населенном сторонниками реформ, среди его соперников - "прорабы перестройки" поэт Евгений Евтушенко, драматург Михаил Шатров (чья пьеса "Дальше, дальше, дальше", зачитывалась в то время до дыр), редакторы "Огонька" и "Юности" - Виктор Коротич и Андрей Дементьев, публицист Юрий Черниченко, популярный юрист Савицкий. Победил же главный редактор газеты московских коммунистов с времен Ельцина - первого секретаря МГК КПСС - "Московская правда" Логунов. (По иронии судьбы в 1993 г. он был редактором органа бунтующего Верховного Совета - "Российской газеты".)

Кампания против Руцкого была развернута жестокая. В залах ему в лицо кричали: "Осторожно! После Афганистана у него руки по локоть в крови!" За частое употребление слова "русский" его обвиняли в связях с обществом "Память". На стенах домов долго оставались надписи: "Руцкой - фашист, черный полковник", "густопсовый патриот", "антисемит". В 1989 г., напомним, такие ярлычки наверняка проваливали кандидата.

Считают, что полковника поддержали райком КПСС и официальные круги Церкви. Доверенным лицом Руцкого был член Совета национал-патриотического общества "Отечество" Валерий Бурков (ставший впоследствии советником Ельцина по военным вопросам), выступавший на собраниях с избирателями с резкой критикой в адрес А.Сахарова.

Недовольство выдвижением Руцкого выразило и руководство Академии Генерального штаба, где тогда проходил обучение Александр Владимирович. Однако, по его словам, ему "искренне хотелось показать, что в армии есть люди, способные думать о судьбе страны не в категориях приказов, а люди, могущие предложить новый взгляд, новые подходы реформирования страны, не обремененные прошлым".

Его настроения в те годы передают его собственные слова: "Я был болен и измучен от переживаний и стыдился за мою Родину". В то же время он гордился, что в эту "навозную кучу" (т.е. в политику) не полезет.

Но общественную деятельность он не оставил. Весной 1989 г. Руцкой становится заместителем председателя Московского добровольного общества русской культуры "Отечество" (председателем был историк профессор Московского государственного педагогического института им. Ленина - Аполлон Кузьмин). "Начали работать, - рассказывал Александр Владимирович, - но смотрю, от культуры поворачиваемся в другую сторону. Считают, сколько среди вождей революции было русских, сколько инородцев, кто кого расстреливал. Я раз поругался, два - и ушел (осенью 1990_г._- Н.К.). От патриотизма до национализма один шаг".

На следующий год на выборах народных депутатов РСФСР он делает еще одну попытку. Он едет в родной город Курск и выдвигается коллективом биофабрики в качестве кандидата в депутаты по Курскому национально-территориальному округу n 52. В течение этой избирательной кампании он пересек всю область с выступлениями, особое внимание уделив маленьким городкам и деревням. В предвыборной кампании Руцкой выступал в основном со строго коммунистических позиций, защищал единство СССР (хотя, даже просто не подвергая критике "коммунистическую номенклатуру", тогда легко было получить клеймо "партийного кандидата"), но наиболее характерными можно было бы признать следующие его пассажи:

"Есть у народа армия - неотъемлемое звено социалистического общественного организма. Для многих поколений советских людей военная служба стала школой воспитания ответственности, мужества и патриотизма, научила занимать активную жизненную позицию. Чистый воздух перестройки способствует сегодня подъему служебной и политической активности людей, одетых в военную форму. Все острее реакция армейской и флотской общественности на негативные явления, все заметнее утверждается в воинских коллективах атмосфера взаимного уважения, открытости, деловой критики и самокритики. И в этом я вижу залог дальнейшего повышения боевой готовности Вооруженных Сил, рост их авторитета..."

"В 1984 году Советский Союз представлял из себя великую державу, его армия - могучую силу, являющуюся фактором мирной стабильности на планете. А все, что происходило далее, с 1985 года, под названием "перестройка" - это самый настоящий развал..."

Говорил Александр Владимирович и тогда без бумажки, а журналистам из "демократической прессы" было что записывать за ним. Долго ему вспоминали слова, сказанные в день смерти Андрея Сахарова: "Еще один демократ отбросил копыта" (по другой версии - "тапочки").

Тем не менее во втором туре, набрав 51,3% голосов, Руцкой победил своего соперника, бывшего священника (в первом туре было 8 кандидатов), хотя религиозные настроения в области традиционно были сильны.

На I Съезде народных депутатов РСФСР Руцкой - среди тех, кто голосовал за принятие Декларации о государственном суверенитете России. Позже он пожалеет об этом: "Если бы мы тогда себе достаточно четко представляли, чем все это может закончиться... Тогда бы и голосовали, наверное, по-иному. И страну бы не развалили".

Тогда же Руцкого выбирают членом Верховного Совета, а затем - председателем Комитета Верховного Совета РСФСР по делам инвалидов, ветеранов войны и труда, социальной защите военнослужащих и членов их семей.

Оставаясь членом КПСС, Руцкой неожиданно становится критиком собственной партии, Верховного Совета СССР и даже Президента СССР. Так, в середине января 1991 г. он с трибуны III сессии Верховного Совета России в трехминутной, не по-парламентски яркой, речи обвинил Горбачева в организации Вильнюсских событий, называя также "преступниками" тех, "кто бросает 20-летних мальчишек с полными боекомплектами на подавление мирных демонстраций. Кто заставляет генералов брать на себя ответственность за кровавые злодеяния против собственных народов". Пророчески он спрашивал у депутатов: "Кто может гарантировать, что завтра мы не увидим танки на набережной Москвы-реки у Белого Дома?"

<%2>Затем вместе с пpочими несогласными Александp Руцкой убеждает Верховный Совет не принимать Указ Президента о совместном патрулировании (армии и милиции), подписывает в марте 1991 г. заявление членов Президиума ВС, "заступившихся" за Ельцина после выступления Светланы Горячевой на III Съезде народных депутатов. "Никак не мог взять в толк, - недоумевл Руцкой, - как можно на месте Горячевой и ее сообщников тут же не подать в отставку после злобного, не поддержанного большинством выпада против российского лидера?"

Анализ поименных голосований в Парламенте относил Александра Руцкого к типичным "радикальным демократам".

В то же время, по просьбе начальника Генерального штаба генерала армии М.Моисеева, Руцкой принял участие в Совещании по вопросам военной реформы и даже выступил с альтернативным докладом по реорганизации армейской авиации.

Он убеждает коллег, что "не учитываются уроки сокращений, проведенных в Хрущевское время.., когда было допущено немало нелепостей, которые потом пришлось оплачивать дорогой ценой". Резко выступает он и против предложений создавать республиканские армии. "Еще Дмитрий Донской, - заявляет депутат, - сек плетьми за попытки растащить армию по отдельным княжествам".

После избрания народным депутатом Руцкой не был демобилизован. "Я, - заявлял он, - откомандирован в распоряжение Верховного Совета".

Многие взгляды Руцкого в то время претерпели известную трансформацию, что в принципе легко объяснимо. "Помилуйте, - говорит он сам, - каким же надо быть твердокаменным, чтоб не пройти внутреннюю перестройку в наше время". Кругозор Александра Владимировича расширяется в академии ("офицер живет, как в клетке: гарнизон - аэродром - гарнизон - аэродром"). В академии же для него, рассказывал в июне 1991 г. Руцкой, "открытием стало знакомство с Кейнсом, идеи которого направлены на эффективное регулирование экономики".

Не странно поэтому, что в это время и об Андрее Сахарове он отзывается уже иначе: "Перед Сахаровым я преклоняюсь - это нравственно могучий человек... Мы, афганцы, не забудем, что он - единственный, кто поднял голос против войны, на которую нас послали".

О своих же коллегах-депутатах он был более строгого мнения. "У нас в Верховном Совете очень много болтунов, бездельников! - говорил Руцкой. - Только мой комитет выполняет поставленную задачу, меня хвалит Силаев, я достаю инвалидные коляски, я помогаю в решении судеб незаконно уволенных и обиженных офицеров". При этом совсем не лестно характеризовал Гавриила Попова, Сергея Станкевича и Анатолия Собчака и некоторых других. "А этот Лопатин - вообще... Я сколько раз говорил Ельцину - гоните вы его прочь, этого Лопатина",- таков образчик его высказываний. Примерно так же он говорил и о лидере "Щита" В.Уражцеве.

Партийная деятельность

Деятельность Александра Руцкого изначально тесно была связана с политикой, особенно с поли-тикой Коммунистической партии. Когда Старая площадь приняла решение о создании Российской компартии, Руцкой становится одним из активнейших членов ее руководства - с 1990 года он стал членом ее Центрального Комитета.

По мнению информированных политических наблюдателей, КП РСФСР так или иначе была обречена на раскол - в силу слишком больших противоречий, накопившихся к пятому году перестройки в "классе партократии". Но что виновником раскола станет не какой-нибудь либеральный "голубь", возмущенный экстремальным консерватизмом первого секретаря Ивана Полозкова, а одна из наиболее блестящих надежд коммунистической номенклатуры - этого не прогнозировал никто.

Стартом к новым вершинам стал для Руцкого III Съезд народных депутатов РСФСР, на котором 31 марта 1991 г. была предпринята первая серьезная попытка сместить Б.Ельцина с поста Председателя Верховного Совета и не допустить возможности введения поста Президента Российской Федерации. Именно тогда прозвучало выступление Александра Владимировича Руцкого , заявившего, что Российская компартия не понимает происходящего в стране и пытается остановить демократические преобразования. Руцкой объявил о создании фракции "Коммунисты за демократию". В качестве ее лидера он заявлял, что фракция объединила 178 народных депутатов, однако в опубликованных списках оказалось всего 95 человек, лишь около 10 из которых входили ранее во фракцию коммунистов. Большинство же было "всевозможными российскими руководящими работниками, аппаратчиками, работающими на постоянной основе в комитетах и комиссиях ВС", как было заявлено органом ЦК КПСС газетой "Гласность". Первую консультацию членов фракции проводил беспартийный депутат В.Шейнис. 18 апреля заявление фракции появилось в газете "Куранты" и было названо противниками "законченной раскольнической программой, хорошо продуманной и ловко изложенной".

Спешно собравшийся пленум Курского обкома Компартии РСФСР осудил позицию коммуниста А.Руцкого, направленную на раскол депутатской группы "Коммунисты России". В вину депутату была поставлена и "попытка спровоцировать раскол КПСС". На пленуме вносились предложения и об исключении "отступника" из рядов партии. Курские ветераны обвиняли героя-полковника в "невыполнении обещания избирателям поддерживать КПСС" и обращались в городской Совет народных депутатов с ходатайством о лишении Руцкого звания "Почетный гражданин города Курска".

Тем не менее не было в России в то время другой организации, которая могла бы по вызванному к ней интересу соперничать с группой "Коммунисты за демократию". Мнение же Руцкого о компартии в то время было двойственным. КПСС он называл партией, "которую расстреливали и которая расстреливала".

Пленум ЦК КПСС, состоявшийся 25 июля, "раскольника" не тронул, но было, впрочем, не до него: Ельцин принял Указ о департизации в России, и выяснение отношений между "своими" было немыслимо: даже об отставке Горбачева не заикались, напротив, было сказано, что когда глава коммунистов по совместительству является Президентом страны, то это хорошо.

Руцкой идет на таран: 2-3 августа состоялась учредительная конференция Демократической партии коммунистов России (в составе КПСС). Выступавший на конференции Александр Яковлев (являвшийся в то время огромным авторитетом для Руцкого) пророчески и со знанием дела заявил: "Мы присутствуем при агонии большевистского наследия везде и во всем. Агонии мучительной и опасной. И мы еще не знаем наверняка, имеем ли дело с умирающим слоном или с раненым тигром, который гораздо опаснее здорового и сытого". Делегатов их противники встречали лозунгами типа: "Пламенный привет коммунистам-ельцинистам!" и "Да здравствует светлое капиталистическое будущее!". Остроумный политолог Михаил Малютин назвал руцкистов "Обществом "Волки за вегетарианство!", а ЦК компартии РСФСР уже 6 августа на своем пленуме сделал свой подарок отступникам, исключив из ЦК А.Руцкого вместе с его соратниками В.Липицким и Ю.Протасенко. Руцкой и Липицкий были исключены из КПСС "за действия, противоречащие Уставу КПСС и направленные на раскол партии". В тот же день первичная партийная организация Военно-политического управления ВВС подтвердила решение ЦК, также исключив "отщепенца" (по уставу следовало сделать наоборот). Из почти 50 коммунистов лишь 3 воздержались. Партийный стаж Руцкого в итоге составил 21 год. (Его жена вышла из КПСС за год до этого.)

Напоследок Александр Владимирович назвал КП РСФСР "ублюдочной", "марионеточной" партией и заявил, что никогда в нее не вступал и никогда ее не признает. А когда один из выступающих заметил Руцкому, что тот "игрушка в чужих руках", Руцкой напомнил, что он - вице-президент и по отношению к нему надо выбирать слова.

Многие наблюдатели оценили демарш Александра Руцкого как попытку реализации единственной для него возможности войти в "российскую элиту", имея в виду то, что без публичного сжигания за собой мостов демократическое общество его бы не приняло. Очень возможно, считали некоторые, что шаг этот был согласован с Ельциным.

Результат не заставил себя ждать: политический beau monde признает его своим: 2 июля ему разрешают подписать обращение "За объединение сил демократии и реформ" вместе с А.Вольским, А.Яковлевым, Г.Поповым, Э.Шеварднадзе, А.Собчаком, С.Шапошниковым, И.Силаевым и Н.Петраковым. Кроме того, что не менее важно, подписанты создали инициативный комитет "Движения демократических реформ" (ДДР).

"Заявление десяти" было итогом попыток "отцов демократии" агонизирующего Советского Союза создать "суперпартию" на плечах Социал-демократической (СДПР), Республиканской (РПРФ) и Демократической (ДПР) партий России. "Младшие товарищи" это вовремя поняли, ответили травкинским отказом, и... "родила царица в ночь не то сына, не то дочь".

Спустя 3 недели - 23 июля Эдуард Шеварднадзе и Гавриил Попов попытались "посвататься" к "Демократической России". Но на эмоциональную речь московского мэра о наступающем фашизме младшие товарищи ответили доброжелательным отказом вновь.

Лишь Руцкой предложил 22 июля свои услуги, решив ввести в Движение демократических реформ "коммунистов за демократию". Однако его добротой не воспользовались - в президиум Движения Александра Владимировича не посадили. ДДР так и осталось "головой профессора Доуэля" - организмом без туловища.

Выборы Президента России

Новая фракция, в которую ушло более сотни российских депутатов-коммунистов, возникла в самое подходящее время прямо накануне периода чрезвычайных полномочий, которых потребовал Ельцин. Именно тогда у внимательно следящих за российским политическим пасьянсом наблюдателей закрепилось мнение о блестящем импровизационном даре Руцкого-политика, который, мало меняясь по существу, постоянно оказывался в центре интересов различных сил.

В субботу, 18 мая 1991 г. у полковника Руцкого был обычный рабочий день. Для выдвижения кандидатов в вице-президенты оставался 1 день. Все претенденты на самое высокое кресло уже сделали свой выбор. Не было партнера лишь у Бориса Николаевича Ельцина.

Существовало множество версий, назывались самые разные версии: Шахрай, Старовойтова, Бурбулис, Волкогонов. А Бакатин и Собчак якобы даже отказались от такой "чести". Будущий Президент неожиданно для многих выбрал Руцкого, шокировав тем самым радикальную часть "Демократической России".

Рассказывают, что свой поступок Борис Николаевич объяснял тем, что ему "нужен заместитель, чтобы правду мог в глаза сказать, не стесняясь, чтобы и поправить мог..." Руцкого приободрил: "Ничего. Будем вместе. Я поддержу. Сработаемся... Человек ты подготовленный, разбираешься в системах управления".

Рассказ о том, что Руцкой, расстерявшись, оправдывался перед Бурбулисом ("Гена, я тебе дорогу не перебегаю? Скажи, я откажусь"), маловероятен. Бурбулису некоторые приписывают идею выдвинуть Руцкого в вице-президенты. Но такая гипотеза тоже вряд ли заслуживает доверия.

Ни для кого не было секретом, что приближение Ельциным Руцкого было вызвано скорее всего прагматическими расчетами предвыборной тактики: герой Афганистана, коммунист-раскольник должен был привлечь к голосованию за Ельцина членов РКП, выступающих за реформы, работников ВПК, часть офицерства и... женщин (Руцкой занимал устойчивое первое место по популярности среди представительниц слабого пола, очевидно, срабатывало чеховское: "Мужчина без усов, то же самое, что женщина с усами"). Одновременно Ельцин показал избирателям, что сам он, хотя и не коммунист, бороться с коммунистами, придя к власти, не станет. Тогда это было важно.

Опыт совместной работы у дуэта уже был. С осени 1990 г. Ельцин возглавлял Фонд социального развития России "Возрождение", вице-президентом которого был Руцкой (лишь позже вице-президент сменит Президента. Имеется в виду, конечно, ситуация в Фонде). Александр Владимирович с уважением относился к Борису Николаевичу ("Такой огромный русский мужик"), которое пришло к нему после того, как Ельцин произнес свою речь на XIX партконференции.

Председатель Верховного Совета своих мнений о полковнике Руцком не оглашал, но следил за политическим взлетом истребителя.

В апреле в прессе появились даже заявления, что "Руцкому целесообразно выставить свою кандидатуру на нынешних выборах", так как "У Александра Руцкого есть потенциальные основания всерьез претендовать на высший российский пост".

Свою полезность кандидат в вице-президенты доказывал трудолюбием. Как некогда, во времена Курской кампании, он много ездил и за 1 месяц предвыборной борьбы посетил 11 областей России, в том числе сибирских, выступая по 3-4 раза в день. "Я искренне пропагандировал предвыборную программу Ельцина, - вспоминает Руцкой, - и она принималась людьми как программа надежды. Кто тогда мог представить, что эта программа так и останется фиговым листочком..."

12 июня 1991 г. Ельцин становится Президентом, Руцкой - его вице. Первым вице-президентом России, а возможно, и единственным. Сферу своей деятельности он определял широко: включая в нее "контроль за исполнительной властью, создание системы управления народным хозяйством". Руководитель дал ему своих людей - секретариат Руцкого возглавил Алексей Царегородцев - один из помощников Б.Ельцина, его коллега еще по Свердловску, личную охрану - Владимир Тараненко, работавший до того в охране Ельцина. Вице-президент, разумеется, вхож к Президенту, участвует в различных встречах в его кабинете, Руцкого приглашают на заседания Правительства. Пару раз он даже побывал на даче Ельцина. Однако публичные мероприятия с участием Президента проходят без Руцкого.

Несомненно то, что к моменту президентских выборов Александр Владимирович был политической звездой, взошедшей самостоятельно, практически без участия Ельцина. Их взаимоотношения напоминали ситуацию в высших сферах не столько США, сколько ФРГ.

Популярность "российского Геншера" заметно усилилась после августовских событий.

Путч

Первое, что бросается в глаза при просмотре хроники августовских событий, это то, что Руцкой в них встречается редко. Национального героя из него старательно делать не хотели. Хотя Руцкой возглавлял оборону Белого Дома (иногда это, впрочем, приписывают и Кобецу).

Оборона, как отмечают специалисты, была организована слабо. По мнению руководителей группы "Альфа", митингом сдержать захват Парламента было нельзя. Но уже такова, видно, наша "планида" - власть, с какой бы стороны баррикад она ни находилась, закрывается народом.

Не проявив полководческого дара, Руцкой продемонстрировал безусловное личное мужество. Размышляя о степени подготовленности августовского мероприятия, приходишь к выводу, что, вице-президент России готов к нему не был. Накануне он участвует в Тушинском авиационном празднике, произносит вместе с руководством ВВС здравицы в честь Советского Союза, его Вооруженных Сил, поднимает тосты за новое руководство России.

19 августа первым в 7 часов 30 минут Руцкой прибыл в Белый Дом. Сомнений в серьезности происходящего у него не было.

20 августа в 10.00 в составе делегации Президента РСФСР вместе с Хасбулатовым и Силаевым он посещает Кремль и ведет переговоры с Лукьяновым. Делегаты вручают ему ультиматум из нескольких пунктов (в частности, с требованием встречи с Горбачевым). Лукьянов успокоил посетителей - Горбачев здоров.

Днем на митинге у стен Парламента Руцкой заявляет, что "путчистам дано 24 часа на исполнение требований властей России". На трибуне вместе с вице-президентом его единомышленники: Ельцин, Боннэр, Шеварднадзе, Евтушенко, Глеб Якунин...

Он был одним из немногих (среди них и Геннадий Бурбулис, ведший сложные политические переговоры), кто провел ночь с 20 на 21 августа в собственном кабинете, а не в "объекте 100" (бункере).

А до этого Руцкой прогонял людей от окон в приемной Ельцина, произнеся, как передают очевидцы, слова, звучащие сегодня более чем мрачно: "Если из танка кто-то даст даже болванкой, то вас так накроет, что куски потом придется собирать. Людей беречь надо, а не подставлять".

В тот же насыщенный событиями день Руцкой объявил о выходе ДПКР из КПСС.

21 августа в 16.52 с аэродрома Внуково самолет с делегацией Парламента (Руцкой, Силаев, Бакатин, Примаков, несколько журналистов, зам.министра МВД Дунаев, Стерлигов) вылетел в Крым к Горбачеву. Летчикам команды давал Руцкой.

В августовские дни вместе со старшим братом в Белом Доме находился Михаил Руцкой (услышав по радио сообщение, он помчался на машине в Москву и занимался здесь организацией охраны четвертого этажа Белого Дома). Младший брат хотел лететь и в Форос. Но Александр Владимирович, обманув его, не взял с собой. "Два гроба для одной матери слишком много", - произнес якобы старший Руцкой.

Послеавгустовский период

Популярность Александра Владимировича росла. Ему была поручена ответственная миссия - создание в России национальной гвардии. Стихийный процесс начался еще в августовские дни. Занимались армейским строительством все кому не лень, и известный боец всех московских революций Уражцев, и опытный политик - мэр Москвы Г.Попов (издавший даже ряд соответствующих распоряжений). "Не можем остановить патриотизм", - жаловался помощник вице-президента Геннадий Янкович. Вместо набора всех от 18 до 60 лет, в том числе "честных отставных офицеров", Руцкой ввел конкурсный отбор (проверка на силу и ловкость) и собеседование (на смекалку). В качестве шефов гвардии в Белый Дом пришли народные депутаты СССР - Владимир Винокур и Иосиф Кобзон.

Тем временем Александр Владимирович проводит несколько дней в Болонье (Италия) на открытии выставки "Конверсия-91". Побывал он и в Риме, где принимали его на высшем уровне, в том числе и папа Иоанн Павел II, принявший его в своей летней резиденции. Так Руцкой встретил свое 44-летие.

Ельцин Положение о гвардии не подписал, а впечатления о поездке в страну "предполагаемого противника" оказались столь большими, что уже ставший к тому времени генерал-майором (звание он получил после августовских событий) Руцкой 3 октября на встрече с делегацией НАТО предложил принять Советский Союз в эту организацию. Ответной реакции не последовало.

Некотрое время спустя популярность вице-президента начинает раздражать его недоброжелателей. Решение Александра Владимировича обуздать национализм дало им повод "потоптатьса" на Руцком. В начале октября председатель Верховного Совета Украины Леонид Кравчук опроверг заявление Руцкого о том, что Украина перепродает нефть, газ и другие продукты, поставляемые в республику.

Далее. Неопытный еще политик, но с армейской готовностью к конкретным действиям, вице-президент ввязался в заведомо проигрышную конфронтацию с переживающей эйфорию национализма Чечней. При очевидной незаконности захвата власти генералом Дудаевым (Руцкой сказал о Чечне: " Это не революция, это бандитизм") введенное, как считается, по настоянию вице-президента (хотя подписывал соответствующий указ не он) чрезвычайное положение на территории Чечено-Ингушетии (основываясь на оперативных данных, после посещения Руцким Грозного и встречи с Дудаевым) вело напрямую к войне, которая неминуемо приняла бы террористический характер. Что, естественно, представляло собой неприемлемый риск для руководства России. Известие о том, что российский Парламент не утвердил указ, было встречено восторженной стрельбой в воздух 120 тыс. вооруженных людей, записавшихся в ополчение и национальную гвардию. И хотя едва ли Руцкой отказался от своего убеждения, что "политик должен уметь иногда и в нос дать. А как же?" - афронт с Чечней, когда Президенту Ельцину пришлось под давлением Верховного Совета, забирать назад свой Указ о введении чрезвычайного положения, весьма повредил политическим позициям вице-президента. Верховный Совет принял постановление, в котором, в частности, говорилось о необходимости проведения парламентского и служебного расследования для установления лиц, ответственных за принятие недостаточно подготовленных политических и военно-технических решений. Чеченский лидер потребовал от прокурора Чечено-Ингушской Республики возбудить уголовные дела в отношении Руцкого, председателя российского Парламента Хасбулатова и министра внутренних дел РСФСР Дунаева. (Помощники Руцкого рассказывают, что до сих пор сохранился документ с резолюцией Президента: "Руцкому. Согласен. Действуйте в соответствии с Вашими предложениями. Используйте все необходимые средства".)

На Руцкого это произвело тяжелое впечатление. "Президент меня просто сдал", - заявил он. Пресса развернула широкомасштабную кампанию по дискредитации вице-президента. По рассказам сведующих лиц, некоторые противники Руцкого плотоядно улыбались тогда в коридорах Белого Дома.

Неудача с решением чеченской проблемы не многому научила Александра Владимировича. Он не жалел о случившемся и был уверен, что "когда надо было проявить волю, мы смалодушничали и тем самым открыли путь воинствующему сепаратизму, подорвали общность русской государственности".

Поэтому во время осетино-грузинского конфликта в Цхинвале Руцкой звонит Шеварднадзе, обещает "поднять в воздух эскадрильи" и заявляет, что будет "бомбить... города". При этом вице-президент был твердо уверен, что "решительность несет меньше потерь, чем нерешительность".

В декабре от потребовал от председателя Верховного Совета Латвии Анатолия Горбунова немедленно освободить арестованного бывшего заместителя командира Рижского ОМОНа Сергея Парфенова (арест которого был проведен в Тюмени при помощи МВД России). Одновременно Руцкой распространяет заявление о необходимости защиты Россией своих граждан.

Активно вмешивался (и, как считают, эффективно) вице-президент в приднестровский и крымский конфликты.

Буквально накануне осеннего (1992 г.) Съезда народных депутатов Александр Владимирович совершает поездки в Крым и Приднестровье. Это турне дало сильный импульс движению за самоопределение Крыма. Началось выяснение отношений высшего руководства республик. 6-7 апреля Кравчук и Ельцин перевели Черноморский флот каждый под свою юрисдикцию. Но уже 9 апреля они приостановили действия своих указов. А Руцкой уже был в Тирасполе. После торжественной встречи, митингов и резолюций под юрисдикцию России перешла 14-я армия, дислоцированная в Приднестровье. Забурлило. Мощный стимул для политической активности получили лидеры и Кишинева, и Бухареста. Однако тактика Руцкого принесла определенные результаты, по крайней мере в Южной Осетии и Приднестровье. Метод был прост: сначала обрушиться на соответствующее республиканское руководство с заявлениями, после которых, по исторической практике, должно было бы последовать объявление войны, а затем - мириться и мирить в ходе едва ли не задушевных конфиденциальных консультаций.

Конфликт

Удивительно быстро Руцкой вытесняется из внутреннего круга советников Президента.

Для всех, знающих его откровенность и готовность бросать вызов дипломатическим условностям, было удивительно, что столь долго вице-президент мог себя сдерживать.

Не сдержался он в октябре во время встречи с представителями Торговой палаты Сан-Франциско, когда заявил: "Если бы я был Президентом, то рубль был бы конвертируемым уже сегодня. Основной причиной того, что он неконвертируем, является глупость людей, управлявших страной много лет".

Руцкой развернул этот тезис в начале декабря, во время поездки в Сибирь. Газета "Коммерсантъ" назвала эту поездку, в маршрут которой входили, в частности, Алтай и Новосибирск, "сибирским дебошем военного летчика". 2-3 декабря 1991 г. Руцкой открыто высказал упрек в адрес правительственной концепции экономических реформ, предлагаемой Егором Гайдаром, на митингах перед рабочими военной промышленности. Познакомившись с ситуацией на посещаемых заводах, он заявил, что конверсия - это "уничтожение достижений передовой научно-технической мысли и разрушение российской промышленности". Руцкой бросает упрек Правительству за "избыток ученых, за недостаток специалистов-практиков" и заявляет, что "не хочет быть китайским болванчиком Президента", не доверяет "мальчикам в розовых штанишках", т.е. Бурбулису, Гайдару и Шохину. (Позже он, правда, утверждал, что не давал этого "крылатого определения", а говорил, "что надо всем расстаться с детским возрастом, переходить в старшие классы науки управления, отрешаться от беспринципности и безответственности, что нельзя уподобляться мальчикам в розовых штанах").

Тем не менее к этому времени Александр Владимирович особо не церемонился с формулировками, употребляя термины "камарилья" и "кучка людей, заслуживающих уголовной ответственности". Администрация Алтайского края публично отмежевалась от речей гостя, а Бурбулис, заявив, что выступления Руцкого вызвали у него "чисто человеческую грусть", заверил российских телезрителей, что в ближайшее время руководство страны уточнит "место Руцкого в реформах".

Вернувшись, вице-президент 5 декабря доложил о своей поездке Б.Ельцину, сказав, что, по его мнению, при гайдаровском курсе страна может попасть в катастрофическое положение. По словам Руцкого, Ельцин на это ответил: "Не беспокойтесь. В новом Правительстве грамотные экономисты. Не пройдет и полгода, как рынок сам все урегулирует, и начнется подъем уровня жизни в стране. Мне это гарантировали". Для убедительности тогда же Борис Николаевич обещал лечь на рельсы в случае, если его надежды не оправдаются.

Главным расхождением виднейших людей России было отношение к готовящейся либерализации цен. Руцкой считал, что ее нельзя проводить при монополизме, "когда 98% предприятий государственные", и предлагал провести "хотя бы выборочную приватизацию, денежную реформу, реформу кредитно-финансовой системы, земельную реформу". Интересно сравнить это высказывание декабря 1991 г. с другим: "Колоссальная ошибка реформаторов в том, что они не начали реформы с демонополизации, а затем - приватизация, и только третьей - либерализация. Монополизм - это загнивание". (Это высказывание относится к февралю 1994 г. и принадлежит Марку Масарскому, президенту Международной ассоциации руководителей предприятий.)

Попытка Руцкого отвлечься от проблем внутренних на международные вопросы не удалась. В декабре следует поездка его в Пакистан и встреча с недавними врагами - моджахедами. Поездка не имела успеха: обещание Руцкого еще до января 1992 г. организовать прием наших военнопленных не было выполнено, вернулся лишь один, и тот оказался "Хабидулой - таджиком афганским из провинции Балх". По словам Руцкого, в Пакистане его привезли прямо к трапу, представив как "советского военнопленного".

Во время посещения Исламабада Александру Владимировичу пришлось встречаться и с одним из наиболее известных лидеров афганской оппозиции Гульбетдином Хекматияром, в руках которого он был совсем недавно в плену. На вопрос, отпустил ли бы своего врага Хекматияр, если бы знал его будущность, тот якобы ответил: "Все же жаль, что я тогда Руцкого не повесил. Но, с другой стороны, он смелый человек, хоть и враг. А таких людей мы все же не можем не уважать".

В том же месяце Руцкой помогал провалить решение Ельцина о слиянии Министерства внутренних дел и госбезопасности ("Решение датировано 19 декабря, - говорил вице-президент, - когда Борис Николаевич был в Италии. Он не имеет к нему отношения. Есть решения и похлеще - например, об объединении 15 бывших министерств в одно Министерство промышленности...")

В конце декабря Руцкой Указом Президента был освобожден от руководства последними пятью своими комитетами. Не обошлось и без грустных курьезов. Члены возглавляемой Руцким комиссии (созданной Указом Ельцина от 18 ноября) по гуманитарной и технической помощи при Президенте РСФСР, включившись в работу, узнали, что Ельцин подписал новый Указ об образовании новой комиссии с тем же названием и функциями, но уже при Правительстве России.

Руцкой рассказывал с нескрываемой обидой: "Когда вернулся из Пакистана, то узнал об Указе Президента, отменяющем все мои полномочия и обязанности. Все те структуры, которые мне подчинялись по этому Указу, переданы в ведение Правительства. Указ подписан 19.12.91 г., когда Президент был в Италии..." "Занимался созданием Центра оперативного контроля за ходом реформ. Я начал создавать налоговую инспекцию наподобие американской, мечтал навести порядок в налоговой политике. Так и не удалось мне создать комитет по защите экономических интересов, призванный контролировать внешнеэкономические связи и коммерческие структуры. Я собирался организовать государственно-страховой надзор. Забрали у меня и комитет по делам конверсии. Мы разработали пакет документов по национальной гвардии. Планировали реформу внутренних войск. Тоже забрали. Да, я еще сформировал комиссию по гуманитарной помощи, закрепил за ней эскадрилью Ил-76. Создал штаб по перевозке, отгрузке, распространению. И это развалили".

Впрочем, неожиданностью для Александра Владимировича все это не было: Руцкого при переезде после "августовской победы" на территорию, захваченную у врага, - на Старую площадь, забыли, и он остался на 4 этаже Белого Дома. Его "старый друг" Геннадий Бурбулис, составляя функциональные обязанности Кабинету министров, представил вице-президенту "право совещательного голоса". Лишь после вмешательства Шахрая отменили эту оскорбительную формулировку. Дел у Руцкого не осталось, он выполняет по статье 121-7 Конституции лишь "отдельные поручения", которых в первый год набралось более 300 и называет себя "вице-президентом-порученцем". "Я - голый король... - жаловался Руцкой, - у меня даже не было своего часа в неделю для общения с Президентом. Общаться приходилось по телефону". Даже советниками обделили - вместо 10 (как у всей российской верхушки) у Руцкого осталось лишь трое.

Беловежское соглашение лидеров трех славянских республик - России, Украины и Беларуси - Руцкой после некоторых колебаний посчитал плохим и сравнил его с договором 1918 г. в Брест-Литовске, в котором Ленин уступил треть территории России для достижения перемирия с Германией. Руцкой заявил: "Новые "паханы" государств обманывают свои народы, ввергают их в пучину националистических амбиций, растаскивают по своим каморкам бывшую Державу... Соглашение о СНГ... не только не остановило центробежные процессы, но, напротив, ускорило их. Оно вызвало в обществе раскол и нравственную муку миллионов людей... Форма новой государственности, которая уже сегодня породила вселенскую свару и зуд дележа всего нажитого трудом поколений... Я не встретил за последний месяц ни одного офицера, который был бы готов присягнуть СНГ... Содружество, созданное под звон хрустальных бокалов в Беловежской Пуще.., не несет в себе ни одного элемента того, что мы считаем Родиной".

Обвинение в распаде страны Руцкой бросает и российской интеллигенции: "Интеллигенция...не поднимает голов в защиту Отечества.., молчит и не протестует".

В конце января 1992 г. Руцкой готовился принять участие во Всеармейском офицерском собрании, однако обострившиеся боли в позвоночнике заставили его провести большую часть января в госпитале, где он переносит еще одну операцию. Руцкой занимается самообразованием, изучает книги по экономике, встречается со специалистами, много пишет.

Между тем Собрание создает движение "Офицеры за возрождение России", которое возглавил генерал КГБ Александр Стерлигов - руководитель аппарата вице-президента (еще 5 из 8 офицеров инициативной группы Собрания также были в разное время сотрудниками Руцкого). Всем стало ясно, что создается сильная, а возможно, и вооруженная оппозиция Ельцину. Руцкого называли "последней легальной политической надеждой" ВПК, а академик Рыжов считал, что вице-президент "как Герой и генерал может рассчитывать и на поддержку армии".

30 января Александр Владимирович объявил о своей готовности возглавить Правительство. Геннадий Эдуардович (Бурбулис), фактически возглавлявший это самое Правительство, возразил: "При всей боли, которую излучает Руцкой, при всем моем сочувствии к нему как к человеку, гражданину, я думаю, что наступает время, когда надо Александру Владимировичу определиться".

Артиллерийская подготовка Руцкого, столь любимая российским руководством, состояла из серии больших программных статей, основными из которых являлись: "Причастие у "Макдональдса" ("Известия" n26, 31 января 1992 г.) и "Есть ли выход из кризиса?" ("Правда" n 31, 8 февраля 1992 г.), а также выступление 8 февраля на Конгрессе гражданских и патриотических сил России.

Программа Руцкого

Политические убеждения вице-президента строятся на трех взаимосвязанных принципах: патриотизм, ответственность и частная собственность. Сформировались они во многом на базе публицистики Александра Солженицина (особенно очерка "Как нам обустроить Россию"), политического экономиста Петра Струве, религиозных философов Ивана Ильина и Григория Федотова (с работами которых Руцкого познакомил кинорежиссер Никита Михалков).

Вице-президент считает, что без здорового патриотизма экономическая реформа не сработает, что "главный долг каждого - служение Отечеству, служение, а не служба", и что "нужно научиться отличать измену от подвига во славу России".

Руцкого возмущает то, что он называет "анархией вместо демократии": "Мы сейчас находимся в самой пошлой и вульгарной диктатуре - диктатуре улицы и уличных лидеров". И путь реформ он видит следующим образом: "К демократии через период сильной, разумной власти под контролем демократически избранных институтов". "В настоящее же время, - считает Александр Руцкой,_- наблюдается пренебрежение Правительства в соблюдении законов, когда они стоят на пути его политических интересов, особенно на местном уровне. Выход, по вице-президенту, заключается во "введении чрезвычайного экономического положения".

Руцкой последовательно выступает против либерализации цен. "Но "великий" теоретик марксизма-ленинизма и "великий" макроэкономист (т.е. Бурбулис и Гайдар - Н.К.) убедили Президента, что нужно начинать с бардака - либерализации.., организации клизмы для российского народа". Все это привело, по мнению Александра Владимировича, к "абсолютно неадекватной экономической ситуации с бесконтрольным ростом числа посреднических структур, бирж и коммерческих банков. Деньги стали работать ради денег, а не ради товаров... Посреднический капитал вытеснил производственный капитал".

Руцкой видит главную роль государства в регулировании рыночных отношений: не в фискальных функциях государства (сбор налогов), а "в предоставлении налоговых льгот тем, кто расширяет производство".

Важна для Руцкого и демонополизация рынка, так как "монополия как бы "выключает" и механизм свободной конкуренции, и восстановить действие этого механизма может только демонополизация".

Внедряемое мнение, "согласно которому рынок не может быть создан, если не будет частной собственности", Александр Владимирович считает мифом. "Имеет ли отношение форма собственности к рынку?"- спрашивает он. И отвечает: "Я убежден, что не имеет... Ведь никто и никогда не встречал случая, чтобы на рынке при совершении акта купли-продажи покупатель спрашивал... где сделан товар - на социалистической или капиталистической фабрике. Все спрашивают марку фирмы, "щупают", чтобы удостовериться в качестве".

Миф же этот, по Руцкому, нужен для "передела" собственности.

Вице-президент выступает за скорейшее возрождение российского предпринимателя, считающего, что "деньги не делать надо, а зарабатывать", за "реальную либерализацию внешнеэкономической деятельности, обменных валютных операций для всех юридических и физических лиц при четком собюдении интересов государства", за "широкую приватизацию с учетом исключительных интересов исконного населения на местах. Развитие и становление частного сектора...".

Главное же, по Руцкому, - государственное регулирование при переходе к рынку: "Отдать же судьбы решения этих проблем только рынку, полагать, что он автоматически приведет нас к желаемому результату, - значит уподобиться знаменитому гоголевскому смотрителю богоугодных заведений, который избрал метод лечения больных, сводившийся к постулату: "Если умрет, то и так умрет, если выздоровеет, то и так выздоровеет".

Замирение

Демократическая пресса восприняла програмное выступление вице-президента в газете "Правда" резко отрицательно. Партия Руцкого, с октября 1991 г. переименованная в Народную партию "Свободная Россия", отказалась участовать в Конгрессе.

Чтобы не создавать из своего подчиненного мученика, Борис Николаевич совершает единственный в этой ситуации верный поступок. 12 февраля, после длительной разлуки, Президент и вице-президент встретились. Во время двухчасового разговора Руцкой поставил ультиматум: "Если мне не доверяют, я уйду". Ельцин, считавший, что своего противника следует держать при себе, уверил Александра Владимировича в доверии, и окрыленный "вице" произнес свое крылатое: "Я буду с Вами до конца!"

Коллеги скрепили примирение, по словам Руцкого, "крепким рукопожатием" и договорились встречаться еженедельно.

Ельцин тут же дал указание "максимально загрузить вице-президента" и поручил ему проводить аграрную реформу (якобы даже по просьбе самого Руцкого). Чтобы реформатор не отвлекался, он должен был каждые 2 недели докладывать о ходе работы лично Ельцину, а каждые 2 месяца - Верховному Совету. Депутатам, встретившим это известие смехом, "коварный Президент", вспоминавший при этом, безусловно, судьбу Егора Лигачева, поднимавшего сельское хозяйство во времена СССР, сказал: "Давайте вместе будем уже строго контролировать и спрашивать с вице-президента за конкретную работу и итоги этой работы".

Другого способа "отделаться" от соперника у Ельцина не было: Закон о Президенте РСФСР, составленный Шахраем, не предусматривал устранение от должности вице-президента (ни по болезни, ни после совершения преступлений).

"Руцкой - это Столыпин сегодня"

Поручив Руцкому поднять сельское хозяйство, Президент Ельцин тем не менее не предоставил ему определенных полномочий (и по крайней мере до ноября 1992 г. "Правительство не выдавало ни рубля для предлагаемой мной программы", - жаловался вице-президент).

Безуспешно прождав 2 месяца, Александр Владимирович начал действовать самостоятельно. По мистической случайности в Кремле (куда для примирения все же перевели Руцкого) он занял кабинет (N 49) премьер-министра России Петра Аркадьевича Столыпина, своего кумира (Лаврентий Берия и Геннадий Янаев, не любимые Александром Владимировичем, но все же работавшие в этом кабинете, вспоминались Руцким редко).

Исходя из своего любимого тезиса: "Первый долг для нас - долг самопознания, упорный труд по изучению и осмыслению нашего прошлого". Александр Владимирович, следуя лучшим традициям, написал книгу "Аграрная реформа в России". Книга получилась солидная, со множеством таблиц и диаграмм. "Я изучил земельную реформу в нашей стране со времен отмены крепостного права - с 1861 года, - говорил вице-президент.- Накопил груды конспектов, рукописей. И члены созданного мною Совета земельной агропромышленной реформы сказали: надо всем этим распорядиться с пользой для дела. Так и появился замысел книги".

Книга начиналась со слов: "Я никогда не занимался сельским хозяйством и не собирался это делать, а вот пришлось".

Тем не менее книге дали положительный отзыв такие люди, как бывший президент США Ричард Никсон и премьер-министр Испании Гонсалес. "Я, - сказал американец,- прочитал вашу книгу и не поверил, что вы военный летчик. Специально пришел посмотреть на вас. То, что вы задумали, замечательно, я вам намерен помогать".

Как и вообще в экономике, по мнению вице-президента, "сельскохозяйственной отраслью должны управлять не административные структуры и Советы, а финансы: государственно-коммерческие банки со смешанным и частным капиталом". Для этого Руцкой поставил задачу по разработке документов по Земельному банку. Подписание указа об их создании Руцкой ждал еще летом, но так и не дождался. По мнению вице-президента, банки должны были торговать сертификатами на право пользавания землей. Для этого же командой разрабатывался Земельный кадастр и система оценки земли. Несомненно, с подачи вице-президента Правительство создало Федеральный центр земельной и агропромышленной реформы. Неправительственную организацию, при которой должен был появиться Совет земельной и агропромышленной реформы, первоначальная цель которого - ревизия действующего законодательства о земле и разработка концепции и программы действий в области аграрной реформы. В Центр должны были войти также Международный финансовый фонд, "который формировал бы в отношении России кредитно-инвестиционную политику зарубежных государств, их частных и коммерческих структур", Международная ассоциация корпораций, Фонд поддержки предпринимательства в сфере производства и сельского хозяйства.

Главное, считал Руцкой, что следует помнить при реформировании: "России на нынешнем этапе не нужны революции, нужна эволюция сознания человека, а эта эволюция происходит не на митингах и референдумах". Руцкой выступал за совместное использование в сельском хозяйстве частной, коллективной и государственной собственности. Он предостерегал: "Начавшаяся после второго (внеочередного) Съезда народных депутатов РСФСР земельная реформа оказалась буквально торпедирована постановлениями исполнительных органов. Существованию колхозов и совхозов был определен всего шестимесячный срок, после чего они должны превратиться в ассоциации, акционерные общества, фермерские хозяйства. "Столыпинской коллективизации" и не снились такие ударные темпы... А кто-нибудь считал, чем будем кормить государство... после фактического развала колозов и совхозов? Ведь нормальное фермерское хозяйство становится на ноги за 2-3 года."

Руцкой занимался и практической деятельностью: он собирает сведения о незавершенных объектах строительства на селе и ищет западных инвесторов на каждый из них. Так он активно внедряет испанские фирмы по переработке и производству мяса в Псковскую область. Изучает цифры сохранности сельхозпродуктов в разных регионах. Именно Руцкой смог внедрить комплексы безотходной переработки сахара в Курской, Воронежской и Ростовской областях с помощью израильских и английской фирм, мясомолочный комплекс в Борисоглебском районе Воронежской области совместно с израильтянами.

Он создает оперативные "группы по наблюдению и контролю за ходом уборки", "собирающие данные на каждый день". Современный Давыдов пытался все прощупать своими руками, он, по словам очевидцев, умудрялся даже сельхозмашины раскручивать и собирать, чтобы понять, как они работают.

Но, видно, не очень-то это было нужно...

Политические будни

Отвлечь Руцкого от политики, заняв его реформированием сельского хозяйства не удалось. И между встречами с фермерами, с председателями колхозов и многочисленными поездками в сельскохозяйственные районы Руцкой делает громкие политические заявления. Так, 21 февраля он потребовал прекратить следствие по делу ГКЧП и освободить подследственных: "Лично я считаю, что надо заканчивать со всем этим. Я не кровожадный и не мстительный человек".

В это же время создается дуэт, которому суждено было иметь немаловажное значение в дальнейшем. В середине марта 1992 г. на Конференции общественных сил России, организаванной двумя самыми крупными политическими силами - Демократической партией России (ДПР) Николая Травкина и Народной партией "Свободная Россия" Александра Руцкого заключается соглашение о межпартийном сотрудничестве. Причем на пресс-конференции председатель ДПР Травкин предложил даже слияние партий, и Руцкой с этим согласился. Было объявлено о "начале консолидации центристских сил, которые составят "демократическую оппозицию демократическому правительству". Это событие ознаменовало отход Александра Владимировича от "патриотов". Одновременно Руцким было сделано серьезное предупреждание противникам (в зале сидел среди гостей Егор Гайдар).

Середина апреля принесла аграрному реформатору разочарования. 15 апреля, после публикации статьи о стратегии преобразований в сельском хозяйстве, он пригласил депутатов-аграриев и всех желающих участников VI Съезда народных депутатов обсудить эту публикацию, но пришло лишь 5_человек. Через несколько дней на съезде лобби агропромышленников провалило поправки к Конституции, санкционирующие продажу земли тем, кто на ней работает или хотел бы работать. "Я не понимаю, с чем депутаты вернутся к народу? - сокрушался Руцкой. - Я поражен тем, как твердолобость, господство коммунистически-феодальных взглядов не позволяет осознать, что земля должна принадлежать человеку... Реформаторский потенциал съезда на нуле."

Тем не менее Александр Владимирович не опускал рук. В мае он посетил Израиль и Египет, Ростовскую и Курскую области. В Израиле он подписывает с премьер-министром меморандум о сотрудничестве в области сельского хозяйства и аграрной промышленности, а в Каире - соглашение о сотрудничестве в области новых технологий. В российских областях он вместе с израильскими экспертами-аграриями создает акционерную российско-израильскую агрокорпорацию, некий крупный казацкий кибуц.

В это же время в Москве прошел Учредительный съезд Народно-патриотической партии. Инициатором ее создания выступил Союз ветеранов Афганистана (председатель которого Александр Котенев возглавил новую партию вместе со своим заместителем по союзу Анатолием Гилем). Однако в кулуарах уверенно говорили, что главный "народный патриот" - не кто иной, как Геннадий Бурбулис, а цель партии - "отобрать афганцев у вице-президента".

А Руцкой совершает поездку уже в Латинскую Америку. В Буэнос-Айресе он договорился о создании рабочей группы для подготовки всеобъемлющего договора о сотрудничестве, в Рио-де-Жанейро возглавил российскую делегацию на крупной Всемирной экологической конференции. Как главный природозащитник страны, он дает интервью о своих впечатлениях российской и иностранной прессе.

В Москве после возвращения оказалось много работы. В отсутствие Ельцина (тот был в Америке) и Гайдара (где был он - неизвестно) 20 июня вице-президент выступил с заявлением в связи с обострением ситуации в Южной Осетии и Левобережье Молдовы. Бои на подступах к Бендерам начались еще в конце марта 1992 г. В апреле противоборствующие стороны были разъединены депутатами местных Советов. Бендеры были взяты кишиневскими войсками. Наполовину захвачен и полностью разрушен был и Цхинвал. Руцкой заявил: " Мы намерены решительно положить предел массовым убийствам мирного населения", выступления руководителей Молдовы и Грузии назвал "циничными", а военные действия - "геноцидом против собственных народов и преступлением против человечества". "Сегодня, - говорилось в заявлении, - на заседании Правительства России принято решение, которое дает полномочия вооруженным силам, находящимся под юрисдикцией России, отражать всеми имеющимися средствами нападения на военнослужащих и членов их семей. Наши войска уже приняли первые действия по необходимой обороне и будут и впредь реагировать адекватно".

@TEXT1 = Продемонстрировав свою радикальную решимость, в конце июня 1992 г. Александр Владимирович вернулся к центризму - и вместе с травкинской ДПР, возглавляемым Вольским и Владиславлевым всероссийским союзом "Обновление", несколькими депутатскими фракциями ("Смена - новая политика") и Российским союзом молодежи он создает 21 июня "Гражданский союз" - конструктивную оппозицию правительству Гайдара. Начинается новая страница биографии вице-президента.

В августе Александр Владимирович вновь в пути: он совершает рабочий визит в Португалию и Испанию, где встречается с португальским президентом М.Соарешем, главой испанского правительства Ф.Гонсалесом и королем Хуаном Карлосом.

В первую годовщину "чеченско-руцковского" противостояния, 22 сентября, происходит историческое примирение. Руцкой принимает представительную делегацию из Чеченской Республики во главе с госсекретарем Асламбеком Акбулатовым и председателем парламентского Комитета по иностранным делам Юсупом Сосламбековым.

Неожиданно теплая встреча закончилась приглашением Руцкого в Грозный на Съезд горских народов Северного Кавказа, поговаривали и о встрече на высшем уровне.

Борьба с коррупцией

В октябре 1992 г. Президент проделывает одновременно два оригинальных эксперимента: решает поручить Руцкому второе невыполнимое дело и посмотреть, что с ним произойдет, а также объединить в одну связку противников и заставить их работать на одну цель. По указанию Президента России была создана Межведомственная комиссия Совета безопасности по борьбе с преступностью и коррупцией во главе с Александром Руцким. На Геннадия Бурбулиса возложили координацию политико-правового обеспечения деятельности комиссии. Секретарь Совета безопасности Юрий Скоков стал отвечать за приоритетное рассмотрение в Совете безопасности мер по борьбе с преступностью и коррупцией. А на первого зампреда Верховного Совета России Сергея Филатова возложили обеспечение парламентского контроля за деятельностью комиссии.

Сообщал о новом назначении Борис Николаевич (в отличие от поручения по аграрной реформе) без ухмылки и сарказма.

В предверии назначения Руцкой дал концептуальное интервью газете "Известия", поместившей его под заголовком: "Легче пойти в атаку на батарею врага, чем победить коррумпированных чиновников".

Выступление и назначение не были неожиданными: еще в феврале 1992 г. на Конгрессе гражданских и патриотических сил Руцкой заявил: "Особого внимания заслуживает разросшаяся до невиданных ранее размеров коррупция, все активнее проникающая своими щупальцами в высшие эшелоны российской власти. Видимо, уже в ближайшее время, после соответствующей проверки, я буду вынужден проинформировать об этом россиян".

Взялся за борьбу Александр Владимирович с охотой. Сразу же заявив, что "надо начать мощное наступление на преступность, мафию и коррупцию", он назначает на 12 февраля Всероссийское совещание работников правоохранительных органов, подчеркнув, что "шутить с этим вопросом" он не намерен, да и другим не позволит. "Скоро все это кончится, кончится безжалостно". - заявил он. В то же время Руцкой понимал: "Поручение имеет одно корневое сходство с первым (сельским хозяйством): его невозможно выполнить, будь ты хоть семи пядей во лбу", тем более, что "уголовный кодекс - это не кодекс, а призывы к 1 Мая", написанные то ли гинекологами, то ли сельхозтоваро-производителями.

19 февраля 1993 г. публикуется развернутая (из 12 пунктов) программа Руцкого по борьбе с преступностью и коррупцией, названная "Так дальше жить опасно".

Гром прогремел 16 апреля: вице-президент продемонстрировал итоги своей работы - за несколько месяцев он накопал "11 чемоданов" компромата, в списках виновных значились: бывший и.о. премьера Егор Гайдар, бывшие госсекретарь Геннадий Бурбулис и министр печати и информации Михаил Полторанин, а также вице-премьеры Владимир Шумейко и Александр Шохин, председатель Госкомимущества Анатолий Чубайс и министр иностранных дел Андрей Козырев.

<%4>Девять дел было сдано в Прокуратуру. (В дальнейшем официально было заявлено, что из 51 упомянутого в докладе Руцкого факта проверками Генеральной прокуратуры подтверждено 45.)

29 апреля была утверждена специальная комиссия Верховного Совета по расследованию коррупции высших должностных лиц. Вместе с этим днем раньше от руководства работой комиссии Руцкой был отстранен.

Ельцин запретил "силовым министрам" появляться у вице-президента, напомнив им, что они подчиняются Президенту напрямую. Болдырев, главный российский контролер, лишился должности, когда захотел передать Руцкому материалы проверки Западной группы войск.

Новое обострение

В сентябре 1992 г. вице-президент заявил о своих мирных намерениях: "Никакого "теневого кабинета" мы не создаем. Разговоры об отставке Президента рассматриваю как политиканство. Я лично по-прежнему лоялен к Борису Николаевичу Ельцину... Отношения с ним нормальные, даже добрые. Со своей стороны я к Президенту отношусь очень хорошо, с искренним уважением и симпатией. Соревноваться с ним в популярности... не собираюсь... Я и с нынешним Правительством готов работать, но при условии, что оно начнет просчитывать и выверять свои шаги".

И когда Геннадий Бурбулис упорно говорил о саботаже, оказываемом Правительству, Александр Владимирович отвечал, что "разговор о саботажниках заводят из тактических соображений. Пришла пора давать людям объяснения неудачам".

И эти объяснения от имени людей потребовал Руцкой. Он заявил, что хочет узнать, "чем занимается министр экономики Андрей Нечаев, если у нас до сих пор нет не только целостной программы экономических реформ, но даже краткосрочных ориентиров, целей... Или возьмем Министерство внешних экономических связей. Ведь при министре Петре Авене Россия не перестала торговать нефтью, лесом, цветными, в том числе драгоценными, металлами. А валютная казна оказалась пустой..." Высказывал он претензии и к Геннадию Бурбулису, "который не только претендует, но и фактически занял положение главного идеолога процесса реформ и интерпретатора президентской стратегии".

Все критикуемые вскоре были отстранены от должностей.

21 октября Руцкой выступил в Институте молодежи (бывшей Высшей комсомольской школе). Журналисты отметили, что 5 лет назад с выступления Б.Ельцина в этом же учреждении началось восхождение последнего к власти. Экс-комсомольцам Александр Вадимирович доверительно сказал: "В принципе, если проанализировать ситуацию, достаточно избавиться от 6 человек, существующих сегодня в эшелонах власти, - и все будет нормально".

Любопытно пророчество Руцкого в казалось бы неизвестной ему области: на заявление Нечаева о том, что рубль дорожает (действительно, с 26 ноября по 27 декабря курс доллара упал с 447 до 415 рублей), Руцкой в середине декабря 1992 г. заявляет, что к весне доллар будет стоить 1200 рублей (что и произошло).

В ответ на это Бурбулис, Полторанин, Чубайс и Козырев делают ответное заявление о том, что "в стране зреет заговор против существующей власти, в котором главную роль играют уже не красно-коричневые, а центристы".

Политические силы России готовились к VII Съезду народных депутатов. 28 ноября состоялось заседание Политического консультативного совета "Гражданского союза". Руцкой предложил на cъезде поставить вопрос о реорганизации ключевых министерств.

На cъезде вице-президент выступил против основных постулатов драматической речи Ельцина и заявил: "Хочу призвать Gравительство перестать использовать лозунг: "Или мы, или возврат к коммунизму!" Это ложная посылка. Общество не желает возврата назад. И в российском обществе есть широкий спектр политических реформаторских сил, которые могут и, подчеркиваю, способны составить широкую платформу реформирования России".

10 декабря следует ультиматум Ельцина - обращение к народу. По словам Руцкого, он еще за 15 минут до этого выступления убеждал Президента воздержаться от призыва к референдуму. "Общество может не выдержать перенапряжения", - пояснял он. В тот же день Руцкой сделал свой выбор. Он остается со cъездом. "Как вице-президент, - заявил он, - хочу однозначно заявить: для меня высший указ - Конституция, закон, cъезд, российский народ". Он призывал к компромиссу. "Любая линия на раскол общества, от кого бы она ни исходила, означает только одно: это реальная угроза реформам, это угроза общественному согласию, это угроза гражданского противостояния",_- заявлял он, обвиняя "прилипшую к Президенту политическую кучку" в том, что она "разворачивает Съезд и Президента в противоположные стороны", и настаивая, что "эти люди заслуживают уголовной ответственности". Напомнив о том, что он неоднократно предупреждал об опасности нынешнего курса реформ, Руцкой призвал съезд "поставить точку в ориентации экономических реформ". cъезд внял предупреждениям - Гайдар первый раз уходит в отставку. По многочисленным заявкам депутатов, Президент увольняет руководителя своих советников - Геннадия Бурбулиса.

Итоги года Алеквандр Владимирович подвел словами: "Лучше бы остался летать". Но как бы задумавшись, тут же опроверг себя: "А ведь на мое место придет Шахрай, или Бурбулис, или Старовойтова... Нет, ребята, ничего у вас не выйдет".

Несмотря ни на что, популярность Руцкого была высока, и многие социологические опросы с июня 1992 показывали больший уровень доверия Руцкому по сравнению с Ельциным. Безоговорочное преимущество имел вице-президент в Сибири, в Новосибирске его "соперник" имел всего лишь 13,4<|>% положительных отзывов со стороны опрошенных.

Миттельшпиль. Новые столкновения

Пик нового обострения пришелся на выходные дни 27 и 28 февраля, когда проходил форум "Гражданского cоюза". Открыл его Президент России, "бросивший перчатку" своим заявлением о готовности покончить со "всевластием Советов". Перчатка была поднята, и сидевший в президиуме в окружении своих оппонентов - Руцкого и Липицкого - Ельцин вынужден был выслушивать переходящую в брань резкую критику в адрес политики руководимого им Правительства. Отсутствие на заседании лидеров-центристов - Вольского и Травкина - придало форуму большую контрастность и сделало Руцкого единственным центристским лидером, громившим "криминальную экономическую политику безответственных реформаторов", по которым "плачет уголовный кодекс".

Форум выполнил свою роль: Президент, публично продемонстрировав свою готовность к компромиссу, не встретил понимания и получил моральное право на самостоятельные ответные действия; вице-президент явно продемонстрировал свою претензию на власть и обосновал свою приверженность новому курсу: принятие закона о власти на переходный период, создание нового органа - Совета Федерации, который стал бы арбитром, стоящим надо всеми ветвями власти, и, возможно, явился бы функциональной заменой Конституционного собрания.

Как показали дальнейшие события, по очкам победил Ельцин.

VIII Съезд народных депутатов, созванный для принятия решения об отмене референдума, своей цели не добился - удалось лишь передвинуть референдум на две недели, на 25 апреля. Покинувшие зал заседания члены Правительства, оставшийся в зале Руцкой... Ситуация в точности повторяла ситуцию VII Съезда. Противоположным был лишь результат. Но в зале царила эйфория.

Двух недель хватило, чтобы восторг остыл. 28 марта, выступая на внеочередном IX Съезде, Александр Руцкой согласился с идеей о необходимости проведения 25 апреля референдума о доверии Президенту и досрочных выборах в октябре этого же года. Об импичменте Президенту не говорилось, но поднимался вопрос о формировании Совета Федерации из лидеров регионов и создании правительства национального согласия. Руцкой ставил вопрос и о переориентировании (а не о корректировке, на что вроде бы соглашался Президент) экономических реформ. Вице-президент явно вел предвыборную кампанию.

Всем стало ясно, что противостояние властей дошло до предела. Расчет Парламента и Руцкого на вялотекущий процесс, в случае которого победителями, безусловно, становились они, не оправдался. В своейственной ему манере Ельцин взмутил воду и повел игру к развязке. Преимущество - активность действий - было у него.

Холодная война занимала умы виднейших деятелей России.

Как всегда, впереди шла пресса, наделявшая Руцкого и его сподвижников особенно "лестными" эпитетами. Особенно почему-то доставалось Никите Михалкову. Вот лишь некоторые высказывания: "Артист... из серии тех, кому "некуда идти".., долго и плодотворно специализировался на съемках экспортного кича про загадочную русскую душу.., совсем увял и принужден был пойти в услужение к А.Руцкому на предмет его духовного... воспитания"; в результате чего получился "священный союз гусара от свиноматки А.Руцкого и евразийца от водки Н.С.Михалкова"; "Двор Руцкого эстетически неумолимо напоминает что-то вроде малины из фильма "Место встречи изменить нельзя". Был даже введен термин "руцкоподобное существо" (и все это - лишь в одной статье Максима Соколова в журнале "Столица").

"Гражданский союз" пал первой жертвой борьбы. Политического Центра не стало.

15 апреля Ельцин лишил вице-президента любимого детища - руководства аграрной реформой. Реформатор со стажем, профессиональный демократ, Гавриил Попов советовал отменить вообще институт вице-президентства, но рубить решили кусками, сначала лишив вице-президента атрибутов власти - персонального "мерседеса", большей части охраны и личного врача.

На следующий день Руцкой предпринял контратаку. День 16 апреля стал его бенефисом: ради его выступления Российское телевидение, по решению Верховного Совета, прервало свои передачи, а вечером повторило речь - уже в записи. Наутро появилась большая статья Руцкого в "Российской газете". 18 апреля Руцкой громил во время очной встречи с Гайдаром правительственные реформы. Вице-президент начал, наконец, демонстрировать чемоданы компромата.

Тем не менее рейтинг Ельцина в середине апреля превзошел рейтинг Руцкого, и, по данным службы "Мнение", в отставку Президента отправляли 20,2 процента опрошенных, а на посту готовы были оставить 67,3 процента. Соответствующие цифры у вице-президента были 35,5 и 36,0 процентов.

Итоги референдума оказались крайне неоднозначными. Но победил на нем тот, кто сумел быстрее интерпретировать результаты. Больше возможностей для этого оказалось у Президента. Народу сказали, что победил он.

7 мая 1993 года Ельцин в своем выступлении по телевидению заявил, что лишает Руцкого и остальных поручений. Тон его речи был жестким и решительным: "Еще один нелегкий и горький для меня момент. Референдум стал поражением вице-президента А.Руцкого. В последнее время от критики отдельных направлений деятельности правительства, отдельных его действий он перешел к огульному отрицанию всего, что делает Президент и исполнительная власть.

Во время подготовки к референдуму вице-президент фактически стал одним из лидеров противников реформ.

Сиитуация, когда вице-президент вступает в политическую борьбу с Президентом и его курсом_- уникальна. На такой случай ни в одной стране, в том числе и в России, даже не выработаны юридические механизмы. Но как Президент я обязан принять меры.

Я утратил доверие к Руцкому и освободил его от всех поручений, даваемых Президентом".

11 мая появились результаты: секретариат вице-президента сократился с 51 до 6 человек. Руцкой отнесся к распоряжению Президента "со значительной долей иронии".

Ситуация вступала в критическую фазу. Ельцин действовал отнюдь не осторожно. Как отмечал в "Российской газете" Борис Пугачев, хорошо знающий Александра Руцкого и бывший одно время "властителем дум", "лишение дач, машин, охраны для Руцкого как слону дробина. У Руцкого иные ставки, иное самопонимание себя как нового "народного заступника". Булавочные уколы обнаруживают только мелочность власти, меряющей людей старыми обкомовскими мерками. Но Руцкой как раз и не мальчик для битья в отличие от прошлых и нынешних президентских фаворитов. У Руцкого и у последних разный жизненный опыт. И когда Руцкой называет их "мальчиками в розовых штанишках", то тем самым он лишь констатирует дистанцию жизненного опыта - собственного афганского, когда постоянной ставкой была жизнь, и президентских плейбоев, изображающих из себя мужей государственных, и все расстройство которых в потере начальственного кресла... Господа, не травите Руцкого! Это глупо, ибо по своей сути Руцкой не чиновник для мелких поручений, а формирующийся национальный лидер, отвечающий завтрашним потребностям России. Замолчать, отряхнуть с рукава Руцкого невозможно, как это невозможно было в свое время с Ельциным".

Руцкой, потерявший союзников, ищет новых, но попадаются лишь "партия Роя Медведева" - Социалистическая партия трудящихся, Партия труда, да Всероссийская конфедерация труда. Вице-президент формулирует доктрину "демократического патриотизма" и бросается в бой, "оставаясь вице-президентом Российской Федерации, сохраняя за собой права предпринять такие шаги, в том числе и конституционного порядка, которые могут потребоваться в складывающейся ситуации".

1 июня в Московском парламентском центре началось Всероссийское совещание народных депутатов Советов всех уровней. Руцкой, лишенный всех полномочий, кроме свободы передвижения и права высказывания собственного мнения, выступил с предложением дать поручение Верховному Совету о роспуске Правительства и немедленном создании Парламентом Правительства, способного вывести страну из кризиса. Александр Владимирович торопил: "У нас такой дефицит времени, что уже через 2-3 месяца мы не сможем изменить течения процесса в должном направлении".

В ответ на такое заявление Борис Ельцин, взяв тайм-аут в 3 дня, 4 июня руками начальника Контрольного управления администрации Президента Алексея Ильюшенко нанес удар: было объявлено, что все 11 чемоданов компромата Руцкого ничего не значат: и высшее командование российских войск в Германии чисто, как водка "Смирнофф", и Дом российской науки и культуры в Берлине никому в голову не приходило трогать.

Тогда же упраздняется Федеральный центр по аграрной реформе, на создание которого столько сил положил Руцкой.

10 июня последний оставшийся в "Гражданском союзе" крупный партнер Руцкого Александр Владиславлев фактически покидает его, заявив, что "некоторые выступления вице-президента вышли за рамки центристской позиции", и позиция Руцкого, которую он разделить не может, "создает наибольшую сложность".

Обвиняя противников, в середине июня Руцкой сделал еще одну попытку прогноза - он заявил, что политика Правительства приведет в конце года к инфляции в 5000<|>%. К счастью, в этот раз он ошибся.

Почти одновременно с этим 16 июня Александр Владимирович объявил, что он передаст 11_чемоданов с фактами коррупции в прокуратуру. По его словам, по 10 эпизодам уже были возбуждены уголовные дела, а Бурбулис четырежды не являлся в суд (по повестке) для дачи показаний по делу о так называемой "красной ртути". (Кстати, на следующий день Геннадий Эдуардович категорически опроверг обвинения в уклонениях.)

Вице-президент пытался перехватить инициативу: за собственные деньги он совершает поездки в Воронеж, по Дальнему Востоку. Газеты со смаком цитируют его характеристики противников подобных, по его словам, "проходимцам, ворью и педерастам".

В то же время Александр Владимирович, видимо, морально готовил себя к отставке: "Вообще я мужик простой.., - заявлял он. - Всю жизнь - военный городок. Всегда было хозяйство. Вот я люблю с курами пообщаться, чтобы разрядиться от этой дури".

23 июля Парламент дал согласие на возбуждение уголовного дела в отношении бывшего народного депутата России Владимира Шумейко по делу о приобретении за границей детского питания.

А через неделю, 31 июля вице-президент сделал новое заявление, в котором обвинил "партию радикалов" в "насаждении в обществе предпутчевого страха".

Эндшпиль

Август начался с подготовки к объявленной Ельциным "артподготовке". Был отправлен в отставку руководитель Министерства безопасности Баранников, заподозренный в помощи Руцкому по сбору "11_чемоданов" компромата. Сегодня говорят об особой роли в подготовке "приближающегося переворота" "генерала Димы" - невесть откуда появившегося "героя нашего времени" Дмитрия Якубовского. Дворовый товарищ генерала тележурналист Андрей Караулов с чистым "иррациональным" взглядом, вопрошал его: "Дима, ответь мне, только често, ты - вор?" Звучало негромкое и честное: "Нет". Караулов не верил и, чтобы убедиться в честности героя, летел к Якубовскому в Швейцарию и Канаду снимать о нем передачи, которые шли в эфир в лучшее телевизионное время. За Якубовским высылался самолет правительственного авиаотряда, а прилетевший "дипломатический груз" - встречал в аэропорту Ерин - министр внутренних дел, главный борец с коррупцией (сменивший Руцкого) адвокат Андрей Макаров, другие большие кремлевские начальники. И все проходило очень скрытно. Виктор Баранников пытается арестовать прилетевший груз (отмеченный агентурной кликухой "Бородатый"), просит будто бы санкции на арест не где-нибудь, а в президентском кабинете, но тут выясняется, "кто больше матери-истории ценен", и начальник МБ уходит в отставку.

Стоило улететь Якубовскому домой (в Торонто), как защищать его стало некому. И на него, как положено, ночью с 10 на 11 августа, когда он гуляет с прилетевшим к нему в гости Андреем Карауловым, совершается злостное нападение. В результате пострадал личный БМВ генерала, а на месте преступления была обнаружена "черная метка" анонимного содержания, в которой говорилось, что "если Якубовский и два "петуха" - адвокат Макаров и журналист Караулов не отстанут от А.В. и Б.И. ..., то авторы этих выстрелов будут сильно разочарованы". Как отмечали очевидцы, Д.Якубовский отнесся к происшедшему "с большим юмором". А уж как другие смеялись...

Руцкой в это время посещал Орел, Брянск, Смоленск, причем делал это на свои деньги.

Прелюдия к "артподготовке" началась 18 августа. Межведомственная комиссия по борьбе с преступностью и коррупцией в пресс-центре МИДа РФ провела сенсационную пресс-конференцию, на которой предъявила "неопровержимые доказательства причастности к коррупции широко известного фонда "Возрождение", работающего под заботливой опекой вице-президента А.Руцкого". Было объявлено, что в одном из швейцарских банков был обнаружен счет, подписанный в том числе и Руцким. Предъявлены были претензии к вице-президенту и в связи с его необузданной любовью к дачам, которых у него оказалось несколько. У членов комиссии также оказались "неопровержимые доказательства, что непонятно на какие деньги Александр Владимирович строит себе хоромы".

Досталось на пресс-конференции, кроме Руцкого, "зловещей фигуре" Генпрокурора России Валентина Степанкова, по "политическим мотивам покровительствующего коррупционерам" и "обсуждавшего в телефонном разговоре возможность физического устранения Андрея Макарова". (Предъявив магнитофонную пленку, члены комиссии не сказали, кто дает санкции на прослушивание разговоров генеральных прокуроров.)

Владимир Шумейко же и Михаил Полторанин, напротив, оказались безгрешными.

Так вошли в историю министр юстиции РФ Ю.Калмыков, начальник Контрольного управления администрации Президента РФ А.Ильюшенко, начальник Государственного правового управления Президента РФ А.Котенков и начальник Управления по обеспечению деятельности Межведомственной комиссии А.Макаров. Пресс-конференцию повторили по телевидению на "бис".

Дальше все развивалось, как в детективе. Убить Макарова Степанков, оказывается, поручал Дмитрию Якубовскому, так как именно адвокат обнаружил в Цюрихе документы, позволяющие заподозрить вице-президента. На какие деньги совершались поездки и какие швейцарские банки открыли тайну своего клиента, не сообщалось.

27 августа Руцкой подает заявление на Межведомственную комиссию в Московскую городскую прокуратуру. В нем указывается, что "до августа 1991 г. А.Руцкой был председателем правления фонда всего 4 месяца. Это было сделано по просьбе Б.Ельцина. В августе 1991 г. в связи с избранием А.Руцкого вице-президентом он официально сложил с себя данные полномочия". Президентом фонда с 21 ноября 1990 г. был Б.Ельцин.

Липицкий и Владиславлев в момент, когда, казалось, нет никаких шансов найти компромисс, заявили, что "политическое выживание Ельцина возможно только в союзе с вице-президентом, так как есть очень много признаков того, что нынешнее окружение Президента, многие его бывшие соратники сегодня считают, что он выработал свой ресурс. Зная не слишком высокую разборчивость этих людей в средствах, мы предполагаем, что ими были бы предприняты соответствующие шаги, если бы по Конституции вторым человеком не был Руцкой. Руцкого, конечно, они боятся гораздо больше". Статья так и называлась: "Компромат приведет к... компромиссу".

В "День мира" (и знаний), 1 сентября 1993 года, началась обещанная Президентом "артиллерийская подготовка": "временно" отстраняются от исполнения обязанностей А.Руцкой и В.Ф.Шумейко. Отстранение первого зама председателя Совета Министров прошло тихо. Против снятия вице-президента сделали официальные заявления председатель правления НПСР Липицкий и председатель Российского социал-демократического центра Олег Румянцев.

Вечером 21 сентября в Обращении к гражданам России Президент Российской Федерации Борис Ельцин сообщил, что своей властью распустил Съезд народных депутатов и Верховный Совет. Однако статья 121.6 действовавшей Конституции недвусмысленно гласила: "...полномочия Президента Российской Федерации не могут быть использованы для... роспуска либо приостановления деятельности любых законно избранных органов власти, в противном случае они прекращаются немедленно".

В ответ на действия Президента Верховный Совет собрался на экстренное заседание. Вице-президент Александр Руцкой квалифицировал действия Бориса Ельцина как государственный переворот и заявил, что принимает на себя полномочия Президента. Дальнейшие события известны всем. Они свежи в памяти и не до конца объяснены. Сделают это, возможно, - суд, возможно, - время...

В заключение отметим два эпизода:

30 сентября Свердловский народный суд Москвы удовлетворил иск Руцкого к журналисту Андрею Караулову о защите чести и достоинства (Караулов в одной из своих передач сказал, что в Афганистане Руцкой сам сдался в плен). Суд обязал Караулова извиниться в эфире, а также выплатить Руцкому 1 млн. рублей, а журналист пожелал истцу "больше не попадать в плен"...

17 января 1994 г. Московская городская прокуратура прекратила за отсутствием состава преступления уголовное дело, возбужденное по материалам Совета безопасности РФ в отношении бывшего вице-президента России, а ныне лефортовского заключенного Александра Руцкого. Следствие пришло к выводу, что он не имеет отношения к упомянутому швейцарскому счету. Прокуратура одновременно возбудила уголовное дело по факту клеветы на всех бывших членов Межведомственной комиссии по борьбе с преступностью и коррупцией, а так же на Дмитрия Якубовского...

Заключение

Любимое занятие Александра Владимировича - рисование, скульптура. Во всех гарнизонах, где довелось ему служить, он оставил о себе память - стелу или скульптурный портрет. Уважает русских полководцев - маршала Зукова, генерала Брушлова.

Любит ретро, поэтому носит двубортный костюм (кстати генеральский мундир двубортный). Ему нравятся ретроавтомобили, ретромузыка, ретромебель. Любимый композитор - Бах, певица - Алла Пугачева. Сам учился играть на гитаре.

Дома много животных: попугаи - Федя и Маруся, натасканный для охоты спаниэль Арон ("Если жена не была бы против, завел бы зверинец."). До Афганистана был заядлым охотником, но после войны, по словам Александра Владимировича, он не можен заставить себя выстрелить, считая, что у него грех на душе: "Я воевал и нажимал на боевую кнопку". Любит рыбалку, ездит в основном в Тверскую область.

Прекрасно готовит. Пьет кофе и томатный сок. Позволяет себе "иногда по рюмке", предпочитает "смирновскую водку".

По примеру президентов увлекается увлкается теннисом. Три раза в неделю старался попать на корт и потолкать "железку" (тренируктся со штангой), из-за этого чувствовал себя хорошо ("Когда же призывали в армию в Канске, по его словам, был "дохляком").

Выработал свою систему дипломатических отношений: "Да, я не протокольный человек. Перед официальными встречами стараюсь узнать, какое у того или иного государственного деятеля хобби, чем он увлекается, интересуется. И, вы знаете, это людей подкупает, сразу завязывается живое общение. Наша встреча с Гонсальезом продолжалась два часа, с королем Испании - два с половиной, хотя люди этого уровня редкоуделяют столько времени представителям других государств. С руководителями многих стран веду дружескую переписку, с президентом Египта, например, Мубараком, он мой коллега - тоже летчик".

В России дружил с Владимиром Винокуром, Юрием Николаевым (ведущим "Утренней почны" (звезды) и Юрием Антоновым. Любит немного ироничных, остроумных людей. Закадычные друзья с Никитой Михалковым.

Женат был дважды. Первая - кандидат наук Нэлля Владимировна Золотухина. Поженились в 1969 г. в Барнауле, когда Александр Владимирович был курсантом (отец Золотухиной преподавал в училище), через два года, в день выпуска Руцкого из училища родился старший сын - Дмитрий. Развелись в 1974 г., сохраняют хорошие, дружеские отношения. Вторая жена - Людмила Александровна (познакомились еще в Борисоглебске) - модельер, президент фирмы "Вали-мода" Валентина Юдашкина, была дружна с супругой Юрия Лужкова.

Разные люди дают ему похожие характеристики.

Марина Шакина ("Новое время", март 1992 г.): "Неровен в общении, зависит от настроения, имеет такой грех - за глаза говорит одно, в глаза другое, причем нередко в присутствии одних и тех же людей.

Руцкой чрезвычайно работоспособен - может трудиться по восемнадцать часов в сутки. Быстро учится новому. Имеет стремление к самообразованию. По некоторым отзывам, пьет мало (?!.) Некоррумпирован. Слаб к лести.

Ключевой вопрос: умен ли Руцкой? Многие - в основном из среды "высоколобых" демократов - склонны оценивать интеллектуальный потенциал вице-президента невысоко. Но справедливости ради следует отметить, что в России нет ни одного сколько-нибудь заметного политика, которого не считали бы недалеким.

Люди, знающие его и работающие с ним, свидетельствуют, что Руцкой, несомненно, человек очень способный - две военные академии с отличием. Восприимчивый, схватывающий все на лету..."

Владислав Шурыгин ("День", июль 1992 г.): "Александру Владимировичу не откажешь в силе воли, настойчивости, напоре. Это сильный и цельный человек. Трудности, с которыми он сталкивается, лишь распаляют его характер бойца.

Руцкой обладает отличной памятью, может везде уяснмть главное, важное для себя. Обладает обаянием лидера, умея внушить окружающим веру в себя, увлечь за собой.

Слабость Руцкого в его прагматизме. Он верит только в то, что видит, что может понять, осознать и "пощупать". Ему чуждо "синтетическое" мышление, его ум не принимает понятия "идеального". Мир Руцкого предельно материален, и основа этого - он сам.

И в этой замкнутости - самое уязвимое место Руцкого-политика. Не верящий некому, А.В. не способен быть стратегом и вести многоходовую политическую игру. Отличный тактик, мастер ближней цели (защита "Белого дома", эффектная поездка в Приднестровье), он теряется и блекнет в достижении среднесрочных и дальних целей."

Анатолий Салуцкий ("Российская газета", июль 1993 г.): "В этом смысле любопытен пример Руцкого. Два года назад, когда на пленуме ЦК РКП его исключали из партии, Руцкой молотил с трибуны такую "несвязуху", что "СовРоссия" полностью, без правки, дала его речь, дабы выставить в смешном свете. Но уже через полгода в "телезнакомстве" Руцкой предстал совсем иным человеком - складно говорящим и четко мыслящим. А сегодня его ораторские экспромты вполне отвечают стандартам серьезного политического деятеля. Заметно, что Руцкой обладает свойством быстрой "обучаемости", - это профессиональная черта летчика, преломившаяся в политике."

ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ

Григорий Явлинский родился 10 апреля 1952 года во Львове в семье боевого офицера. Отец Явлинского, Алексей Григорьевич - воспитанник Макаренко, начал войну рядовым на Северном Кавказе, участвовал в Керченском десанте, Крымской операции, дошел до Праги. Всю свою жизнь проработал с беспризорниками. Умер в 1981 году.

Мать Явлинского, Вера Наумовна, более тридцати лет преподавала химию. Сейчас на пенсии, живет во Львове с семьей младшего сына.

Женат двадцать пять лет. У Явлинских два сына — 24-х и 14-ти лет, Михаил и Алексей.

С 17-ти лет работал почтальоном, штамповщиком, слесарем-электриком на стекольной фабрике; закончил вечернюю школу рабочей молодежи. В 1968-1969 годах — чемпион Украины по боксу среди юношей.

В 1973 году окончил Московский институт народного хозяйства им. Плеханова и поступил в аспирантуру. Кандидат экономических наук по специальности экономика труда (диссертацию защитил в 1978 году).

С 1976 по 1980 год был старшим инженером ВНИИУуголь. Работал на шахтах и угольных разрезах производственных объединений Кузбассуголь, Челябинскуголь. Затем заведовал сектором в НИИ Труда.

После написания в 1982 году книги “Проблемы совершенствования хозяйственного механизма в СССР” о неизбежности кризиса в экономике и необходимости совершенствовании хозяйственного механизма, подвергался преследованиям, тираж книги был уничтожен, а рукопись изъята.

В 1986 году подготовил проект закона о государственном предприятии, отвергнутый как слишком либеральный Гейдаром Алиевым, тогдашним заместителем предсовмина СССР.

С 1989 по 1990 годы заведовал сводным экономическим отделом Совета Министров СССР, Секретарем Государственной комиссии Совмина СССР по экономической реформе. Участвовал в подготовке экономической программы правительства Рыжкова-Абалкина, однако его предложения в окончательный вариант программы не вошли.

Весной 1990 года вместе со своими молодами сотрудниками Михаилом Задорновым и Алексеем Михайловым подготовил проект программы экономической стабилизации и радикальных экономических реформ “400 дней”. Авторы пытались остановить уже наметившийся распад СССР, предлагая наиболее логичный и последовательный выход из экономического кризиса. “400 дней” строилась как изложение технологии последовательных преобразований день за днем. Летом 1990 г. Явлинский становится заместителем Председателя Совета Министров РСФСР Ивана Силаева.

Борис Ельцин, в то время Председатель Верховного Совета РСФСР предложил программу Явлинского для совместного осуществления Президенту Михаилу Горбачеву, но уже под названием “500 дней”. Однаком под давлением правительства Николая Рыжкова в октябре 1990 года программа была отклонена. В итоге, Явлинский из-за несогласия с избранным способом проведения реформ впервые в советское время подал в добровольную отставку руководитель такого уровня.

В январе 1991 года Григорий Явлинский создал и возглавил негосударственный исследовательский институт ЭПИцентр (Центр Экономических и Политических исследований), в котором сумел объединить молодых экономистов, социологов, обществоведов. Именно из недр ЭПИцентра в мае 1991 года вышла программа “Согласие на шанс”, которая предлагала конкретные шаги по интеграции советской экономики в мировую.

После августовского путча назначен заместителем председателя Комитета по оперативному управлению народным хозяйством СССР. На этой должности подготовил Договор об экономическом союзе республик, который предполагал банковский, таможенный и платежный союзы, финансовую резервную систему, договоренности о защите взаимных инвестиций, целый ряд социальных проектов, связанных с перераспределением рабочей силы и сохранял на территории СССР существующие хозяйственные связи и общий рынок. Договор был подписан 10-ю республиками СССР за исключением стран Балтики, Грузии и Азербайджана. Однако в российском руководстве верх взяла иная точка зрения: страна настолько богата ресурсами, что в одиночку способна построить сильную процветающую экономику, ей не нужны “нахлебники” - экономически менее развитые республики СССР.

Главную же роль в судьбе Договора сыграла личная борьба за власть на постсоветском пространстве между президентами России и СССР. В связи с намерением Бориса Ельцина снять подпись России под этим Договором Явлинский отказался от поста и.о. премьер-министра России, занятого впоследствии Гайдаром.

В 1992 году вместе с Борисом Немцовым приступил к практическому выполнению своей программы реформ в Нижегородской области “Нижегородский пролог”. Результаты этой работы: уровень преступности в области - один из самых низких в стране, обычный набор продуктов стоит в Нижнем Новгороде гораздо дешевле, чем в среднем по России, доходы жителей выше и растут быстрее.

В феврале 1993 года Явлинский заявил о том, что тип отношений с Верховным Советом, избранный президентом, может привести к катастрофе. Первым из демократов указал на необходимость готовить демократическую альтернативу Борису Ельцину. Накануне штурма был в Доме Советов и убеждал Александра Руцкого ради недопущения кровопролития прекратить сопротивление. Осуждение роли Ельцина в трагических событиях октября стало причиной разногласий с рядом демократических движений.

В октябре создал предвыборный блок, который на декабрьских выборах прошел в Государственную Думу как демократическая оппозиция Борису Ельцину.

Руководил подготовкой программы “Московская приватизация” для Москвы,

Явлинский всегда последовательно и бескомпрмисно выступал против силового решения чеченской проблемы, считая что политики обязаны уметь договариваться. После первого штурма Грозного (26.11.94.) в начале декабря 1994 года вместе с депутатами фракции “Яблоко” ездил в Грозный и добился освобождения российских военнопленных. Сразу после ввода войск в Чечню предупреждал, что эта “операция” будет стоить жизни многих россиян.

После эскалации военных действий призвал Ельцина уйти в отставку, что стало бы основой мирного урегулирования в Чечне. В продолжении всей кровавой войны фракция Явлинского неоднократно предлагала принять комплекс законов, способных остановить войну, но не была поддержан Государственной Думой. В июне после теракта в Буденновске поставил вопрос о недоверии правительству.

Возглавил учрежденное в январе 1995 года Общественное объединение “Яблоко”. На парламентских выборах 1995 года объединение Явлинского стало единственной демократической гражданской организацией, прошедшей в Государственную Думу.

После трагических событий в поселке Первомайский фракция Явлинского начала сбор подписей для вынесения вопроса о вотуме недоверия правительству.

На третьем съезде Объединения “Яблоко”, на котором были представлены 60 региональных организаций, Явлинский был выдвинут кандидатом на пост президента России.

Явлинский — автор многих книг, научных трудов и статей.

Федоров Святослав Николаевич

Председатель Партии самоуправления трудящихся, Президент Союза арендаторов и предпринимателей Рсосии,

Генеральный директор Мехотраслевого научно-технического комплекса (МНТК) “Микрохирурния глаза”

Родился 8 августа 1927 года в г.Преоскурове (ныне Хмельницкий) на Украине в семье камандира Кавалерийского полка Красной армии, русский. Его отец был репрессирован в 1938 году и приговорен к 17 годам лагерей.

После окончания школы поступил в 1943 году в Ереванское подготовительное авиационное училище, однако не смог его закончить, так как в 1945 году, в результает несчастного случая, потерял ступню. В 1952 году окончил в Ростове-на-Дону медицинский институт (РМИ).

В 1958 году защитил кандидатскую диссертацию, в 1967 году - докторскую.

Работал врачом в станице Вешенская Ростовской области и г.Лысьва Свердловской области. В 1957 гоуд закончил ординатуру РМИ. С 1958 года работал заведующим клиническим отделением в Чебоксарском филиале Государственного института глазных болезенй им.Гельмгольца. В 1960 году создал искусственный хрусталик и провел экспериментальную операцию имплантации искусственного хрусталика. В результате конфликта с директором филиала Федоров был уволен, а его исследования были объявлены ненаучными. Благодаря публикации в “Известиях” статьи А.Аграновского был восстановлен на рабоет. В 1961-10967 годах работал в г.Арханегльске заведующим кафедрой глазных болезней мединститута.

В 1967 году был переведен в Москву и возглавил кафедру глазных болезенй и проблемную лабораторию по имплантации искусственной роговицы. В 1973 году впервые в мире разработал и провел операции по лечению глаукоиы на ранних стадиях (метод склеропластики, впоследствии получивший международное признаине).

В 1974 году возглавляемая Федоровым лаборатория выделилась из института и получила название Научно-исследовательской лаборатории экспериментальной и клинической хирургии глазаМинистерства здравоохранения РСФСР. В том же году Федоров начал проводить операции по лечеию и коррекции близорукости нанесением перединх дозированных разрезов на роговицу по разработанной им методике. Эта методика впоследствии широко применялась в клиинке Федорвоа и ее филиалах, а также за рубежом, хотя подвергалась критике и не является общепризранной в медицинском сообществе - в частности из-за того, что Федоров отказался предоставить статистические данные, касающиеся отдаленых последствий операции. Тем не менее в мире, в общей сложности, проведено уже свыше 3 миллионов таких операций.

В 1979 году ан базе лаборатории был создан Инситтут микрохирургии глаза, директорм которого стал Федоров. В должности директора он ввел ряд новшеств, таких, как медицинский хирургически йконвейер (операцию проводят несколько хирургов, причем каждый делает строго определенную ее часть, а главный этап операции выполняется самым опытныи хирургм), передвижыне операционные на базе автобусов и другие. Неоднократно выступая в прессе с середиын 1970-х годов, Федоров обещал уничтожить близорукость в СССР и во всем миер. Среди пациентов Федорвоа были многие руководители СССР, что давало ему возможность вести себя независимо. По собственой инициативе он без очереди оперировал находившуюся в опале писательницу Лидию Чуковскую, а также молодого историка Дмитрия Юрасова (составителя подпольной картотеки жертв сталинских репрессий).

В эпоху перестройки клиинка Федорова продолжала развиваться. Специальным решением правительства Николая Рыжкова в апреле 1986 года на базе института был создан Межотраслевой научно-технически йкомплекс “Микрохирургия глаза” (МНТК). Парва МНТК для того времени были беспрецедентны: он имел валютный счет, мог обслуживать зарубежных пациентов, самостоятельно устанавливать численность сотрудинков и зарплату им, вести хозяйственную деятельность вен медициын (например, заинматься сельским хозяйством). После этог постановления Центр Федорвоа стал почти полностью независимым от Министерства здравоохранения. Практически было создано закрытое акционерное общество производителей. Это позволило поднять производительность труда на 450%.

Федоров ведет активное строительство филиаллов МНТК по всей стране и за рубежом (в Италии, Польше, Германии, Испании, Йемене, ОАЭ), оборудовал морское судно - офтальмологическую клиинку “Петр I”, плавающее по Средиземному морю и Индийскому океану.

Весной 1990 года Федорво получил для подсобного хозяйства МНТК землю в Московской области. 28 октябяр 1992 года было зарегистрировано акционерное общество закрытого типа “Протасово МГ”, которое является юридическим собственником этой земли. Президентом общества является Федоров.

Был членом КПСС с 1957 по 1990 год.

В 1989 году был избран народным депутатом СССР по квоте КПСС. Весной 1989 года, до проведения I съезда народных депутатов СССР, был одним из инициаторов создания Московского депутатского клуба. Многие наработки этого клуба были использованы на I съезде демократически настроенным идепутатами, вошедшими впоследствии в Межрегиональную депутатскую группу. В Верховном Совете входил в Комитет по вопросам экономической реформы. На II съезде анродных депутатов СССР был одним из 17 депутатов, избранных от КПСС, которые голосовали за отмену 6-й статьи Конситтуции, предусматривавшей руководящую роль КПСС.

В июне 1990 года на первом съъезде Союза арендаторов и предпринимателей РСФСР был избран его президентом (на втором съезед Союза арендаторов и предпринимателей России в марте 992 года у Союза появился второй сопроезидент - Павел Бунич).

На I сессии Верховного Совета РСФСР Борис Ельцин официально предложил депутатам три кандитатуры ан пост Председателя Совета Министров: Ивана Силаева, Михаила Бочарова и Святослава Федорова, который сразу же, поблагодарив за доверие, отказался баллотироваться.

В 1990 году вступил в Демократическую партию Рсосии (ДПР) и некоторое время был членом ее привления.

В июле 1991 года вместе с Николаем Травкиным, Сергеем Шаталиным, Евгением Амбарцумовым, Станиславом Говорухиным, Шодмоном Юсуповым и др. выступил с обращением о создании межреспубликанской Объединеной демократической парии (ОДП). Был сформирован Оргкомитет ОДП во главе с Шаталиным, но партия создана так и не была.

С февраля 1991 года входил в Высший консультативно-координационный совет при Председателе ВС РСФСР, позже переименованный в Высший Консультативный совет (ВКС) при Перзиденте РФ (в заменивший ВКС в феврале 1993 года Президентский Совет Федоров включен не был).

В октябре 1991 гоад Федоров рассмотривался в качестве одного из вероятных кандидатов на пост премиер-миинстра России, однако от предложения занять этот пост отказался.

Летом 1992 года участвовал в создани Фонда поддержки правительства народного доверия, учрежденного по инициативе группы председателей районных советос Москвы, и вошел в его правление (председатель - бывший нардный депутат СССР Владмимр Беляев). Фонд был задуман его организаторами как надпартийный центр политического влияния, и его создатели предполагали, что Фонд будет добиваться включения в правительство компеетнтных и профессионально подготовленных политиков и специалистов - или смены правительства. По словам Федорава, Фонд собиарлся выполнять функции своеобразного “отдела кадров правительства”. Дальнейшего развития эта инициатива, однако, не получила.

В июен 1992 года вступил в Партию экономической свободы (ПЭС). После этого лидер партии Константин Боровой отказался от единоличного преседательства и учредил институт сопреддседателей ПЭС (Боровой, Федоров и Виктор Золотарев). Осенью 1992 года ПЭС выдвигала кандидатуру Федорова на пост мэра Москвы на выборах, которые предполаагалось провести в декабре 1992 года, но он баллотироваться отказался из-за невозможности “передать собственност на орудия производства в руки трудящихся”, без чего, по его мнению, “реформы идти не могут”.

В июне 1994 года вышел из Партии экономической свободы из-за безоговорочно йподдержки Боровым “президентского” проекта новой Конституции, который Федоров считает “монархическим”, дающим президенту чрезмерно большую власть.

В сентябре 1993 гоад подписал от имени сотрудников МНТК “Микрохирургия глаза” письмо Президенту Ельцину с требованием отменить указ о роспуске парламента и восстановить системы жизнеобеспечения Белого Дома (“Самые жестокие властители мира топили врагов своих в крови. Вы же ... реишли утопить своих - проситте, в фекалиях?”).

В октябре 1993 гоад вошел в список кандидатов в депутаты Государственной Думы от избирательного объединения Российского Движения демократических реформ (РДДР) Гавриила Попова - под вторым номером (после Анатолия Собчака). Список не преодолел 5% барьер.

В сентябер 1994 года вошел в оргкомитет Единого движения социал-демократии (председатель оргкомитета Александр Яковлев).

28 января 1995 года провел учредительный съезд Партии народног самоуправления (ПНС), идею создания которой выдвинул еще весной 1994 гоад. Избран председателем ПНС.

В январе 1995 гоад заявил на пресс-конференции, что “готов баллотироваться в президенты”. В Государственйо Думе в январе 1995 года образовалось не претендующее на официальный статус депутатское объединение “Гражданская инициатива”, в Заявлении которой “совокупность идей, предлаагемых Святославом Николаевичем Федоровым” названа “разумной альтернативой существующему многообразию взаимно противоречащи рецептов вывода России из кризиса” (Заявление подписали 15 депутатов - Татьяна Черторицкая, Виктор Бородин, Владимир Катренко и др.).

Причину енизменности состояния упадка в стране видит в сохраняющемся делеини общества на два класса - работодателей-управленцев и наемных работников без собствености. Выступает за передачу средств производства турдовым коллективам и за решающее участие работников в управлении предприятиями и распределении прибыли. Пирватизацию посредством ваучеров анзвал “бредовой затеей”.

С пиететом отнгосится к бывшему военному диктатору Чили Пиночету, которого однажды назвал “человеком с сердцем, умом и душай Хирста”. Считал, что президент России должен иметь мундир Пиночета и сердце Христа.

Член Международног о Русского клуба (президент клуба - Михаил Бочаров).

Пердседатель совета “Росмедбанка” (с 1992 года).

Академик Российскй Академии медицинских наук (РАМН), член-корресппондент Российской Академии наук (РАН), действительный член Россицйской Академии естественных наук (РАЕН).

Автор более 180 изобретений. Имеет звание “Заслуженный изобретатель СССР”. Герой Социалистического труда (1987), является лауреатом Золотой медали АН им.Ломоносава, лауреатом премицй Палеолога и Оскара (США).

Владеет английским языком.

Увлекаетс яверховой ездой, плаваинем, охотой.

Женат, имеет четырех дочерей: Иирна - глазной хирург, кандидат медицинских наук, Юлия - глазной хирург, окончила медицинский институт, Ольга - заканчивает клиническую ординатуру по офтальмологии, Элина - филолог-испанист, окончила филологический факультет МГУ.

С. Юшков Один из нас (А.Лебедь)

Александр Иванович Лебедь родился 20 апреля 1950 года в городе Новочеркасске - столице Всевеликого Войска Донского, в семье простогорусского рабочего.

Отец, Иван Андреевич, в 1937 годуполучил пять лет лагерей за два опоздания на работу. Проведя 2 гола в лагере, попал с началом войны с Финляндией в штрафной батальон, из которого был переведен в обычную армейскую часть после завершения кампании и прослужил в армии всю Великую Отечественную войну. Умер в 1978 году от последствий фронтовых ранений.

Мать, Екатерина Григорьевна, всю свою трудовую жизнь проработала на телеграфе в Новочеркасске, где иживет сейчас на пенсии .

С начала 10-го класса Александр Лебедь стал готовитьсяк поступлению в летное Качинское училище. Но после третьего подряд отказа придирчивой летной медкомиссии по причине подростковой травмы пришлось сменить свой выбор .

Ближе к небу были только десантные войска, и в 1969 году Александрпоступает в Рязанское высшее воздушно - десантное командное дважды Краснознаменное училище им. Ленинского Комсомола.

Курсант Лебедь выделялся на фоне однокурсников, и как один из двух лучших выпускников училища, был оставлен в нем для службы на должности командира взвода.

В феврале 1971 года он женился на Инне Чирковой, брак с которой принес ему двух сыновей и дочь.

Восемь лет Александр Лебедь преподавал в училище

С 1981 годакапитан Лебедь служит в Афганистане применяя свои знания в реальном бою.

Майор Лебедь покинул землю Афганистана в 1982 году, поступив в Военную академию им. М.В. Фрунзе. От Афгана остались чувство боевого братства и общая боль от обиды, - не на Родину, а на больших и маленьких чиновников, говорящих от имени государства: "Я вас туда не посылал!".

Через три года он с отличием закончил обучение, и был назначен командиром 331-го парашютно-десантного полка в Кострому. За год с небольшим разболтанная и запущенная часть стала образцовой, а ее командир - подполковником. Энергичного офицера ждало новое назначение - заместителем командира 76-й воздушно-десантной дивизии.

Год и три месяца прослужил Александр Лебедь в Пскове, и в марте 1988 года принял под командование Тульскую воздушно-десантную дивизию. В во время армяно- азербайджанского конфликта один из полков дивизии Лебедя стоял в Сумгаити. Десантники разводили озверелые толпы, разоружали экстремистов, старались сохранить Великую страну от распада.

Время показало - свободные соседи не стали счастливее и зажиточнее без России. Ныне Россия оплачивает их суверенитетсвоей нефтью и газом, металлом и лесом, выделяет им миллиардные кредиты и охраняет их внешние границы. Но Россия на пределе, и только нынешняя власть, принявшая самое активное участие в разрушении СССР, сохраняет это унизительное положение.

Советский Союз уничтожила переродившаяся партийная верхушка, решившая разбежаться по национальным квартиркам. Обещая людям демократию, достаток и соблюдение прав человека, архитекторы перестройки готовили развал государства, дикий передел собственности, ограбление и унижение народов. Древний принцип ''разделяй и властвуй" использовали, чтобы натравить армян на азербайджанцев, узбеков - на турок-месхетинцев, грузин - на осетин и абхазов, и всех на свете - на русских. Пресса и телевидение объявили информационную войну собственной армии. Ложь о Тбилиси, Баку и Вильнюсе тиражировалась миллионами экземпляров, а оклеветанным военным не давали возможности оправдаться.

Уже к 1990 году генералу Лебедю стало ясно, что армию и саму страну ведут к гибели. Единственным способом высказать свое мнение стал последний в истории КПСС съезд.

На нем командир Тульской дивизии задал вопрос всесильному секретарю ЦКА.Яковлеву: "Сколько у вас лиц?" Попытка прояснить ситуацию у растерявшегося руководителя партии не удалась. Мастер номенклатурных интриг не ответил на прямолинейный вопрос офицера, а безвольная масса участников партсъезда не разделила тревогу Александра Лебедя о судьбе государства.

Эти тысячи партийных и правительственных бюрократов через год поставили страну на грань гражданской войны. Августовский путч 1991 года. По разные стороны баррикад оказались высшие государственные чиновники - ГКЧП с одной стороны, и новое поколение политиков, называвших себя демократами - с другой.

Измученные горбачевской безответственностью и неопределенностью руководители СССР решились на неподготовленную авантюру - введение чрезвычайного положения. Ельцин и его команда будущих реформаторов с радостью использовали сложившуюся ситуацию.

Баррикады выросли вокруг столичного Дома Советов. Они появились бы и на каждой улице каждого города Советского Союза, если бы организаторам этой величайшей провокации удалось втянуть в противостояниеармию. Заместитель командующего ВДВ генерал Лебедь оказался в гуще событий. По Устному распоряжению генерала Грачева он занял с батальоном десантников позицию у стен Дома Советов. Приказов не поступало, приходилось принимать решение самостоятельно. Генерал Лебедь не стал воевать против народа и сделал все, чтобы кровь соотечественников не пролилась. Гражданская война не состоялась потому, что в решающий момент у баррикад оказался решительный и трезво мыслящий офицер.

Ничто не мешало Александру Лебедю примкнуть к победителям. Первым присягни на верность Ельцину и ровная дорога наверх по служебной лестнице обеспечена. Сфотографируйся он в обнимку с Борисом Николаевичем,и слава защитника "Белого Дома" была бы оглушительной. Фамилия Лебедя и так мелькала во всех газетах, звучала по радио и телевидению. Но разум и честь офицера подсказала - в гражданских войнах и путчах победителей не бывает, награды за победу над своей страной принимать нельзя.

Горькое подтверждение правоты генерала Лебедя - это реки крови, пролитые у того же Дома Советов через два года, в 1993-м. Истерика руководства с обеих сторон. Приказ Руцкого: "На штурм Останкино!", и слова нижегородского реформатора Немцова: "Давите из Виктор Степанович...".Сотни изуродованных трупов и медали на груди у танкистов, расстрелявших Верховный Совет - так выглядит победа правительства реформаторов.

В июне1992 года войска дивизионного генерала Косташа залили кровью Бендеры. Сотни убитых, тысячи раненых молдаван, русских, украинцев. Разграбленные заводы и больницы, уничтоженные водозаборы, телефонная связь и освещение города. Размещенная в Приднестровье 14-я общевойсковая гвардейская армия отсиживалась за колючей проволокой гарнизонов.

На защиту своих семей вставали ополченцы, в Приднестровье прибывали казаки и другие добровольцы из России. Противник подтягивал технику, вербовал румынских летчиков, снайперов-наемников. Спираль войны раскручивалась все быстрее. Только решительный командир 14-й армии мог взять ситуацию под контроль. Неткачев был отстранен.

Под псевдонимом "полковник Гусев" в Тирасполь вылетел Александр Лебедь. На земле Приднестровья он действовал так, как привык -моментальная оценка обстановки и жесткая, бескомпромиссная защита народа Приднестровья всей мощью вверенной ему 14-й армии. Но не только армейская артиллерия и дипломатический талант командующего остановили войну. Лебедь рассказал правду о творившемся геноциде. Раз за разом повторяло телевидение его слова: "На территории Приднестровья нет ни посткоммунистического, ни прокоммунистического, ни неокоммунистического режима. Здесь просто живут люди, которых теперь систематически, иезуитски, зверски уничтожают. На эту благодатную землю легла тень фашизма."

Российское руководство не смогло дальше игнорировать происходящее. Ясно выраженная позиция русского генерала была понята всем миром как позиция самой России, как мнение Великого русского народа. С этим не считаться было нельзя, и война прекратилась.

До лета 1995 года генерал Лебедь оставался в Приднестровье, гарантируя своим присутствием мир и спокойствие. За это время ему удалось создать стройную систему боевой подготовки войск, накопить опыт управления ими в сложнейших условиях. Командующий выполнял все нормативы вместе с подчиненными солдатами и офицерами, - прыгал с парашютом, стрелял, водил боевые машины. Сотни политических, экономических, социальных проблем вставали перед Александром Лебедем, и все их приходилось решать без помощи извне.

Этот опыт мог помочь в реформировании всей российской армии, но у руководства министерства Обороны были другие планы. Армию, которой командовал Лебедь, было решено переформировать и вывести из Приднестровья. Своей рукой разрушать то, что упорно строил три года, генерал Лебедь не стал. Он написал рапорт об отставке, и отставка была принята Президентом Российской Федерации.

Применение своим силам, знаниям, опыту Александр Лебедь нашел в политике. Не потому, что это занятие нравится ему больше, чем служба Родине в рядах Российской Армии. Всю сознательную жизнь генерал Лебедь защищал Россию как военный, теперь он отстаивает интересы народа России как депутат Государственной Думы, избранный по Тульскому одномандатному округу.

Живет Александр Лебедь в обычной московской трехкомнатной квартире. Не нажил генерал за четверть века службы ни дачи, ни личного автомобиля, зато семья у него большая и дружная, - два сына и дочь, два внука - мальчик и девочка. Старшие дети окончили Политехническийинститут в Туле, младший сын заканчивает обучение в Тверском суворовском училище. Во время каждого отпуска генерал Лебедь выкраивал время, чтобы навестить в Новочеркасске мать, посетить могилу отца. Семейное согласие, органичная связь поколений и поддержка родственников, позволяют Александру Ивановичу отдавать все силы защите интересов народа России.

На переломном этапе развития любой страны ее лидер должен быть не просто знающим экономистом или опытным юристом. Такие руководители хорошо справляются с делом в стабильно развивающейся, благополучной стране. Чисто экономические методы управления хозяйством или разумное законотворчество совсем недостаточны для спасения страны из пропасти кризиса.

Решения от лица государства должен принимать безукоризненно честный человек с большим жизненным опытом. Военачальник и государственный деятель, хорошо разбирающийся в людях и способный найти выход из самого тяжелого положения.

И именно в Александре Лебеде видят такого лидера граждане выдвинувшие его кандидатом в президенты России.

Комментарии:
Быстрый доступ