Иная правда об октябре-93. Письмо в "АиФ" от Олега Румянцева

в "Аргументы и Факты" В.А.Старкову, А.И.Угланову

ИНАЯ ПРАВДА ОБ ОКТЯБРЕ-93

/ПИСЬМО В АИФ от ОЛЕГА РУМЯНЦЕВА/

Уважаемые Владислав Андреевич и Андрей Иванович!

Предлагаемые ниже строки - ответ на публикацию А.Угланова в АИФ номер 40 (октябрь 1994). Публикацию, страдающую серьезными неточностя­ми и нуждающуюся в дополнительном освещении иной точки зрения.

Пишу Вам как к бывшим своим коллегам по депутатскому корпусу Рос­сии: мы вместе с Вами несли ответственнейшее бремя в 1990-1993 годах, в трудное время ломки и созидания. Вместе прошли все Съезды - за иск­лючением десятого чрезвычайного (внеочередного), последнего... Вы и я - мы вместе в ответе за то, что в итоге привело к государственному пе­ревороту 21.09.93 и гражданской войне 3-4.10.94.

Помню, как мы вместе, полные надежд и вдохновения, готовили пер­вую публикацию проекта Конституции России в октябре 1990 года. "АиФ" побил все мыслимые мировые рекорды: 36 млн экземпляров осенью-90 и еще 27 млн - в апреле-92. Тогда Вы завоевали звание "народной газеты" и по праву получили весомую поддержку Верховного Совета РСФСР, позже в оголтелом раже нигилизма получившего ярлык "красно-коричневого".

Трагедия осени-93 была закономерной. А разве могло быть иначе, если в течение всего 1993 года осуществлялась многоплановая подготовка к столкновению? Демократы побежали из Парламента, зачастую не спонтан­но, исход усиленно направлялся и весомо стимулировался Кремлем. Созна­тельно ослаблялся коллективный мозг высшего представительного собра­ния. А почему? Да потому, что последствия ошибочного курса становились все более очевидными и меньшинство уже не могло проводить свои реше­ния. Вместо достойного перехода в оппозицию, меньшинство решило силой сохранить власть. В условиях невероятной лжи и дискредитации в СМИ каждодневно падал не престиж Верховного Совета - подрывался сам прин­цип народного представительства. Тот самый принцип, за который боро­лись поколения русских политиков.

И тем не менее, в стенах Парламента в дни переворота было доста­точно здравомыслящих людей. И были приняты необходимые решения о поли­тико-правовом обеспечении выхода из кризиса, проведения досрочных пе­ревыборов в феврале 1994 года. Этого требовали и регионы, и Конститу­ционный Суд РФ, и наши избиратели. К началу октября-93 настроения в обществе также стали склоняться к этому "нулевому варианту".

Но узурпаторы и их кукловоды, подвластыне лишь собственным подс­пудным страхам и комплексам не захотели такого исхода. Их экстремизм нашел благотворную почву в лице радикалов противоположных убеждений. Жестокой рукой были спланированы и осуществлены события 3-4 октября.

Вы обвиняете в случившемся А.В.Руцкого, приводите его слова "По­давить огневые точки в здании". А теперь представьте картину: толпа идет к Дому Советов, оцепление (дивизия Дзержинского) заранее получило приказ - сняться с оцепления.В здании мэрии - вооруженные люди, деяте­ли администрации и охранники печально известных коммерческих структур ("явление закономерное..."). Ликующая толпа доходит до б.здания СЭВ и - оттуда по ней идут выстрелы, несколько человек убито. Все это - на глазах как защитников Дома Советов, так и решительно настроенной пуб­лики. Решительно - ибо в предыдущие дни хладнокровно изувечено нес­колько гражданских лиц, прорывавшихся сквозь оцепления к Дому Советов РФ.

Итак, слишком много свидетелей - кто пролил кровь первыми.

Вы ждали другого приказа, нежели "подавить огневые точки"? Может быть, надо было подставить другую щеку? Что же, ее подставляли и изби­ратели, и народные депутаты, и сотрудники Белого Дома, не взявшие - в отличие от засевших в мэрии провокаторов - до самого конца оружия в свои руки. Они оказывали сопротивление насильственной узурпации власти - в соответствии с правовой традицией, выработанной веками цивилизации.

Комментарии:
Быстрый доступ